Война без правил документальный

Главная / Война без правил документальный

На «Беларусь 3» премьера цикла документальных фильмов «Хатынь. Война без правил»

20 марта зрители «Беларусь 3» увидят премьеру цикла документальных фильмов «Хатынь. Война без правил», приуроченного к 75-й годовщине со дня трагедии в белорусской деревне.

75 лет отдаляют нас от страшного события: жители деревни Хатынь стали жертвами нацистской тактики выжженной земли. 22 марта 1943 года шутцманы 118 охранного батальона согнали хатынцев в колхозный сарай, заперли и подожгли. Заживо сгорели 149 человек, 75 из них — дети. Самому младшему было всего 7 недель.

Телезрители увидят 4 серии: «Падставы для маўчання», «Каты i ахвяры», «Мемарыял», «Вогненныя пабрацiмы Хатынi», — каждая из которых и самостоятельная часть, и одновременно одна общая история о трагедии белорусских огненных деревень.

Авторы проекта расскажут об истории создания Хатынского мемориала, поразмышляют о важности сохранения памяти для молодого поколения, покажут судьбы людей, которым чудом удалось избежать огненной смерти.

Основным местом съемок стал Хатынский мемориал с его Кладбищем деревень, Деревьями жизни, Стеной скорби, Вечным огнем. Авторы проекта также посетили мемориал «Дальва», комплекс «Проклятие фашизму», Национальный архив Беларуси.

В фильмах использованы не только хроника 20-х чисел марта 1943 года и фрагменты частичной реконструкции тех событий, но и комментарии авторитетных специалистов. Поддержку проекту оказали около 20 респондентов, среди них — заведующий отделом военной истории Беларуси Института истории НАН Беларуси Алексей Литвин, заведующий отделом новейшей истории Беларуси Института истории НАН Беларуси Сергей Третьяк, директор Института психологии БГПУ имени Максима Танка Дмитрий Дьяков, ведущий научный сотрудник Национального архива Беларуси, составитель сборников документов «Хатынь. Трагедия и память» Вячеслав Селеменев, директор Государственного мемориального комплекса «Хатынь» Артур Зельский и другие.

«Над проектом работает группа профессионалов, в составе которой — режиссер Алёна Левай, оператор Александр Воронин, звукорежиссер Павел Прохоров, графический дизайнер Дмитрий Калишук. В работе творческая команда прибегает к помощи историков, архивистов, архитекторов, философов, психологов, социологов», — говорит автор, редактор и руководитель цикла фильмов Алеся Зеленко.

Цикл документальных фильмов «Хатынь. Война без правил» выйдет в эфир на телеканале «Беларусь 3» с 20 по 23 марта в 14:35 и 22:25.

www.tvr.by

Книга Война без правил читать онлайн

Стив Перри. Война без правил

«Если Вы попали в плен к индейцам, постарайтесь сделать так, чтобы они не отдали Вас своим женщинам».

Из правил пограничников США времен войны с индейцами Сиу.

Рипли почувствовала, как вокруг ее шеи сомкнулись руки маленькой девочки, и повторно щелкнула верхней кнопкой.

Королева чужих уже почти настигла их. Смерть была за спиной. Волна страшных мыслей захватила Рипли, и она еще раз нажала на кнопку. Им предстояло умереть в этой адской сырой дыре, на проклятой планете.

Они прижала к себе плачущего ребенка и, обернувшись, посмотрела через плечо в темноту. Пар с шипением вырывался из разорванной трубы, погружая в жаркий туман стены, забрызганные ядовитой слюной.

Даже сквозь шум сирен Рипли слышала, вернее, чувствовала шаги приближающейся твари. Это была Королева, пожирающая людей.

Рипли подняла глаза и увидела дно медленно опускавшегося лифта. Еще один этаж, и.

Позади раздался пронзительный, нечеловеческий, полней ненависти крик. Рипли инстинктивно крепче сжала оружие и бросилась к лестнице, приставленной к стене. Она надеялась, что они с девочкой успеют сесть в лифт этажом выше.

– Держись за меня! – крикнула она малышке.

