Хочу удо

Главная / Хочу удо

Цена за УДО может быть любой, но она всегда делится на 3

Вот вам история Оли, за семью которой я реально боюсь

Уж сколько раз твердили миру: условно-досрочное освобождение — это право осужденного, которое неизбежно наступает при отбытии им определенной части срока, и лишить зэка этого права могут только исключительные обстоятельства. Так написано в законе, так разъясняет Верховный суд. Таковыми исключительными обстоятельствами не могут быть взыскания — это всё художественный свист, о чем тоже говорится в материалах пленума Верховного суда. Более того: УДО — это не свобода, это не отмена наказания. УДО — это изменение меры наказания. Оно, наказание, продолжается, просто человек может вернуться в семью, устроиться на работу и прекратить тратить бюджетные деньги на свое содержание в зоне или тюрьме. Но нет. Само по себе УДО стало механизмом развращения судов, администраций и прокуратур. Ведь именно эти три источника и три составные части беззакония и определяют судьбу осужденного.

Любой зэк знает прейскурант на УДО в регионе, где он сидит. Цена может быть любой, но она всегда удивительным образом делится на 3: например, 210 000 рублей. Постороннему человеку вот эти вот 10 тысяч кажутся какой-то накруткой. Но нет: просто 210 — это 70х3. Администрации учреждения, суду, прокуратуре.

Нет в России такого региона, где за УДО не брали бы деньги, — судя по письмам и документам, стекающимся в «Русь сидящую». Но одно из писем произвело на меня сильнейшее впечатление. Я обычно не соглашаюсь иметь дело с людьми, кто отказывается называть свое имя и номер колонии. Здесь всё это было. И я убираю данные сознательно, хотя автор письма прислала мне все документы, включая договоры с медиками. Я боюсь за эту семью, реально боюсь.

«Оля, здравствуйте. За что сидит мой муж — отдельная история (ст. 159 ч. 4.). Но я не об этом. А о жгучем желании выйти по УДО без взяток.

Срок нам определили 7 лет 11 месяцев. Сидим 6 лет 7 месяцев. Казалось бы, на УДО сам Бог велел. Но нет. В июле мужа сажают в карцер за найденный телефон и быстро отпускают под условие: ты нам проводишь кабельное телевидение в колонии, и мы тебе не зачитываем карцер, выписываем поощрения и делаем хорошую характеристику.

Я в ожидании 3-го ребенка занимаю деньги и бегаю в закупках кабеля и усилителей, доставляю всё это в колонию. Муж мой (золотые руки) проводит за месяц кабельное ТВ по всей колонии. Приезжает московская комиссия. Комиссии показывают: видите, мол, у нас кабельное ТВ, мы с его помощью перевоспитываем контингент. Москва уезжает довольная. И так несколько комиссий подряд. Мы ждем, достаем просьбами начальников: когда же характеристика будет готова? И к Новому году выясняется, что карцер зачли, потому что их поругали, какая-то комиссия обнаружила отсутствие карцера у нас в деле. Потерпели до января, когда через полгода гасится карцер, и опять к начальству с вопросом о хорошей характеристике. Сделайте, будьте добры, нам рожать в марте 3-го ребенка. Я хоть и в декрете, а хожу на работу: долги ведь отдавать надо.

Уже к Самому Главному подходила, неся свой живот впереди себя на полметра, просила: посодействуйте, ведь я одна, а кабельное ТВ давно работает. Сказал: молодцы, что на третьего решились, посодействуем… А воз наш поныне там.

Накипело. Это, наверное, стандартная ситуация. Ни на что уже не надеемся, детей жаль, а с третьим на работу ходить придется. Нужны ли суду наши дети, если год назад суд при рассмотрении очередного УДО не пожалел мою семью — это при представлении всех справок из детского онкодиспансера, в котором мы лежали с сыном около года. Конечно же: зачем нам папина поддержка — колонии он нужнее, чем семье!

