Военные суды петра 1

Главная / Военные суды петра 1

2. Военные и военно-судебные реформы Петра I

В начале XVIII в. Россия находилась в крайне неблагоприятной внешнеполитической обстановке. России постоянно угрожали Швеция, Польша, Турция. Англия, Голландия и Франция стали на путь капиталистического развития, начали борьбу за колонии и также угрожали России. Экономическому развитию страны мешало отсутствие выходов к морю.

Социально-политическая обстановка в стране оставалась сложной, т.к. окончательное закрепощение населения грозило социальным взрывом. В этих условиях, прежде всего господствующему классу, были нужны гарантии успешного разрешения внутренних и внешних задач. Таким государством и явилась абсолютная монархия с сильным бюрократическим аппаратом, армией и флотом.

Регулярная армия характеризуется:

* постоянной системой комплектования всех родов войск на основе рекрутских наборов;

* единой системой подготовки военных кадров и прохождение военной службы;

* единой организационной системой и устройством, а также едиными штатами подразделений и частей;

* наличием единых документов, регламентирующих службу (устав);

* единой системой боевого обучения;

* всесторонним государственным содержанием.

Создание такой армии в истории России связано с именем Петра I. В результате военных реформ, проведенных им:

* были ликвидированы стрелецкие войска и дворянское ополчение;

* установлены новые способы комплектования армии и флота солдатами и офицерами;

* выработаны твердые основы прохождения воинской службы;

* определено правовое положение солдат и офицеров;

* изменена организационная структура армии;

* реорганизовано военное управление;

* установлен новый порядок материального обеспечения личного состава;

* изменены методы обучения и воспитания войск;

* проведено перевооружение армии;

* улучшена система снабжения.

Юридическое оформление регулярная армия получила в Воинском уставе 1716 г. И в Морском уставе 1720 г.

Петром I были разработаны твердые основы комплектования армии.

Первым актом был указ от 8 ноября 1699 года о добровольной записи в солдатские регулярные части «охотчих людей всех сословий». В случае зачисления в солдаты холопы получали свободу, а закабаленные люди освобождались от кабалы. 17 ноября 1699 года были изданы указ о наборе в армию даточных людей.

Указом 20 февраля 1705 г. «О наборе рекрут с 20 дворов по человеку» была введена рекрутская повинность, установлена единая система комплектования регулярных войск. По указу, рекрутской повинности подлежали люди податных сословий: крестьяне всех категорий и мещане. Рекрутские наборы проводились периодически. В установленный срок с 20 дворов призывался один физически здоровый рекрут: сначала в возрасте от 15 до 20 лет, а позднее от 17 до 32 лет. Бегство рекрутов строго наказывалось. В случае смерти, гибели в бою или бегства рекрута вместо них брали в солдат людей с тех же дворов.

В 1706 году был издан указ, по которому рекруты набирались и с боярских вотчин (от300 дворов — 1 рекрут) и от престарелых, увеченных помещиков, вдов помещиков и купечества (от 100 дворов — рекрут).

С 1766 года по Генеральному учреждению рекруты набирались со всего податного населения: дворцовых, Черносотных, ясочных, церковных, помещичьих, посессионных крестьян, ямщиков, жителей лесов и т.д. Фабрикантам-заводчикам, не имеющим купленных или приписанных деревень, вместо положенных рекрутов из мастеровых платить в казну по 120 руб. за рекрута, купечество — 360 руб. (а с 1783 года «в уважение возвышение цен на . вещи» — 500 руб.).

Рекруты набирались по одному от 100 душ. Устанавливалась очередность губерний в наборе рекрутов: они чередовались через 5 лет. Возраст рекрутов был повышен до 35 лет, срок службы был установлен до 20-25 лет.

В то время рекрутская система была передовой системой комплектования для создания национального регулярного войска, относительно дешевого в сравнении с наемными армиями западноевропейских стран.

В тоже время рекрутская повинность тяжелым бременем ложилась на плечи населения России. Она на всю жизнь отрывала рекрута от семьи.

При создании регулярной армии, наряду с набором даточных людей и рекрутов, использовались «полки нового строя». В ходе Северной войны они были преобразованы в полки новой регулярной армии. Использовались стрелецкие полки и драгунские полки.

В создании регулярной армии важное значение имели подготовка кадров и регламентация системы прохождения службы офицерами.

Значительным событием было принятие 2 января 1722 года такого правового акта, как «Табеля о рангах всех чинов воинских, статских, придворных». По этому документу чинопроизводство осуществлялось в зависимости от личных заслуг и способностей, а не по знатности рода.