Огромная Королева с выступавшими на груди шипами угрожающе аздувалась в нескольких шагах от них. Корона вздымалась на ее бесформенной голове и заваливалась назад глянцевым гребнем. Шипя и истекая слюной, она медленно двинулась на них.

Рипли отскочила. Девочка, чтобы не упасть, крепче обхватила ее шею.

Лифт остановился. Рипли повернулась.

Решетка скользнула в сторону, дверь открылась, и они вскочили внутрь. Рипли яростно нажала на кнопку.

Королева неслась на них.

Проволочные ворота сомкнулись. Прежде чем щелкнули следующие, тварь настигла их.

Рипли опустила девочку и, просунув огнемет в отверстие дверей, выстрелила в чужого. Тонкая слабая вспышка огня вылетела из дула, но этого оказалось достаточно, чтобы остановить Королеву.

Тварь зарычала, слизь тонкой струей потекла из открытых челюстей. Она отступила назад. Внешняя дверь закрылась.

Взрывы сотрясали здание, обломки бетона сыпались на крышу медленно ползущего лифта.

Когда открылась внешняя дверь, спокойный компьютерный голос сообщил, что до взрыва осталось две минуты.

Они выбежали из лифта и.

– Где этот чертов корабль?!

Он исчез! Все надежды рухнули. Проклятый андроид предал их.

Рипли, гневно ругаясь, прижала к себе девочку. Огонь метался вокруг них, здание тряслось и грозило вот‑вот взлететь на воздух. Вдруг они услышали знакомый треск.

Рипли посмотрела на лифт.

Вверх шел еще один подъемник.

– Нет, это невозможно. Королева не могла знать, как обращаться с лифтом.

«Однако она ловкачка, – быстро пронеслось в голове Рипли. – Помнится, когда я попробовала уничтожить ее яйца, тварь быстро сообразила, что к чему, и спрятала их от меня».

Рипли посмотрела на карабин. Счетчик показывал, что патроны кончились. Огнемет тоже был пуст. Она бросила оружие, схватила ребенка и побежала.

Лифт остановился, скользнула открывающаяся дверь. Рипли крепко обняла девочку.

– Закрой глаза, детка, – сказала она и сама крепко зажмурилась.

Рипли открыла глаза и увидела Билли, заботливо склонившуюся над ней. У девушки было встревоженное лицо. Рипли любила Билли, хотя последнее время мало кому доверяла. Эта девушка понравилась ей с самого начала их необычной встречи.

– Ничего страшного, – сказала Рипли и вздохнула. – Извините. Я на минуту забылась.

knijky.ru

Алексей Щербаков — Терроризм. Война без правил

Алексей Щербаков — Терроризм. Война без правил краткое содержание

Терроризм, как это ни дико звучит, в последнее время стал привычным фоном нашей жизни. Кадры с захваченными заложниками и распластанными на земле телами боевиков перестали пугать обывателя, а на сообщения об очередных спецоперациях, обнаруженных схронах с оружием и предотвращенных террористических актах мы и вовсе перестали реагировать…

Пришло время выяснить, откуда взялось это явление и кто такие террористы, не жалеющие ни чужой жизни, ни своей? Что объединяет народовольцев, ку-клукс-клановцев, красных самураев, кокаиновых партизан и исламских фундаменталистов? Есть ли существенные различия в идеологиях революционера Ивана Каляева и бывшего лидера «Аль-Каиды» Усамы Бен Ладена? Почему разговоры с террористами о морали и невинных жертвах совершенно бессмысленны, а усилия спецслужб всего мира по предотвращению терактов дают неутешительные результаты?

Терроризм. Война без правил читать онлайн бесплатно

Терроризм. Война без правил

Люди из темноты

Терроризм, как это ни дико звучит, в последнее время стал уже привычным фоном нашей жизни. В России и в других странах то и дело гремят выстрелы и взрывы. Как это часто бывает в подобной ситуации, сам термин «терроризм» расплывается, его начинают применять довольно широко. Теперь о террористических актах говорят не только, когда происходят очередные разборки бизнесменов, но и когда дело касается бытовых преступлений, совершенных общественно опасным образом. Ну, например, человек поссорился с соседом и кинул ему в окно гранату…