Сейчас я подписала договор о заборе стволовых клеток из пуповинной крови при рождении моего третьего ребенка. Вы можете подумать, что это какая-то прихоть, но я придаю этому большое значение после лечения моего сына в онкодиспансере от острого лимфобластного лейкоза. Я буду молиться, чтобы эти клеточки никогда не пригодились моим детям ни при тяжелых болезнях, ни при (не дай Бог) рецидиве, но я не могу не использовать этот шанс, который дается раз в жизни при рождении. Есть большая вероятность, что клетки могут подойти как самому ребенку, так его братьям и сестрам. Я встречалась с представителем Гемабанка, получила чемоданчик с набором для забора и договор на рассрочку от 6 марта 2013 г. Первый взнос 14 950 руб., который я должна была перевести по реквизитам того же числа, но не сделала этого по причине того, что не смогла занять денег».

Я не прошу финансовой помощи через газету: по опыту знаю, что это не слишком эффективно. Даже не в смысле сбора денег, а в смысле гражданского участия. В городе, откуда пришло это письмо, у меня есть пара знакомых предпринимателей, — буду их просить оказать постоянную материальную подпитку, и общаться с этой семьей сидящего коллеги-бизнесмена. Здесь нужно видеть глаза женщин, нужно видеть детей, договоры, проблемы, болезни — своими глазами. Именно поэтому еще и не называю город. Мы сами справимся. Просто хочу снять шляпу перед этой женщиной — ее тоже зовут Оля, — мне кажется, что она каждый день в своей ситуации совершает свой большой гражданский подвиг. Вот такая она сегодня — Родина-мать.

www.novayagazeta.ru

Замена ограничение свободы(ст.80) на УДО(ст.79)

Я освободилась в апреле по ограничению свободы(браслет). Могу ли я подать в свой суд ходатайство на замену мне ограничения свободы на удо. На чего можно написать в суд, что бы заменили ограничение свободы (браслет) на какой-нибудь другой более мягкий вид наказания.

Я устроилась на работу, а инспектор мне сказала ,что как только она мне звонит я должна быть у нее. Постоянно отпрашиваться с работы не получится, а не приду потому что с работы не получится отойти напишет рапорт. А работа мне необходима я должна себя как то обеспечивать и платить коммунальные услуги. Помогите мне пожалуйста.

С Уважением Алена

Ответы юристов (3)

разумеется, можете. Критерии применения УДО (ст.79 УК РФ) практически не отличаются от критериев замены вида наказания на более мягкий (ст.80 УК РФ).

Однако, полагаю, делать это в данный момент нецелесообразно: Вы только что освободились из мест лишения свободы, наказание Вам уже смягчено путём замены его вида на более мягкий. Инспектор за столь короткое время не сможет как-либо охарактеризовать Вас. Поэтому я бы рекомендовал подождать с ходатайством об УДО хотя бы полгода.

Что же касается вот этого момента:

как только она мне звонит я должна быть у нее. Постоянно отпрашиваться с работы не получится
Алена

то, полагаю, данный вопрос лучще всего решать лично с инспектором. Инспектор тоже заинтересованы, чтобы Вы продолжали работать, поэтому время прибытия можно с ней согласовать без ущерба для работы.

Получается через пол года я могу сама подать ходатайство о замене ст 80 на ст 79 .

А мне кажется инспектор ни в чем не заинтересована, т.к. я ей объяснила что работаю с 8 утра и до 17 часов. Просила её звонить желательно не в то время когда я на работе, она мне сказала что она звонит и ей не интересно на работе я или нет, я должна все бросить и бежать к ней, а то она напишет рапорт. Я еще должна отмечаться 2 раза в месяц по пятницам, а они в пятницу работают до 17 часов, в остальные дни они работают до 18 часов. Я просила перенести на другой день недели, но она сказала нет. Получается с вечным отпрашиванием на работе меня от туда в ближайшее время уволят. А инспектор не понимает, что отпрашиваясь постоянно в рабочее время , а не внерабочее я в ближайшее время оттуда вылечу.

Она сказала что главное что бы я приходила как только она скажет.

Заранее благодарна за помощь

С уважением Алена

23 Мая 2015, 11:23

Есть вопрос к юристу?

в соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению.

У вас теперь другой вид наказания, не подпадающий под УДО.

На основании ст. 47.1. УИК РФ вы обязаны в течение трех суток после получения уведомления, о необходимости явки в уголовно-исполнительную инспекцию для постановки на учет, обязаны явиться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для постановки на учет.