В соответствии с Табелем о рангах, командный состав армии и флота получил воинские чины, которые делились на сухопутные, гвардейские, артиллерийские и морские. Все должности были разделены на 14 классов (степеней). Каждый класс пользовался определенными привилегиями. Хотя должности комплектовались из дворян, за большое усердие и способности допускались представители других сословий. Причем в случае получения обер-офицерского чина (8 ранг, майор), то они становились потомственными дворянами. Служба в должностях с 9 по 14 классов давала личное дворянство.

В 1700 году были приняты строевой устав и дополнение к нему «Ротные чины» и «Статьи воинские», «как надлежит солдату в житии себя держать и в строю и во учении обходиться.» В них излагались требования к офицеру и солдату.

В 1716 году был принят Воинский устав, обобщивший опыт деятельности регулярной армии. При его издании в 1719 году в него вошел Артикул воинский 1715 года как самостоятельная часть.

Устав состоял из 4 частей.

В I части — определяется деятельность всех воинских частей и учреждений, — регламентируются права и обязанности высших чинов от генералиссимуса и фельдмаршала до генерал профоса (надзирателя за арестованными).

Во II части — Артикле воинском с кратким толкованием содержания нормы уголовного права.

В III части — короткое изображение процессов или судебных тяжб, включены уголовно-процессуальные нормы и устройство военный судов.

IV часть — об экзерциции (учении), о приготовлении к маршу, о званиях и должности полковых чинов. В ней изложены вопросы организации учений, строевой и караульной служб, права и обязанности должностных лиц полка, методика обучения.

Нормы, определенные Уставом, действовали без изменений до конца XVIII в., а военно-уголовные нормы — до середины XIX в. Воинский устав ввел военную присягу в армии. Петр I установил порядок торжественного принятия при распущенном знамени в полку или роте.

Для создания высокой воинской дисциплины и порядка и установление юридических норм уголовно-правового характера был принят Артикул воинский 1715 г. Артикул является достаточно полным и завершенным военно-правовым кодексом, защищающим дворянско-помещичье государство, его аппарат, офицерский состав от покушения солдат.

Устав требовал, чтобы капитан почитался, как губернатор или комендант крепости. Аналогично Артикулу воинскому Морской устав предписывал беспощадно пресекать бунт или возмущение на корабле (ст. 55). Преступники приговаривались к смертной казни, приговор приводился немедленно.

Таким образом, результатом военных реформ начала XVIII в. в России были созданы регулярные армия и флот. Армия была национальной, комплектовавшейся на основе рекрутских наборов. По своему характеру она была армией феодально-крепостнического государства, опорой абсолютизма.

Военно-судебные реформы Петра

Значительным событием первой четверти XVIII в. в области права были военно-судебные реформы.

Согласно гл. VII Соборного уложения 1649 года «О службе ратных людей Московского государства» в военное время и сборе суда над ратными людьми осуществляли полковые командиры (или полковые судьи по поручению командира), стрелецкие головы, сотские и т. д. Их ведению подлежали преступления, совершённые ратными людьми при нахождении их в полках, а за преступление, совершённое или «на перёд военной государственной службы, в поместьях и вотчинах. а не полках, судите. как им государства служба меняться».

Служилых людей высшего и среднего чина (бояр, окольничих, московских и городовых дворян) судили полковые командиры (воеводы); детей боярских, дворян — полковые судьи; стрельцов, пушкарей и даточных людей — стрелецкие и сотенные головы; драгунов, рейтаров, солдат — свои полковники.

Петр I в 1702 году создал военные суды, структура и деятельность которых регламентировались Воинским уставом 1716 г. Низшей инстанцией Военного суда был полковой суд (полковых кригерехт). Он включал в себя председателя (презуса) — полковника, подполковника или майора и 6 ассесоров (2 капитана, 2 поручика и 2 прапорщика).

Апелляционной инстанцией для полковых судов был генеральный кригирехт. Он же осуществлял суд по наиболее важным делам. Председателем его был старший генерал и 6 асессоров — членами (2 генерал-поручика, 2 генерал-майора и 2 полковника).

Генеральному суду были подсудны:

* все государственные преступления,

* преступления целых частей войск,

* преступления, совершенными высшими чинами,

* преступления против высших чинов.

В состав каждого суда входил аудитор (следивший за юридической стороной дела) и протоколист.

Суд не был постоянным органом и назначался по каждому делу. Асессоров выбирал сам председатель.

Наиболее четко классовый характер Артикула выражен в артикуле 137: «Всякий бунт, возмущение и упрямство без всякой милости имеет быть виселицей наказано».

В толковании к этой статье предписывалось виновных в возмущении на месте умертвить, «дабы через то другим страх подать».