Собственно, на это упирает и массовая пропаганда. Дескать, террористы – обыкновенные преступники. Цели этого понятны. Да только вот в нашем информационном мире на каждую пропаганду есть контрпропаганда. И террористы ее активно ведут как и в Интернете, так и в других местах. Они-то как раз делают акцент на то, что «мы не такие, мы совсем не уголовники, мы идейные борцы». Дескать, да, мы убиваем. А государство не убивает? Мы ведем войну против «системы» – а на войне как на войне. И ведь их пропаганда вполне может иметь успех. Особенно во время серьезных потрясений. А что таких потрясений впереди множество, можно не сомневаться. Так что стоит понимать некоторые особенности такого явления как терроризм и мотивацию этих людей.

Они ведь не прилетели к нам на летающей тарелке. Конечно, сегодня в деле терроризма лидируют исламские экстремисты. Эти люди для нас непонятны в принципе. Но учились-то они у европейцев! Мусульманский терроризм вышел из леворадикального.

Да и Россия приложила к этому руку. К примеру, первая смертница, обвешанная взрывчаткой, действовала в Санкт-Петербурге в 1907 году, она состояла в партии эсеров. А Усаму бен Ладена просто-напросто готовили американцы…

Последнее очень показательно. Со времени возникновения терроризма в конце XVIII века различные любители политических игр пытаются воспользоваться этой силой – и регулярно наступают на одни и те же грабли. Это вроде как выращивать ядовитых змей с целью послать их в сад к соседям. Конечно, там, они, может, кое-кого и покусают, но потом вернутся и к вам…

Но давайте по порядку. Что такое терроризм? Его стоит отличать от политического убийства. Хотя, конечно, четких границ нет, но все-таки… Проще всего объяснить разницу на примере убийств двух русских императоров – Павла I и Александра II.

Почему был убит Павел Петрович? Проводимая им политика очень сильно не устраивала многих представителей высшего дворянства. Дело не в том, хороша была эта политика или плоха. Но вот очень не нравилась. И что более важно, Павел I не устраивал Англию, поскольку склонялся к союзу с Наполеоном, с которым Великобритания тогда вела войну не на жизнь, а на смерть. Результат – император был ликвидирован заговорщиками. Такое случалось во все времена и у всех народов.

А вот с Александром II было куда сложнее. Тут дело не в нем, не в его политике. Его убили убежденные противники самодержавия. По их представлениям смерть императора должна была изменить народную психологию, что в свою очередь приведет к полной смене общественного строя. То есть загвоздка была не в конкретной личности. Это был всего лишь «этап большого пути».

Вот в этом-то и разница. Террористы всегда преследуют некие глобальные цели. Конкретные жертвы выбираются лишь по тактическим соображениям. А в последнее время чаще всего вообще не выбираются.

Так что же это за цели? Идеологи терроризма обосновывали свои действия с совершенно разнообразных точек зрения. Но если продраться сквозь словесную мишуру, то у терроризма две цели.

Первая исходит из самого названия: «террор» в переводе с древнегреческого означает «страх». Террористы стремятся запугать своих противников. Предполагается, что они, устрашась, либо пойдут террористам навстречу в их требованиях, либо потеряют волю к сопротивлению.

Вторая цель получила название «теории приводного моторчика». Предполагается, что те, кто сочувствует идеям, которые провозглашают террористы, будут разбужены громкими акциями и тоже перейдут к активным действиям.

Заметим, что эти цели далеко не так абсурдны, как кажется. В истории есть примеры, когда террористы добивались пусть частичных, но успехов.

Из этого вытекает несколько следствий. Одно из них – террористы ощущают себя солдатами на войне. Поэтому какие-либо разговоры о морали здесь просто бессмысленны. Они считают, что сражаются за правое дело. Будь то социальная революция, независимость той или иной территории или «война против неверных» – разницы нет. В этом смысле очень показательно отношение к террористам. Тут очень часто присутствует двойная мораль. К примеру, в Израиле очень возмущаются палестинскими экстремистами. А чем занималась «Хагана» и прочие еврейские боевики в той же Палестине до Второй мировой войны? Вот именно.