В соответствии со ст. 50 УИК РФ осужденный к наказанию в виде ограничения свободы обязан соблюдать установленные судом ограничения, а также являться по вызову в уголовно-исполнительную инспекцию для дачи устных или письменных объяснений по вопросам, связанным с отбыванием им наказания.

Уточнение клиента

А адвокат мне немного раньше написал, что я могу через пол года подать ходатайство о замене ст.80 на ст.79. Почему он написал что могу?

23 Мая 2015, 11:28

статья 80 УК РФ Лицу, отбывающему содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, возместившему вред (полностью или частично), причиненный преступлением, суд с учетом его поведения в течение всего периода отбывания наказания может заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания.

это опять же, полагаю, не ваш вариант. почему вам такое сказали… не могу ответить.

Получается я не могу заменить ст.80 (браслет) не на чего более мягкого. Я устроилась на работу, но с постоянным отпрашиванием для того что бы съездить к инспектору по ее звонку(помимо отметки 2 раз в месяц) , меня на работе скорее всего уволят.

23 Мая 2015, 11:45

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

m.pravoved.ru

«Хочешь выйти по УДО — плати по 100 тысяч рублей»

Спецкор «МК» выяснил страшные подробности бунта в копейской колонии

28.11.2012 в 17:50, просмотров: 27492

Похоже, громкого скандала в исправительной системе наказания нам все-таки не избежать.

Бунт, поднятый сидельцами ИК-6 в Копейске, взорвал не только интернет-пространство, но повлек за собой неблагоприятные последствия для сотрудников колонии. На днях СК возбудил уголовное дело в отношении одного из работников ИК по факту — превышение должностных полномочий. А некоторое время назад к мятежникам Копейска присоединились и осужденные из соседних тюрем. Все выдвигают одно требование — избавить заключенных от произвола администрации. И, казалось бы, на кой черт люди, совершившие преступления, еще и права качают? Разве можно верить им? Тем более — слушать и реагировать?

В Копейске я пообщалась с людьми, которые не так давно освободились из знаменитой уже колонии ИК-6. Что же все-таки происходит за колючей проволокой исправительного учреждения, за чей счет живут сотрудники колонии, как организовывали бунт в зоне строгого режима — в материале специального корреспондента «МК».

Копейск — пригород Челябинска. Серый, провинциальный городишко без особого колорита. Жизнь здесь не просто скучна — невыносимая тоска сожрала даже ленивых аборигенов. Кругом мрачные лица, на улицах угрюмый народ не отдирает взгляда от земли — так и бредут по обледенелым дорожкам, опустив голову вниз. Будто боятся чего.

Если еще несколько лет назад про Копейск говорили: «город шахтеров», то сегодня это унылое место называют «городом ментов и зэков». Так, после ликвидации угольноперерабатывающих предприятий большая часть шахтеров, оставшихся без работы, в итоге перекочевала на зону. Потому отыскать здесь тех, кто не понаслышке знаком с бытом в ИК-6, — не проблема. Чуть ли не каждый второй житель Копейска на собственной шкуре испытал прелести пребывания в местах не столь отдаленных — будь то таксист или грузчик магазина, бизнесмен или хозяин частной гостиницы.

С мужчиной по имени Петр мы пересеклись случайно. Не стану указывать место его работы, хотя сам он сразу обмолвился: «Мне бояться и терять нечего». Тем не менее — береженого бог бережет.

— Вот скажи мне, бунт прошел, а по телевизору толком ничего и не показали, — чертыхается собеседник. — Сплошное вранье — и для чего тогда все это? Хочешь, я тебе как на духу расскажу, что творится в ИК-6? Не случайно осужденные со всей России готовы любые деньги выложить, чтобы только сюда не попасть. На «шестерке» ломают даже бывалых. Если человек прошел эту зону, то на волю он выходит подавленным морально и физически. Восстановлению такой товарищ не подлежит…

«Наш режим ломать бесполезно»

Мы с Петром подъезжаем к зданию за колючей проволокой. Стемнело.