К тяжким преступлениям Артикул относит измену, покушение на царя, обсуждение и хуление его действий, и намерений, посягательство на офицеров, сопротивление их приказам, неповиновение, отказ от службы, противодействие судам и полиции.

Ст. 29 предписывала солдату «воздерживаться о всякого непристойного рассуждения об указах, которые ему от его начальника даны».

Деятельность флота и личного состава регулировалась уставами, регламентами и инструкциями.

В 1699 г. — были изданы статьи «Как должен капитан между корабельными людьми расправу чинить и ведать их».

В 1706 г. — был издан «Устав корабельный».

В 1710 г. — «Инструкция и артикул военные Российскому флоту». В них устанавливались наказания за совершаемые матросами преступления.

В 1720 г. — был принят Морской устав, определивший обязанности должностных лиц корабля, правила внутреннего распорядка на флоте, порядок плавания кораблей, преступления и наказания за их совершение.

Наряду с генеральным и полковым судом был учрежден скорорешительный суд, который учреждался в военное время и в походах. Суд на месте преступления выносил приговор, в основном смертную казнь, и сразу же приводил приговор в исполнение. Допросов, обсуждений по делу не производилось, преступника только приводили к исповеди перед расстрелом.

В соответствии с Морским уставом 1720 г. наблюдение за правосудием осуществлял интендант флота, который должен был обеспечить «добрый порядок, правый суд и справедливый приход и расход».

В случае если преступление на корабле влекло смертную казнь или ссылку на галеры, то капитан доносил об этом флагману для предания виновного к суду. При превышении срока плавания 3-х месяцев суд и исполнение приговора осуществлялось под руководством капитана.

В случае бунта на корабле приговор приводился в исполнение немедленно. За отсрочку и медлительность в приведении в исполнение приговора наказывался капитан.

Военно-уголовное Законодательство Петра I, в частности Артикулы Воинские, предусматривали смертную казнь в 122 случаях. Многочисленные наказания по Артикулам отличались жестокостью.

Таким образом, судоустройство и судопроизводство разработанные при Петре I действовали еще 150 лет, до буржуазных реформ XIX в. Право по прежнему служило господствующему классу, еще больше ухудшая положение население стоящее на низшей ступени общества.

www.bibliotekar.ru

Военные суды петра 1

Реформа военных судов Петра I

Наиболее значимые изменения в системе военных судов произошли в годы правления Петра I. Этот период истории ознаменован стремлением разделения властей созданием в России регулярной постоянной армии, и появлением, выражаясь терминологией историков XIX века, «превосходных по тому времени» специальных военно-судебных и военно-уголовных законов.

В указанных целях Петр I посылал за границу своих сподвижников А. Вейде (в 1696-1698 г.), позднее — А. Меншикова и Б. Шереметева с задачей подыскать подходящие для российских условий военно-судебные кодексы.

В результате в 1702 г. появилось Уложение Б. Шереметева, с которым он уже вел боевые действия в Северной войне и обеспечивал необходимое постоянное правосудие в действующей армии на началах, подобных разделению властей. Есть все исторические основания полагать, что датой введения в действие указанного нормативного акта («Уложение или право воинского поведения генералов, средних и младших чинов и рядовых солдат») является 27 января 1702 г., что отмечалось еще 100 и более лет назад.

Вскоре после этой даты появился указ Петра, запрещающий подчиненным именовать себя рабами, как это сделал в подписи при утверждении названного Уложения по старому обычаю Б.Шереметев. А на просьбу командующих «издать указ о наказуемости за причинение войсками обид местным жителям» Петр отвечал, что «указу… посылать не для чего, понеже войско все вам вручено с полным воинским правилом, судом и указом, по которым вы должны чинить праведный суд…».

Единство многих военно-юридических функций, осуществляемых одними и теми же лицами (аудиторами), а также попытки распространить современное представление о военной юстиции на события трехсотлетней давности объясняет некоторые существующие исследовательские неточности.

В 1706 г. на базе немецкого военно-уголовного кодекса был напечатан Краткий артикул А. Меншикова, в котором военно-судебный аспект был представлен уже более отчетливо и полно.

В 1715-1716 гг. поэтапно был введен в действие разработанный при личном участии Петра I Воинский устав, который без преувеличения стал эпохой в деле становления российской государственности и армии, а также создания новых военных судов и соответствующих военно-судебных нормативов. В нем содержалась специальная глава «О суде и судиях». Многие его нормы применялись боле ста лет, а некоторые положения и формулировки Воинского устава не потеряли своего значения и поныне.