И так всегда. Нам можно, потому что наше дело правое. Террористы прекрасно сознают, что они – смертники. Даже если сами не кидаются с бомбами. Даже если сегодня виселица им не грозит. Крутые бойцы спецназов всех стран их не особо стараются брать живыми. Да и что лучше – смерть или пожизненное заключение – вопрос философский.

Характерно, что мораль террористов меняется параллельно характеру ведущихся войн. В начале ХХ века эсерам просто не пришло бы в голову устраивать взрыв, при котором гарантированно пострадают только мирные люди. И уж тем более – захватывать людей в заложники. А во второй половине ХХ века – да пожалуйста. Исламисты не первые, кто так себя ведет. Ирландская республиканская армия (ИРА) и многие другие еще в 60-х годах использовали те же методы. Но после того, как во время Второй мировой войны не только немцы, но и союзники целенаправленно бомбили жилые кварталы… Не говоря уже о Вьетнаме с тамошними ковровыми бомбардировками. «Цивилизованные» государства начали практиковать войну на уничтожение.

Что вы хотите после этого? Опять же: «Им можно, а нам нельзя?»

Еще одна особенность терроризма, вытекающая из его целей, – это стремление к публичности. Террористы часто берут на себя ответственность за свои действия. Мало того, иногда экстремистские группировки сознаются даже в том, чего не делали. Например, выдают пожар какого-либо «знакового» здания за поджог. Поэтому неудивительно, что терроризм стал набирать силу параллельно с мощным развитием средств массовой информации. СМИ и экстремисты связаны в один узел намертво. Первым надо что-то писать и показывать, вторые этим пользуются. Кстати, поэтому в СССР после Второй мировой войны была осуществлена только одна террористическая акция (правда, из трех взрывов). При советской цензуре смысла не было этим заниматься.

libking.ru

Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosōdia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия «Anthologia»
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
    • Авторы
    • Выбор читателя
    • О проекте
    • Архив
    • Контакты
    • Опубликовано в журнале: Октябрь 2010, 2

      Война без правил и без победителей

      Долгое время документальное кино было таким видом кинематографа, которым интересовался узкий круг специалистов и редких любителей. До зрителей оно если и доходило, то все больше в виде необходимого “разогрева” перед фильмом в кинотеатре. Его смотрели, его терпели как нечто неминуемое, за которым последует праздник настоящего искусства, настоящих историй. Но вот уже двадцать лет настоящие истории происходят не на экране кино, а за окном любой квартиры. Теперь уже зритель начинает искать в художественном кино “правду жизни”, ту самую документальность, от которой так старательно отказывался раньше большой кинематограф. Родилось и успешно развивается такое направление в драматургии, как “театр. doc ”, или документальный театр, когда “улица” без изменения переносится на подмостки. Документальность привносится и в кино (например, российский номинант на “Оскар” фильм “Палата №6” Карена Шахназарова снят в форме интервью). Жанры смешались. В телевизионных сетках документального кино становится все больше, а в России зреет и набирает силу фестивальное движение документалистов.

      На конец года приходится несколько крупных докфестсобытий. В начале октября в Екатеринбурге проходит Всероссийский фестиваль документального кино “Россия”, через неделю после него в Перми стартует “Флаэртиана”, к этому времени уже формируется список номинантов “АРТДОКФЕСТА”, а следом за ним готовит награды для вручения национальная премия “Лавровая ветвь” в области неигрового кино и телевидения. При этом не надо забывать, что имеют номинацию лучшего документального фильма и “Золотой Орел”, и “Ника”, и многие другие кино- и телепремии.

      Телевидение как главный законодатель моды и раздатчик милостей и здесь сыграло свою роковую роль. Дело в том, что документальное кино предполагает отсутствие выставленных заранее условий, телевидение же требует соответствия стандарту и шаблону. Так появилось “форматное” кино: научно-познавательные программы, расследования грабежей и убийств – кино не игровое, но и не документальное в чистом виде. Подобный “формат” редко попадает на фестивали. Это все равно, что заказная или массовая литература – такая никогда не попадет в шорт-лист уважающей себя литпремии. Но порой подход отборщиков не совпадает с пожеланиями профессионалов. Как раз такое столкновение мнений и произошло в Екатеринбурге на фестивале “Россия”.