Близ печально известной колонии №6 в Копейске уже ничего не напоминало о недавнем бунте. Работники учреждения спокойно разъезжались по домам, родственники сидельцев, кажется, окончательно поняли: бороться с системой им не по силам. Вокруг колонии — ни души, даже сторожевых псов угомонили: не откликаются собаки на посторонние звуки. И такое спокойствие — в день, когда прошла информация о возбуждении уголовного дела в отношении одного из сотрудников администрации ИК-6 за превышение должностных полномочий! Кажется, громкая новость взбудоражила лишь представителей СМИ, но никак не сотрудников колонии.

— Вон, глянь, какой шикарный автопарк у сотрудников исправительного учреждения, — машет в сторону парковки Петр. — Скажи мне, разве можно на зарплату в 20, ну, пусть 30 тысяч рублей купить шикарный джип за 2 миллиона. Все руководство колонии и в городе чувствуют себя королями. Знакомый таксист рассказывал, как один из высокопоставленных сотрудников ИК постоянно в нашу элитную сауну «Лагуна» приезжает, заказывает себе и друзьям сразу восемь девиц легкого поведения. Девушки радуются: «Хорош начальничек, не скупится на удовольствие».

Машины близ колонии и правда как на подбор. Нет, «Ламборгини» и «Феррари» здесь, конечно, не встретишь. Но автомобилей классом чуть ниже хватает.

— Денег, которые на протяжении многих лет вымогали у родственников осужденных, хватит не на одну тачку. А помимо денег близкие сидельцев заносят сюда еще и так называемую «гуманитарную помощь» — стройматериалы, которые идут, уж поверь, не только на обновление колонии.

— Внешний вид здания тоже презентабельный — все сделано на деньги родственников осужденных?

— А как же! Например, чтобы матери получить свидание с сыном, нужно либо заплатить определенную сумму руководству ИК, либо привезти гуманитарную помощь. На резонный вопрос: «Но мне же положено свидание?» — как правило, отвечают: «А что ты для этого сделал?!» Вот близкие осужденных и свозят сюда машинами линолеум, ковролин, краску. При мне здесь даже подворье существовало: зэки разводили гусей, уток, выращивали свиней, держали коров. Конечно, все мясо забирало себе руководство ИК, в то время когда зэки довольствовались куском сала…

Сам Петр отсидел в «шестерке» год. Освободился в 2009 году.

— Меня определили в колонию-поселение №6. Вот она, родимая, — кивает в сторону свежеокрашенного барака. — Но законы тут такие же, как и на зоне строгого режима, если не хуже, — руководство-то одно. Когда я туда пришел, диву дался: батюшки родные, так здесь же одни шахтеры! Работы в городе не стало — и люди пошли по наклонной. Я же сам когда-то трудился на шахте «Комсомольская». Потом переквалифицировался в охранники. Однажды на меня накинулись двое пьяных верзил. У одного в руке оказался нож. Вот его-то я и пристрелил. Мне грозил срок до 15 лет. Чтобы переквалифицировать статью на более мягкую, пришлось выложить четверть миллиона рублей — две машины продал. Статью «перебили» на 108-ю…

По словам мужчины, законы в ИК-6 не соблюдались ни тогда, ни сейчас.

— Здесь не важно, где ты сидишь — на «строгаче» или в колонии-поселении, — поблажек никому не делали. Нас ведь должны были по выходным домой отпускать, так начальник самовольно отменил это правило. А рассказать, как меня принимали здесь? Это же целый ритуал. Помню, в первый день моего пребывания отвели меня в отдельную комнату и поставили «на косты» — на колени и руки, которые пришлось перекинуть за голову. Со спины три здоровенных мужика принялись меня дубасить ногами что есть мочи. Чуть почки не отбили. Это у них называется «приемка».

— Зачем били? Денег просили?

— На «приемке» бьют просто так, чтобы опустить, унизить человека, указать ему свое место. Ладно я, крепкий мужик… Помню, как-то старика 70-летнего запинали ногами до потери сознания со словами: «Ты что, сука, притворяешься?!» А однажды доставили в колонию целую машину малолеток. Так их в первый день завели в баню, раздели догола и давай избивать. Как они орали! Затем дали каждому в зубы тряпку и заставили мыть туалеты. Таким образом, людям не дают опомниться — сразу морально ломают. Я пытался сломать режим, поднять бунт, так меня тут же в ШИЗО упекли, чтобы неповадно было. Потом предупредили: «Наш режим ломать бесполезно, никому ничего не докажешь!»