Согласно названному уставу, были предусмотрены коллегиальные военные суды трех видов:

1. Высший (генеральный) суд в составе председателя — фельдмаршала или старшего по чину генерала, а также четырех генералов и двух полковников. Ему были подсудны дела о важных государственных преступлениях, совершенных высшими военными чинами или воинскими частями;

2. Низший (полковой) суд в составе председателя — полковника и шести офицеров, которому были подсудны все офицеры и нижние чины, совершившие любые преступления, кроме имеющих важное государственное значение;

3. «Скорорешительный суд» — для условий военного времени в случаях, не терпящих отлагательства. Он был правомочен рассматривать все дела, подсудные полковому суду.

Руководство учрежденными Петром I военными и военно-морскими судами первоначально осуществляли главные военно-административные органы — Военная (Сухопутная) и Адмиралтейская коллегии, а в дальнейшем их структурные подразделения (палаты, части), которые в последующем неоднократно переименовывались (Аудиторский Департамент, Генерал-Аудиториат, Главный военный и Главный военно-морской суды, Главное военно-судное управление).

Судебную компетенцию этих высших военно-судебных учреждений составляли следующие основные полномочия (об этом, например: гл. 50 Воинского устава): конфирмация приговоров (утверждение приговоров, с правом изменения их сути); кассационное производство, надзорная деятельность.

В 1711 году был учрежден Сенат как высшая судебная инстанция государства, подсудность которого распространялась и на чинов военного ведомства. Например, по делам о казнокрадстве военнослужащих, которые следовало рассматривать с участием депутатов от Военной коллегии.

До появления знаменитого Воинского Устава 1715-1716 г., положившего начало всему последующему военному и военно-уголовному (материальному и процессуальному) законодательству России, вначале XVII столетия появилось два важных военно-уголовных устава: «Уложение или право воинского поведения», изданное 27 января 1702 г. фельдмаршалом Б. Шереметевым, и «Краткий артикул» А. Меньшикова 1706 г.

Основное содержание Уложения было заимствовано из датских воинских артикулов, адаптировано к российским условиям и применялось в подведомственных Шереметеву войсках при походе в Ливонию.

В соответствии с указанным источником в систему наказаний военнослужащих входили следующие уголовно-правовые меры:

1. Смертная казнь — простая (которая применялась посредством повешения, отсечения головы мечом) и усиленная (путем четвертования — за измену, участие в сходках начальников вместе с подчиненными и убийство с корыстной целью). Существовала также заочная казнь, исполняемая символически, путем прибития к виселице имени преступника, после чего виновный при поимке мог быть повешен.

2. Членовредительские наказания: отрезание носа — за клятвопреступление и пригвождение руки ножом — за нанесение раны.

3. Тяжкие телесные наказания: бите кнутом (для русских) и шпицрутеном (для иностранцев, находившихся в русском войске).

4. Легкие телесные наказания: ношение мушкетов до 6 штук по 2 часа, с трехчасовыми перерывами, ежедневно в течение нескольких дней (до недели).

5. Арест под охраной караула на срок до 20 суток.

6. Наказания имущественного характера: конфискация имущества (за важнейшие преступления) и вычет из жалования.

7. Лишение чести — различные ограничения служебных прав: увольнение со службы, снижение в должности, разжалование в рядовые.

8. Отплата равным злом — удар за удар, т.е. причинение равного вреда.

При назначении наказания состояние опьянения признавалось отягчающим вину обстоятельством.

При совершении преступления целыми частями войск (сдача крепости или бегство с поля боя) одни начальники подвергались смертной казни, другие «начальные люди» и солдаты подвергались смертной казни один из десяти по жребию.

При совершении начальниками преступлений вместе с подчиненными первые подлежали более строгому наказанию и отвечали за ущерб, причиненный подчиненными. В заключительных статьях Уложения сказано, что действие его распространяется на всех лиц, «от полкового воеводы и до нижнего начального человека и солдата» и всех тех лиц, которые состоят при войске.

Таким образом, в Уложении Шереметева предусматривались преимущественно воинские преступления и наказания за них были строгие. О судоустройстве и судопроизводстве в Уложении говорится кратко. Так, в нем упоминается о том, что судебная власть в войске принадлежит полковнику (командиру полка), который обязан привлекать к судебной ответственности подчиненных за совершение ими преступления.

О суде говорится как коллективном органе. Вопрос о вменении в вину преступлений должен быть разрешен «собранным военным судом», назначенным для рассмотрения дела командиром полка, поэтому дату утверждения Уложения — 27 января 1702 г.- можно считать появлением в российской армии военного суда как коллегиального органа судебной власти.

Несколько раньше, в этом же период был подготовлен военно-уголовный устав под названием «Устав прежних лет», который состоял из двух частей — Воинского наказа, касающегося военных судов и порядка судопроизводства, и Воинских статей, касающихся преступлений и наказаний военнослужащих.