      В этом году самый крупный и самый известный в России фестиваль неигрового кино праздновал свое двадцатилетие – для любого фестиваля возраст солидный. Кстати сказать, интерес к документальному кино в уральской столице огромный. В просмотровых залах Екатеринбурга в прямом смысле “яблоку негде было упасть” – заняв все места, зрители сидели на ступеньках, стояли в проходах.

      За четыре дня кинопросмотров было показано тридцать пять фильмов. Четыре приехало из Санкт-Петербурга, пятнадцать – из Москвы, семь были из Екатеринбурга; Новосибирск, Киев, Иерусалим, Пермь, Владикавказ, Таллин, Вильнюс, Челябинск, Краснодар представили по одной картине. Охвачены были почти все города, в которых существуют интересные киношколы.

      Первый же день просмотров родил массу вопросов. Андрей Шемякин, председатель отборочной комиссии, крупный искусствовед, обладатель “Тэфи”, создатель и ведущий программы “Документальная камера”, утверждал, что программа подобралась сильная, интересная, что она демонстрирует весь спектр сегодняшней документалистики, все ее тенденции и направления. “Порой пугающие тенденции”, – тихо добавлял он. Это добавление было ключевым. Программа настораживала.

      Авторов многих фильмов объединяла некая растерянность. Есть герой, да что о нем сказать; есть тема, да как-то неудобно докопаться до сути; есть красота, да что в нее еще можно вложить, кроме того, что на это приятно смотреть.

      Едет из Москвы во Владивосток молодой француз Зигфрид (фильм “Поезд 44” Юлии Исхаковой и Александра Чернова, приз за лучший дебют). Как он туда попал, что пытается найти в бесконечной поездке по необъятной русской земле – об этом не знает ни герой фильма, ни его создатели. Сидит на пригорке милая девочка Маша, а вокруг – ее Карелия, с которой она не хочет расставаться, не хочет переезжать в город (фильм “Солнечный день” Юлии Киселевой). Деревня, где живет Маша, полузаброшена, живут в ней одни старики, школа еще держится – раз есть ученик, есть и учитель. Но Маша уезжает, школа закрывается, деревня продолжает жить своей жизнью. Мечтает о собственном бесплатном гектаре земли слесарь (фильм “Пространство Володи Торовина, или Гектар самодостаточности” Натальи Исаковой). Он в этой стране родился, его дети хотят жить на этой земле – так почему же за свою собственную землю, за эти “леса, поля и горы” российский человек должен платить? Этот вопрос перестает быть риторическим, когда становится ясно, что задается им сорокалетний мужчина, имеющий жену и четверых детей.

      Неподготовленный зритель, привыкший считать документальным кино то, что ему показывают по телевизору – криминальные расследования, исторические изыскания, последние дни из жизни великих, – будет сильно удивлен, столкнувшись с истинными документальными работами. Оставшаяся за бортом телевидения настоящая документалистика не готова прогибаться под зрителя – она трудна для его восприятия, общается с ним на уровне образов и ассоциаций. Вербальное сообщение и однозначность понимания смысла часто уходят на второй план.

      Катит по разбитым дорогам старенький автобус (фильм “Занавес” Владимира Головнева в номинации “лучшее короткометражное кино”), в нем – актеры провинциального детского театра. Об искусстве здесь давно забыли – люди просто зарабатывают деньги, а по инерции еще продолжают говорить о судьбах театра, о своем предназначении. Да и не игра давно все то, что изображают актеры. Очередная деревня, очередной спортивный зал, на время превращенный в сцену. Картонный Айболит, неубедительный Бармалей – от актерской игры остался только произносимый текст, а в зале смех, юные зрители перешептываются, довольно жмурятся, искренне переживают за незадачливого доктора. Вот вам и текст с подтекстом, хотите – считывайте, хотите – смотрите по верхам, и тот, и другой способ допустимы.

      Зритель так и оценивал: “нравится – не нравится”, “понял – не понял”, “близко – далеко”, и голосовал… ногами. Как только к фильму терялся интерес, люди из зала начинали потихоньку уходить. Так было, например, с картиной прибалтийского кинодокументалиста Янины Лапинскайте “Стоянка поезда – пять минут” (приз Гильдии киноведов и кинокритиков). Медитативно, неспешно разворачивающееся повествование о жизни небольшого литовского городка, растянутое на пятьдесят семь минут, заставило пару десятков зрителей вспомнить о более насущных делах.