— Сюда попадают осужденные только с Урала?

— Сюда привозят людей со всей России. И ломают всех! В 2008 году в ИК-6 попал товарищ из Москвы. Так в скором времени он умер: забили его до смерти. Хотя местные врачи вынесли иной диагноз — «инфаркт»…

— Говорят, чтобы освободиться досрочно, родители заключенных платят по 100 тысяч рублей?

— Как правило, это разводка. Руководство ИК видит, что у заключенного заканчивается срок и его можно спокойно освободить по УДО. Но зачем освобождать бесплатно? Осужденному дают понять: хочешь выйти на год раньше — плати 100 тысяч рублей. На полгода сократить срок — 80 тысяч, на месяц — полтинник. А разве заключенные и их близкие станут разбираться в тонкостях процедуры освобождения? Вот и заносят бедолаги последние деньги. Руководство в свою очередь пишет положительные характеристики на осужденного и выпускает его. Я лично знаю одного парня, который занес 140 тысяч рублей, чтобы его на 2,4 года раньше отпустили.

«После бунта в колонии ходили слухи о 20 трупах»

На улице уже совсем стемнело, как из ворот ИК-6 вышел молодой человек в темно-синей спецовке. С опаской оглядываясь по сторонам, юркнул в машину, где его поджидали знакомые.

— Вон пацан освободился, — кинул Петр. — Возможно, сегодня он единственный, кто может рассказать о прошедшем бунте заключенных…

Мужчина не ошибся.

Через 15 минут мы уже беседовали со вчерашним заключенным в автомобиле.

— Перед тем как меня отпустить, сотрудники ИК предупредили: «На выходе не вздумай ни с кем разговаривать, ничего не рассказывать. А то обратно закроем».

По понятным причинам имени молодого человека мы называть не станем.

— Расскажите, как велась подготовка к бунту? Вся колония знала о грядущей акции протеста?

— Да нет, знали далеко не все. Только «старички». Максимум человек 300 было осведомлено. Для остальных бунт оказался неожиданностью. Все спонтанно случилось. Помню, сидели мы утром после завтрака, как обычно, смотрели телевизор. Вдруг слышим крики… Выглядываем в окно, а там кто-то забор ломает, кто-то лестницу тащит. Короче, бушует народ, все бегут куда-то… Стремительно все произошло. В какой-то момент я заметил, что мужики тащат какого-то парня. Мне показалось, он был без сознания. Весь в кровище. Рука болталась. И после этого начался бардак. Стал собираться в кучки народ и бежать куда глаза глядят. Позже образовался стихийный митинг.

— Какие требования выдвигали митингующие?

— Чтобы медобслуживание улучшили.

— Говорили, что вы требовали выдать каждому заключенному сотовый…

— Это неправда. Здесь действительно не у всех есть телефоны, не всем разрешают, — да людям они особо и не нужны. Кому звонить-то?

— Убрать поборы — об этом тоже говорили?

— Да, эта тема тоже понималась.

— Бунт длился двое суток. Зачинщиков утихомирили дубинками?

— Вроде никого не били. Просто договорились и пришли к согласию.

— Наказали кого-то из заключенных?

— Правда, что надписи на плакатах были сделаны кровью осужденных?

— По городу ходили слухи, что в морги Копейска свезли 12 трупов (по официальной информации, погибших не было. — Авт.)?

— А за решеткой все говорили о 20 погибших. Но я видел только одного, которого несли без сознания. Вроде он был мертвый. Во всяком случае, после бунта я о его судьбе больше не слышал.

— Люди, которые стояли двое суток с плакатами на вышке, голодали?

— Мы все голодали двое суток. А те ребята помимо того, что не ели, так еще и спали прямо на улице все двое суток.

— Ничего не отморозили ребята? Холодно ведь было.

— Нет, все живы-здоровы. Подготовились, наверное, к холодам.

— Сколько надо заплатить, чтобы тебя выпустили по УДО?