Предполагается, что обе части Устава заимствованы из датских военных законов 1683 года. В Уставе содержится постановление об устройстве военных судов, которые состояли из верхних и нижних. Верхний военный суд назначался для рассмотрения дел о важнейших лицах (генералах и штаб-офицерах) и важнейших преступлениях, совершаемых остальными военнослужащими. Верхний военный суд являлся и аппеляционной инстанцией по отношению к решениям нижних военных судов. Упоминается в Уставе и о суде скорорешительном. Однако по утверждению авторов глубокого исторического исследования — книги «Столетие военного министерства 1802-1902 гг.», Устав не получил утверждения Петра I, а был использован Шереметевым в той части, которая называлась «Воинские статьи». Именно эту часть Устава Шереметев утвердил и ввел в действие в подведомственных ему войсках с некоторыми сокращениями и изменениями под названием Уложения 1702 г. Вторая часть Устава (Воинский наказ) прежних лет и приложение к нему о наказаниях и казнях впоследствии были использованы при составлении Воинского Устава 1715-1716 гг.

Именным Указом 1717 года о замене Военной канцелярии Военной коллегией последняя, по признанию историков, «получила значение высшего военно-судебного места». Последующими указами 1719, 1721, 1724 гг. повелевалось посылать в Военную коллегию (в ее особую аудиторскую экспедицию) приговоры военных судов «в смертных винах», которые не могли быть конформированы командованием, а также приговоры по делам об офицерах. Правомочием действовать в качестве суда первой инстанции коллегия не наделялись, хотя ее представители делегировались в Сенат для осуществления правосудия по делам военнослужащих. Тем не менее, эти военно-административные органы фактически занимались судебной деятельностью и их можно считать прообразом современной Военной коллегии Верховного Суда РФ. Если возраст этой коллегии исчислять с 1717 года, то в 2002 году ей исполнилось 285 лет.

В 1722 году было разъяснено, что Военной коллегии принадлежит право окончательного утверждения приговоров подведомственных им судов и что приговоры эти представлять в Сенат не следует. В последующем данную функцию, сопряженную с функцией личной канцелярией Государя по военно- судным делам, выполнял Генерал-Аудиторат. По замыслу Императора Генеральный Аудиторат должен был представлять собой «суд высший», учреждение независимое от Военной коллегии и подчиненное непосредственно верховной власти.

Петровские военные суды без сколько-нибудь серьезных изменений в структуре и судопроизводстве просуществовали 150 лет и «дожили» до военно-судебной реформы 1867 года. При этом некоторые «нижние военные суды» именно как постоянно действующие организовывались специальными Петровскими указами, на основании которых ныне не трудно определить реальное время их образования. Так, датой учреждения в Москве постоянного нижнего военного суда в соответствии с главой 50 Воинского устава следует считать указ от 15 февраля 1723 года. В Санкт-Петербурге военный суд вначале на короткое время был открыт также в 1723 году, однако вскоре был ликвидирован. В качестве постоянно действующего органа 18 августа 1724 года в северной столице начала функционировать постоянная военно-судная комиссия во главе с Петербургским комендантом бригадиром Бахметьевым, исполнявшим обязанности ее президента, т.е. председателя.

При Николае I под руководством М. Сперанского была реализована вековая задача по изданию «Полного Собрания законов Российской империи» в 45 томах. Свод законов был напечатан в конце 1832 года и вступил в действие согласно Манифесту царя от 31 января 1833 года, с первого января 1935 г.

В последующем издаваемые законы печатались как «сводные Продолжения» указанного Свода. Последнее Сводное Продолжение было издано в 1912 г.

Свод Законов Российской Империи (ПСЗ РИ) состоял из разрядов (т.е. разделов).

Восьмой разряд, под названием «законов уголовных», был представлен в одном томе № XV и содержал в себе нормы (законы) о преступлениях и наказаниях и законы об уголовном судопроизводстве.

Несмотря на то, что Свод Законов должен был представлять собой собрание всех законов, однако на самом деле он не объединил в себе всех отраслей права. В него не вошли, в том числе и военные постановления. Свод военных постановлений был издан позднее, в 1839 году.

Следует отметить, что в период работы всех комиссий по кодификации законодательства и в общем контексте этой работы также предпринимались попытки изменения как военно-уголовного законодательства, так и законодательства о военных судах.

Так, еще при Анне Иоанновне в 1730 г. была учреждена комиссия под председательством фельдмаршала Миниха, которой поручалось рассмотреть вопросы улучшения состояния армии и пересмотреть воинские артикулы, изданные при Петре I. Однако комиссия с этой задачей не справилась.