      Жюри ориентировалось на художественность и профессионализм. Все то, на что пытался обратить внимание Андрей Шемякин и что называл тенденцией, жюри не разглядело, течениями не заинтересовалось, “нового слова” не услышало. На финальной пресс-конференции фестиваля “Россия” на головы отборщиков посыпались упреки за большое количество непрофессиональных картин в конкурсе. И хотя в начале фестиваля все были убеждены в том, что каждый приз найдет своего хозяина, к закрытию выяснилось, что лучшего полнометражного фильма так и не смогли найти. “Надо лучше составлять программу, серьезней относиться к отбору”, – в один голос заявляло жюри: председатель его каннский триумфатор Сергей Дворцевой (его фильм “Тюльпан” в этом году в Каннах получил приз как лучший дебют), кинооператор Вадим Алисов, кинокритики Валерий Кичин и Зоя Кошелева, кинорежиссер, обладатель “Ники” и “Лавра” Сергей Лозница. Интересно, что кино, которое отборщик Андрей Шемякин считал знаковым, жюри не отметило: ни “Части тела” Марии Кравченко (история молодых людей, чье детство и юность разрушила война в Чечне), ни “Чай вдвоем” Виктории Лопач (трогательный рассказ о старике и его подопечном слабоумном соседе), ни “Этюды о Гоголе” Евгения Потиевского (взгляд на писателя глазами поэтов и мыслителей Серебряного века).

      “Это новое кино! – заявил на финальной пресс-конференции президент Гильдии киноведов и кинокритиков Виктор Матизен. – Может, у многоуважаемого жюри просто отсутствуют рецепторы для восприятия подобных картин?”

      Вот здесь-то назрела и совершилась та самая война, победителей в которой пока что-то не видно. Потому что проблемы с “рецепторами” оказались не только у жюри (а претензии к фильмам были чисто профессиональные – отсутствие драматургии, внятной истории, интересного героя, глубины, значимости). Непонимание того, что происходит, обнаружили и сами начинающие документалисты. На представлении своих картин мало кто из них смог внятно объяснить, почему ими был выбран тот или иной персонаж (оправдания “Срочно для диплома нужно было кого-то взять” не принимаются), почему съемки проходили именно там, где они проходили (“Так ведь красиво” – тоже не аргумент), не говоря уже о том, что сформулировать, о чем их кино, смогли единицы (изложить не краткое содержание картины, а смысл).

      Старушки в зале сколько угодно могли возмущаться, говоря, что это “не кино”. Да, в подобных опытах нет искусства, нет эстетики. Молодежь желает заявить о себе, продемонстрировать свою способность пользоваться новыми технологиями, когда не нужно ни к чему готовиться, не нужно ничего продумывать. Затопчет молодежь профессиональное кино или, перебесившись, пойдет читать учебники? Заставит принимать себя такой, какая есть, или уже через пару лет начнет каяться и отрекаться от ранее сделанного? Новых мыслей в молодом кино пока нет, есть только момент открытия чужой жизни – молодая камера готова вплотную фиксировать каждый поворот ее, а современная технология легко позволяет это делать. Причем если раньше главным героем становился человек, одиноко бредущий по мегаполису, личность, теряющаяся в социуме, – то теперь тот же одинокий герой становится демонстрацией потери личности. И чем крупнее этого человека пытаются показывать, чем глубже влезть в душу, тем страшнее разворачивающаяся картина внутренней пустоты.

      Профессионалам оставалось только хвататься за голову и бормотать: “Они нас победят. Это другое по восприятию кино. Новое слово. Новый век”. Новый или не новый, но что это определенное явление – свершившийся факт. Вопрос о том, стоит ли серьезный, уважаемый фестиваль превращать в учебную площадку или, напротив, вернуть все на устоявшиеся классические рельсы, когда показывается только “настоящее документально кино”, до сих пор остается открытым.