— Меня бесплатно отпустили. Вместо трех отсидел два. У меня никогда ничего не вымогали. Один раз только намекнули: мол, не хочешь ли помочь колонии в финансовом плане? Я ответил: «У меня нет возможностей». И от меня отстали. Видимо, вычислили мое финансовое положение.

— А другие сколько платили за УДО?

— Разные суммы фигурировали. Люди выкладывали и по 70—80 тысяч рублей в год. Доходило и до 100 тысяч. Кого на сколько разведут… Рассказать, как происходят эти поборы? На зоне сидят так называемые зэки-активисты, которые работают на администрацию колонии. Вот они втираются в доверие и узнают у сокамерников, кого на какие суммы можно развести. Всю информацию передают начальству, и те уже решают, как нужно действовать с тем или иным осужденным. По распоряжению администрации колонии зэки-активисты либо избивают сидельцев, либо выдвигают им требования: приноси деньги или привози гуманитарную помощь. Им потом «плюсики» идут — они по УДО выходят. Обманывают их часто. Таким образом, сотрудники ИК выходят сухими из воды.

— То есть были случаи, когда сотрудники ИК брали деньги, а потом обманывали осужденного — не выпускали по УДО?

— Часто подобное случалось.

— Жалобы осужденные писали?

— У нас рядом со столовой стоит ящик для жалоб. Но дальше этого помещения жалобы не уходили. Стоило кому-то из осужденных кинуть в ящик письмо, так его на следующий день вызывали к начальству на прием, где с ним проводилась соответствующая беседа. Как правило, недовольного помещали в ШИЗО на полгода. Ну а после выхода из штрафного изолятора о жалобе уже никто и не вспоминал.

— И все-таки, как вы думаете, вскроется беспредел, который на протяжении многих лет творился в ИК-6?

— Некоторые заключенные, которые работали на начальников, сейчас предоставили следователям записи переговоров с руководством, счета, куда родители осужденных переводили деньги, свидетельства того, кого и как избивали оперативники. Во всяком случае, когда я покидал зону, только об этом все и говорили…

«По какой статье сидишь — столько ударов и получаешь»

Из материалов челябинских СМИ:

«ИК-6 в Копейске считается образцово-показательной колонией. Условия здесь напоминают скорее пионерский лагерь, чем колонию строгого режима. ИК-6 занимает третье место по России. Колония негласно считается «красной», то есть воровских законов там нет, люди живут нормальной жизнью. Нет смотрящего, нет общака, нет сленга. В колонии под запретом чифир».

— «Шестерку» называют «красной зоной», потому что здесь руководят активисты — те самые заключенные, которые сотрудничают с администрацией. У них своя иерархия: старшина отряда, бригадиры и далее по иерархической лестнице. Все они выслуживаются перед начальством за УДО, — добавляет Петр.

Тем временем у ворот колонии тормозит микроавтобус.

К воротам подходит старик. Закуривает. Руки дрожат.

— Месяц назад мой сын связался со мной: «Все, батя, похоже, моя песенка спета — меня переводят на «шестерку». К тому времени я уже был наслышан об ужасах этой колонии. Не знаю, как и быть. С 27 октября о моем сыне ни слуху ни духу. Я уже в управление наказаний съездил, оставил им заявление. Мне сказали, через два дня сообщат, что с моим сыном. Но ответа я так и не дождался. Каждый день сюда приезжаю. Оставляю записку на проходной, умоляю сотрудников ИК сказать: живой ли он? Но со мной даже разговаривать не хотят.

Из машины выгружается народ. Каждый — со своей бедой.

— В этой колонии — хуже, чем на войне, — вздыхает женщина. — Три месяца назад я была на свидании у мужа. Он мне свои ноги показал — они были черного цвета, так его избили дубинками. Медсестра потом несколько часов их отмачивала в каком-то растворе, чтобы он хотя бы встать самостоятельно смог. Это только сейчас мы стали рассказывать о зверствах в этом месте — раньше молчали: знали, что себе дороже — развязывать войну с сотрудниками ИК…

К разговору присоединяется человек по имени Аркадий.