Новая комиссия для пересмотра артикулов была учреждена в период царствования Елизаветы Петровны, в 1754 г. и прекратила свою работу после нескольких заседаний в 1759 г., предложив внести в артикулы лишь незначительные изменения чисто формального свойства.

Столь же неплодотворной явилась работа и Екатерининской комиссии 1762 г. Как видно из наказа комиссии для составления нового уложения, Екатерина II предполагала заняться приведением в порядок военных постановлений позднее, что не осуществилось вследствие неудач, постигших процесс составления нового общего уложения.

В силу указанных обстоятельств созданная Петром I система военных судов оставалась практически в неизменном виде и продолжала действовать вплоть до военно-судебной реформы 1867 года.

Следует отметить, что в 1771 г. при Екатерине II вновь был учрежден неоднократно ликвидируемый постоянный военных суд (кригсрехт) в Петербурге подобно аналогичному нижнему военному суду, действовавшему на постоянной основе со времен Петра I в Москве (с 1723 г.)

Этот суд состоял под ведением начальника Петербургского гарнизона, асессоры (заседатели) в него назначались по очереди из полков гарнизона.

Компетенция военных судов при преемниках Петра I претерпевала определенные изменения, то уменьшаясь, то увеличиваясь в своем объеме.

При этом сужение подсудности дел военным судом было связано, в основном, с предметным (родовым) признаком подсудности дел.

Так, уже вскоре после смерти Петра I, императорским Указом от 3 марта 1726 г. военнослужащие стали подсудны военным судам только за преступления против военной службы.

По всем же другим делам об «обидах и прочих ссорах и во взятках» они судились в гражданских судах.

Исключение было сделано лишь для военнослужащих, проходивших службу в гвардейских частях, ввиду их особого статуса. Гвардейцы по всем делам оставались подсудны военным судам, но уже в 1727 г. это исключительное правило и для них перестало существовать.

Однако такое положение продлилось недолго. Уже при Императрице Анне в 1733 г. появился Указ, запрещающий судить военнослужащих в гражданских ведомствах. Предписывалось отсылать их для суда в свои полки.

Далее Указом Екатерины II в 1782 г. военнослужащих разрешалось судить по уголовным делам в общих судах лишь в исключительных случаях, а именно когда обвиняемый находился далеко от своей части, и поблизости не было других воинских частей. При указанных обстоятельствах военнослужащего мог судить гражданский суд, но наказание обвиняемому назначалось все же по воинским законам.

Приговоры по таким делам не направлялись по судебным инстанциям, а утверждались губернаторами или генерал-губернаторами, которые пользовались властью военных начальников по отношению к гарнизонным полкам. В необходимых случаях (осуждения за тяжкие преступления) приговоры направлялись губернаторами на утверждение в военную коллегию.

В дополнение к этому Указу в 1792 г. было разъяснено, что общим судом в этих случаях могут быть подсудны только нижние чины и при том не из дворян.

В 1797 г. Павел I вновь закрепил исключительную подсудность военнослужащих только военному суду.

Значительно снизилась предметная подсудность военных судов с изданием в 1775 г. «Учреждения для управления губернией». В соответствии с указанным нормативом гражданские дела с участием военнослужащих стали подсудны общим судам. То есть, с этого времени военные суды стали судами исключительно уголовной юрисдикции.

Что же касается персонального (субъектного) признака, то подсудность уголовных дел военным судам в России послепетровских времен постоянно имела тенденцию к расширению.

В период правления Елизаветы Петровны, по ее Указу 1761 г. юрисдикция военных судов была распространена на чинов горного ведомства, т.к. оно само получило статус военной организации.

С 1767 г. военным судом стали подсудны и землемеры во время производства ими генерального межевания.

Император Александр I также расширил полномочия военных судов: они стали рассматривать дела о преступлениях, совершенных чинами ведомства путей сообщения, государственных конных заводов, а также дела на гражданских лиц, совершивших политические преступления.

Необходимо отметить, что в период царствования Александра I, перед началом Отечественной войны 1812 г., был принят специальный военно-правовой акт — Устав полевого судопроизводства.

Согласно его нормам во время ведения армией боевых действий военному суду подлежали все воинские чины и все чиновники и лица, принадлежащие к армии, а также шпионы и жители занимаемых армией областей по преступлениям, определяемым военным Полевым Уложением.

Но наибольшего расширения подсудность уголовных дел военным судам получила в период царствования Николая I. Все гражданские чины, состоявшие на службе в военно-сухопутном и морском ведомствах, наравне с военнослужащими, и в мирное время были подсудны военным судам. Кроме того, юрисдикция военных судов широко стала распространяться и на лиц, не имевших отношения к военному ведомству.