      И все же век веком, рецепторы – рецепторами, а последнее слово осталось за профессионалами. Награды на фестивале “Россия” получили не экспериментальные картины, а самые что ни на есть классические. Гран-при фестиваля достался создателю картины “Глубинка 35х45” новосибирской студии “Кино-Сибирь” Евгению Соломину. Он запечатлел печальную историю о том, как где-то в глубинке несколько лет назад происходил обмен старых паспортов на новые (для них необходимы фотографии, и вот фотограф колесит по этой самой глубинке, на минуту-другую вырывая людей из их повседневной жизни). Это кино – классическая картина, снятая на пленку, где за короткое время рассказана чуть ли не вся история России, от советских времен до нынешнего часа, о нашей жизни, где есть место всему, где мало какие события могут нарушить привычный уклад жизни.

      На фестивале “Россия” было вручено пятнадцать призов. Два из них уехали в Москву, два остались в Екатеринбурге; не остались без внимания документалисты из Новосибирска и Владикавказа (лучший дебют – “Письма из будущего” Алины Акоефф), Санкт-Петербурга, Вильнюса и Киева. Недовольство обойденной молодежи, которую то ли не поняли, то ли не приняли, мы пока оставим. Революции, как известно, зреют, а войны готовятся. Посмотрим, что будет в следующем году.

      Понятие “документальное кино” заметно размывается, многие начинают относить сюда всякую съемку, вплоть до роликов, снятых с сотовых телефонов, зафиксированных встроенной в компьютер видеокамерой. А значит, о профессионализме разговор идти уже не может, если каждый взявший камеру – уже документалист, свидетельствующий о реальности, не осмысливающий ее, а лишь фиксирующий. Но вот что странно: идущие следом за “Россией” докфестивали эту проблему решили просто не замечать. На “Флаэртиану” из программы екатеринбургского фестиваля попали всего несколько классических документальных картин. Здесь дали приз “Занавесу”, не заметили “Глубинку35х45” (Гран-при фестиваля “Россия”) и похвалили “Почтовую лошадь”, обойденную в Екатеринбурге. Идущий следом АРТДОКФЕСТ выбрал в номинанты четырехминутную зарисовку классика документального кино Герца Франка “ AFTER ” (“После”) – в Екатеринбурге мэтру поаплодировали, но наградой обошли – и полемичную картину “Части тела”, которую с возмущением осудило жюри “России”. Несовпадение программ и награжденных отчасти объяснимо: АРТДОКФЕСТ не очень дружен с “Россией”, а “Флаэртиана” – фестиваль международный, в его программе много иностранных фильмов.

      АРТДОКФЕСТ отличает большая полемичность тематики, здесь не боятся показывать фильмы на острые темы – о националистах, о русских в Эстонии, о движении “Наши”. В этом году в жюри фестиваля – социолог и журналист Даниил Дондурей, театральный режиссер Анатолий Васильев и журналист Марианна Максимовская. Понятно, что в представленном кино они будут искать нечто совсем другое, нежели то, что интересовало жюри “России”. Это объяснимо – фестивали в кричащей Москве и в далеком Екатеринбурге и должны отличаться по уровню пафоса и по громкости голоса. Но не профессионализма (неизвестно, однако, что больше заинтересует московское жюри – качество работы, раскрытие темы или скандальность). Интересна в этом году внеконкурсная программа, среди которой есть “Лучшие документальные телевизионные фильмы 2009 года”. Екатеринбургские споры о “формате” и “неформате” здесь были разрешены просто: в Москве телевизионное “форматное” кино выделили в отдельную программу. И это кажется логичным.

      magazines.russ.ru

      Война без правил документальный

      Сайт общественных организаций российских соотечественников в Республике Беларусь

      С 20 марта — документальный фильм «Хатынь. Война без правил» в эфире «Беларусь 3»

      Беларусь на этой неделе вспоминает трагедию, которая описывает весь страх, жестокость и ужас Второй мировой войны. Ровно 75 лет назад фашисты сожгли деревню Хатынь вместе с ее жителями.

      События, посвященные дате, затронут всю страну. Ведь Хатынь — это мемориал не только одной деревни, это памятник девяти с лишним тысячам сожженных белорусских деревень в годы войны. Так, уже сегодня молодые активисты благоустраивали территорию мемориала. Также в эти дни пройдут выставки и конференции. Будут изданы архивные сборники и книги, открывающие новые факты об истории самой Хатыни, ее жителях и даже карателях.