— Я здесь сидел пару лет назад, теперь срок мотает мой брат, — вспоминает мужчина. — И ничего не меняется. Бьют здесь за любую провинность. Не туда наступил — бьют, сплюнул — бьют, не так посмотрел — снова бьют. Помню, нас еще заставляли петь военно-строевые песни и маршировать. Если не знали слова «Катюши» — били, не попадали в ноты — снова били. И такие зверства длились от начала до конца срока.

— Почему все так боятся попасть в штрафной изолятор?

— Когда я смотрю по телевизору кадры военного времени, где показывают концлагеря, — вот это можно сравнить с современным ШИЗО. Например, если поверка в колонии два раза, то в штрафном изоляторе — три раза. Значит, столько же раз будут и бить. Ставят к стене, называют номер статьи — какая статья, столько ударов и должен получить осужденный.

— А если человек сидит по 228-й статье.

— Значит, должен получить 228 ударов. Но никто больше 30 не выдерживал. Зачастую народ терял сознание после пятого удара.

— За что можно попасть в ШИЗО?

— Да за что угодно. Не понравился на поверке, не так посмотрел… Или просто не поздоровался с начальником. Однажды я попытался отправить жалобу через адвоката, так когда эта весть дошла до начальства, меня четыре месяца били без выходных. Ребята из «шестерки» выходят на волю все черные от побоев, беззубые. Да вы откройте Интернет — там найдете много откровений от бывших узников «шестерки»: здоровые мужики со слезами на глазах рассказывают и про насилие, и про то, как их голодом морили по две недели, и про пытки. А ведь далеко не все из них — убийцы и насильники.

Пока родные осужденных бьют тревогу, сотрудники колонии готовятся к наступающему Новому году. Так, в коридорах исправительного учреждения на днях появилось объявление: «Уважаемые сотрудники ИК-6, кто хочет заказать на новогодние праздники Деда Мороза и Снегурочку — обращаться в отдел кадров».

От каких-либо комментариев руководство ИК-6 Копейска пока отказывается.

Копейск—Москва.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26105 от 29 ноября 2012

www.mk.ru

Сколько стоит УДО или ваша свобода как бизнес

«Зачем ты пишешь жалобы, тебе выгоднее быстрее осудиться и уже с зоны выкупаться» — учила меня уму-разуму сокамерница Настя, попавшая в СИЗО за сбыт наркотиков. Сейчас Настя уже осуждена на 9 лет и уехала на этап.

Выкуп по УДО — это стабильно работающий бизнес начальников колоний и работников прокуратуры. Ни для кого в СИЗО не секрет, что УДО элементарно продаются. При этом цены для разных колоний, а также для разных статей разные.

«Региональная» составляющая «цены» УДО определяется условиями содержания в колонии и географической удаленностью от Москвы. Самые дешевые выкупы из Мордвы и Чувашии, которые составляют ориентировочно 100000 рублей за год. Поэтому, необеспеченные осужденные женщины стремятся попасть в Мордву или Чувашию несмотря на то, что там ужасные бытовые условия, сплошной туберкулез и женщин нещадно избивают (особенно в Мордве). В роли посредников выступают местные адвокаты, которые берут за свои услуги недорого.

Тверь и Владимир уже подороже — 300 000 рублей за год. Ближе к Москве и условия получше.

А вот стоимость выкупа из тех же «Печатников» составляет 1,2 млн. рублей за год. В «Печатниках» можно остаться отбывать наказание в хозотряде или как ее называют арестантки «хозбанде». Но за то, что «Печатники» это Москва, за относительно приличные условия содержания для «хозотряда» (четырехместные камеры с одноярусными кроватями, а не шконками) выкуп из «Печатников» самый дорогой вариант для осужденных женщин.

Для осужденных за экономические преступления выкуп дороже, чем для осужденных по другим статьям. Здесь вступает в силу правило, согласно которому с осужденных предпринимателей есть что взять. Более того, осужденные по экономическим статьям гораздо тяжелее переносят условия заключения, чем осужденные за воровство или наркотики. Привыкшие на воле к комфорту, к водителям-секретаршам, экономические заключенные испытывыают огромные трудности при адаптации к СИЗО и зоне. А еще, не обладая особой физической силой, они рискуют стать жертвами насилия со стороны других сокамерниц. Всеми этими факторами и манипулируют оборотни, подобные новосибирскому прокурору, который гарантировал за 15 млн. рублей УДО осужденному предпринимателю. Хочешь на свободу? Плати. Тем более, что можешь — так рассуждают полностью лишенные совести оборотни.