Основанием для направления дела в военный суд, как правило, служил вид совершенного преступления — нарушение важнейших интересов армии и флота или особая опасность для общественного или государственного спокойствия.

Так, в 1827 г. Николай I указал, чтобы «виновные. изобличенные в действиях против войск. судимы были для скорейшего окончания разрешения оных дел военными судами».

В 1833 г. по делу о краже рубленого каната, найденного в одной из купеческих лавок, царь наложил резолюцию: «судить военным судом. и впредь всех тех купцов и мещан Империи, которые в краже казенного имущества изобличены будут».

В 1844 г. Николай указал, что «злонамеренных людей, участвующих в убийстве преданных нам горских старшин, повелено судить военным судом», а в другом указе — «виновные, изобличенные в продаже китайцам опиума, предаются военному суду».

В результате издания многочисленных указаний подобного рода к окончанию царствования Николая I военным судам стали подсудны субъекты 70-ти категорий, из которых 30 — за совершение любого преступления, а 40 — лишь за некоторые уголовно-наказуемые деяния.

Для сравнения заметим, что в 1839 г. военным судам были подсудны дела о лицах 36 категорий.

Очевидно, что значительное расширение подсудности уголовных дел военным судам объяснялось тем, что Николай I, напуганный восстанием декабристов (1825 г.), польским восстанием (1830-1831 гг.) и рядом других политических событий, боялся возможных либеральных изменений и использовал военную юстицию для усиления уголовной репрессии в государстве и для укрепления монархического строя.

Однако указы Николая I, как и его предшественников, не имели системного характера, вновь изданные нормативы, как правило, не отменяли более ранних. В середине XIX в., из за консервативной позиции царя и его окружения в судопроизводстве образовалась путаница и волокита при рассмотрении дел. Оценивая уголовно-процессуальное законодательство России того периода, А.Ф. Кони писал, что оно представляло собой «бессвязное собрание самых разнородных и разновременных постановлений, в результате чего уголовные дела, наряду с общими судами, рассматривались «специальными сословными и ведомственными судами, границы подсудности которых далеко не всегда были ясны». С таким суждением современника, видимо, трудно не согласиться. Итак, более чем вековой период в истории России — от Петра I до царствования Александра II (правление которых связано с проведением виднейших и разнообразных реформ в жизни государства) в области военного правосудия можно охарактеризовать следующими положениями:

1. Созданная впервые Петром I система военных судов практически осталась неизменной до военно-судебной реформы 1867 г.

2. Значительному изменению в направлении расширения подверглась подсудность военным судам уголовных дел.

1.3 Военно-судебная реформа 1864-1867 г.

К середине XIX в. военным судам стали подсудны дела не только всех военнослужащих и гражданских чинов, занимающих должности в войсках, но и значительной части других категорий граждан, в том числе должностных лиц (чинов) горного ведомства, военного корпуса инженеров путей сообщения, части землемеров, а также иных категорий граждан (всего до 70-ти видов субъектов).

Такое положение во многом объяснялось политическими мотивами: восстание декабристов, польское восстание, буржуазная революция во Франции, борьба в России за отмену крепостного права и ряд других политических событий внутри страны и за рубежом, боязнь либеральных изменений заставили царизм искать пути самосохранения существующего строя. Одним из них являлось укрепление репрессивного режима, включая военные суды.

Правительству в 1825 г. при малейшей попытке самого скромного преобразовательного начинания приходилось убеждаться, что, касаясь чего-либо одного, нельзя было задеть и всего целого. Здание империи или требовало основательной перестройки, или же его не следовало трогать.

В 1867 г. в контексте знаменитых Александровских реформ был принят Военно-судебный устав, в соответствии с которым поэтапно стала создаваться новая отечественная военно-судебная система. Она включала полковые суды, военно-окружные суды и Главный военный суд с двумя его отделениями — в Сибири и на Кавказе.

Устав определил, что судебная власть в военном ведомстве принадлежит указанным судам, которые должны были действовать как установления коллегиальные.

Полковые и военно-окружные суды являлись судами первой инстанции и рассматривали дела по существу. Главный военный суд был судом второй инстанции, решал дела по кассационным жалобам и протестам прокуроров. Он также должен был наблюдать за «охранением точной силы закона и за единообразным его исполнением военными судами».

Военно-судебным уставом 1867 г. была установлена новая система органов правосудия в армии, состоящая из полковых судов, военно-окружных судов и Главного военного суда с двумя отделениями (в Сибири и на Кавказе).

Устав определял, что судебная власть в военном ведомстве принадлежит указанным судам, которые должны были учреждаться и действовать как установления коллегиальные.