      Главные мероприятия, посвященные трагедии в Хатыни 21 и 22 марта: на сцене Белгосфилармонии пройдет концерт-реквием, в самом музее под открытым небом состоится митинг, участие в котором примут руководители госорганов, а также представители дипмиссий и главы религиозных конфессий. К трагическому юбилею свою премьеру приурочил телеканал «Беларусь 3». Четырехсерийный хроникально-документальный фильм «Хатынь. Война без правил» в эфире стартует — 20 марта.

      Участие в создании фильма приняли известные историки и архивисты. В проектах использована хроника 1943 года и фрагменты частичной реконструкции тех событий. Через трагедию одной деревни — взгляд на трагедию всей Беларуси в Великой Отечественной войне — уже сегодня на телеканале «Беларусь 3» первая серия документального проекта.

      Добавим, что 22 марта в Хатыне пройдет митинг-реквием по случаю 75-й годовщины уничтожения деревни фашистами.

      Предполагается участие руководителей государственных органов, представителей дипмиссий, всех областей Беларуси, глав религиозных конфессий.

      ross-bel.ru

      Смотрите так же:

      • Пенсия полковника в отставке Минимальная пенсия у военнослужащих в России ​ на. ​ минимум (майор, к-р​ 1991 года, то​ в 1.7 раз​ в 2.5 раза​В ГРУ надбавка 1,2.​ разы больше, чем​ лет и 5​ самому:​ пенсионеры не ждали​7,5%​ колеблется от 15​Все параметры суммируются и​ службы тоже может​ к Вооружённым силам.​ Как […]
      • Приказы о зачисление в маи Поступи в МАИ Информация , приветствуем! Узнать подробнее 1 501 запись ко всем записям В #МАИ стартовала приёмная кампания — 2018! Сегодня, 20 июня, в Московском авиационном институте стартовала приёмная кампания. Подать документы будущие студенты могут с 14:00 до 17:00! График работы […]
      • Виновен за взятки Суд в 7 раз сократил штраф осужденному за взятку экс-мэру Рыбинска Москва. 4 апреля. INTERFAX.RU - Бежецкий районный суд в Тверской области существенно уменьшил штраф, назначенный бывшему мэру Рыбинска (Ярославская область) Юрию Ласточкину за получение взятки, сообщили "Интерфаксу" в […]
      • Ст 18 часть 3 закон о персональных данных Операторов могут начать наказывать за хранение персональных данных российских граждан на зарубежных серверах С предложением дополнить ст. 13.11 КоАП об ответственности за нарушение требований Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ "О персональных данных" (далее – закон о […]
      • Закон о правах потребителя перечень товаров не подлежащих возврату Расширен перечень товаров надлежащего качества, которые не подлежат возврату и обмену Правительство РФ дополнило перечень непродовольственных товаров надлежащего качества, которые не подлежат возврату и обмену на аналогичные (Постановление Правительства РФ от 22 июня 2016 г. № 568). […]
      • Закон о пенсиях 340-1 Расчет размера пенсий по старости по Закону от 20.11.90 № 340-1 Для назначения полной пенсии по старости необходимо иметь: 55% от заработной платы (ЗП) пенсионера За каждый год отработанных сверх этого + 1%, но не свыше 20%, т.е. 75% от ЗП. К основному размеру пенсии полагаются в […]
      • Закона 458-фз от 29122014 г 29 марта 2016 года в министерстве состоялось совещание с представителями органов местного самоуправления о ходе реализации Федерального закона от 29.12.2014 г. №458-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления», отдельные законодательные акты […]
      • Сайт гибдд свердловской области штрафы по водительскому удостоверению Штрафы ГИБДД узнать. Проверить по удостоверению Екатеринбург Рекомендуем посетить официальный сайт (смотри фото скриншота штрафы ГИБДД) Управление ГИБДД ГУВД Свердловской области Екатеринбург, ул. Чкалова, 1 телефон:+7 (343) 269-77-00, +7 (343) 269-77-01 Отдел Государственного […]