Пока Вы еще на воле, Вы не представляете о том, что Ваша свобода, а подчас и жизнь, превратилась в бизнес оборотней в погонах. Ваш конкурент готов отнести миллион-другой в ближайший УБЭП с целью устранения Вас с рынка. В Ваше отсутствие он заработает больше, только бизнес и ничего личного.

Сотрудник УБЭП скорее всего захочет с Вами поторговаться за Вашу свободу, только цена будет уже раз в 5-10 выше. Раз уж попали в разработку.

Если Вы попадете в СИЗО, Вы выложите кучу денег на адвокатов, которые скостят пару месяцев в районном суде, а если адвокат очень опытный, то еще пару месяцев в городском. Мосгорсуд практически всегда оставляет приговоры без изменения.

Когда Ваш приговор вступает в законную силу, и Вы уезжаете на этап, то наступает черед кассационной жалобы. Я лично знаю только двух человек, которые отменили приговор в кассационной инстанции. Всем остальным везет гораздо меньше.

И, вот, наконец, остался последний шанс — УДО. Все понимают, что за хорошую работу и соблюдение режима УДО не получишь — все равно подбросят какой-нибудь запрет. Поэтому, получить УДО можно исключительно путем выкупа.

Какими же непорядочными людьми надо быть, чтобы превратить человеческую свободу в преступный бизнес.

gulagu.net

Смотрите так же:

  • 1000 за вычетом налогов 1000 за вычетом налогов Стандартные налоговые вычеты в 2010 году (ст. 218 НК РФ) Стандартные налоговые вычеты по НДФЛ предоставляют за каждый месяц налогового периода путем уменьшения налоговой базы на соответствующий размер вычета. Если в отдельные месяцы года не было налогооблагаемых […]
  • Какие документы на развод по обоюдному согласию Развод по обоюдному согласию Содержание статьи: Развод по обоюдному согласию – это решение, принятое супругами вследствие определенных жизненных ситуаций, приведших к невозможности дальнейшего совместного проживания. Положения о прекращении брака регулируются четвертой главой СК РФ […]
  • Исковое заявление о расторжении брака по взаимному согласию супругов Содержание статьи: Развод по обоюдному согласию Развод по обоюдному согласию – это решение, принятое супругами вследствие определенных жизненных ситуаций, приведших к невозможности дальнейшего совместного проживания. Положения о прекращении брака регулируются четвертой главой СК РФ […]
  • Государственные пенсии по потере кормильца Пенсия по случаю потери кормильца Содержание статьи: Семья, потерявшая источник дохода в виде одного из своих членов семьи, может воспользоваться материальной помощью от государства. Она именуется пенсией по утрате кормильца. В зависимости от ситуации может быть: Рассмотрим особенности […]
  • Образец заявления на бездействие судебного пристава образец Жалоба на бездействие судебного пристава С 15 сентября 2015 г. жалоба на бездействие судебного пристава рассматривается судом в порядке административного судопроизводства. Это значит, что лицо, намеренное признать бездействие судебного пристава-исполнителя незаконным, осуществляет […]
  • 100 000 из материнского капитала Региональный материнский капитал в Томске и Томской области в 2018 году Региональный материнский капитал в Томской области учрежден Законом Томской области от 7.10.2011 г. N 238-ОЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Томской области по вопросам предоставления мер […]
  • 10 тыс с материнского капитала Будут ли выплачивать 50 тысяч с материнского капитала в 2018 году Что предлагалось в проекте закона Законопроект, предложенный либерально-демократической фракцией, не просто предполагал снятие 50-ти тысяч с материнского капитала, но и расширял применение МСК . У людей появилась бы […]
  • Пример договора купли продажи квартиры 2018 Договор купли продажи квартиры Здесь вы можете посмотреть и скачать шаблон договора купли-продажи квартиры за 2018 год в удобном для вас формате. Помните, что вы всегда можете получить нашу юридическую помощь, в том числе и по заполнению данного бланка, связавшись с нами по телефонам […]