Полковые и военно-окружные суды являлись судами первой инстанции. Они предназначались для рассмотрения и решения дел по существу.

Главный военный суд должен был наблюдать за «охранением точной силы закона и за единообразным его исполнением военными судами» (ст. 1-4 Военно-судебного устава 1867 г.)

Правительствующий Сенат, являвшийся кассационной инстанцией для общих судов, к военным судам отношения не имел. Кроме названных постоянно действующих военных судов, уставом допускалось учреждение временных военных судов, особых присутствий для рассмотрения протестов прокуроров и жалоб осужденных на приговоры военных судов по особо важным делам, особых военных судов и верховного уголовного суда для рассмотрения дел о государственных преступлениях, совершенных военнослужащими, полевого военного суда и полевого главного военного суда (ст.28, 60, 1096, 1195, 1199 Устава).

Для производства предварительного следствия при военно-окружных судах учреждались должности военных следователей, а для осуществления надзора за судами вводились должности: главного военного прокурора (при Главном военном суде), товарищей его (заместителей), военных прокуроров и их помощников (при военно-окружных судах).

Они осуществляли в основном две функции: прокурорского надзора за соблюдением законов при судебном рассмотрении дел и обвинительную обличение подсудимого.

При военно-окружных судах и военных прокурорах учреждался институт кандидатов на военно-судебные должности.

Общий надзор за военно-судебными местами лежал на военном министре, который был вправе за недостатки и упущения по службе (но не в связи с судебной деятельностью) наложить на виновных чинов военно-судебного ведомства дисциплинарные взыскания в виде замечания или выговора. Он мог лично произвести ревизию в любом военном суде, либо поручить это подчиненному ему Главному военному прокурору или одному из должностных лиц военно-судебного ведомства.

Военные суды комплектовались из офицеров, генералов и чиновников военного ведомства, «русского подданства, с безупречной репутацией».

Постоянные (коронные), т.е. профессиональные судьи обязаны были иметь юридическое образование.

Вновь назначенный (в первый раз) судья в открытом заседании суда приводился духовным лицом к присяге следующего содержания: «Обещаю и клянусь всемогущим богом перед святым Его Евангилием и животворящим Крестом Господним хранить верность Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому, исполнять свято законы Империи, творить суд по чистой совести, без всякого в чью-либо пользу лицеприятия и поступать соответственно званию, мною принимаемому, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед Законом и перед Богом на страшном суде Его. В удостоверение сего целую Слова и Крест спасителя моего. Аминь».

Права и привилегии, принадлежащие военнослужащим, распространялись и на должностных лиц военно-судебного ведомства. Они носили военную форму одежды, имели офицерские и генеральские звания, наравне с военнослужащими награждались орденами и другими знаками отличия. При командировках получали проездные (прогонные) в оба конца, суточные и квартирные денежные средства, а при переводах в другую местность, кроме подъемных, получали от 150 до 500 руб. в зависимости от расстояния до нового места службы.

Председателям и постоянным членам военно-судебных мест ежегодно представлялось, как и в общих судах, три месяца «вакантного времени».

Чинам военно-судебного ведомства выплачивались высокое денежное содержание, слагавшееся из собственно жалованья, квартирных и столовых денег.

Так, председатель Главного военного суда получал в год 6650 руб., а члены этого суда — 5250 руб., председатель военно-окружного суда — 5250 руб., члены суда -3000 руб. (с учетом высокой покупательской способности рубля в то время это были значительные суммы).

Для сравнения отметим, что сенаторы кассационных департаментов Сената получали в год 7000 руб., Старший председатель судебной палаты — 6000 руб., Председатель окружного суда — 4500 руб., член судебной палаты — 3500 руб., член окружного суда — 2200 руб.

При разработке Военно-судебного устава большое внимание было уделено важному вопросу о подсудности дел военным судам.

Понимая негативность чрезвычайно непомерного расширения юрисдикции военно-судебных учреждений в дореформенном периоде и того, что старые военные суды завоевали себе репутацию органов суровой расправы со всеми инакомыслящими в стране, с чем больше уже не мирилось общественное мнение, комиссия пришла к выводу о необходимости сокращения круга лиц, подлежащих военному суду. Исходя из этого, было признано целесообразным всех лиц, не принадлежащих к военному ведомству, обратить к общей подсудности за все виды преступлений, за исключением местностей, объявленных на военном положении.

В отношении военнослужащих комиссия решила, что все они должны подлежать военному суду. В Военно-судебном уставе подсудность уголовных дел была оправданно дифференцирована относительно мирного и военного времени. В мирное время в военных судах по первой инстанции подлежали рассмотрению:

1. Все воинские чины сухопутного и морского ведомства, а также чины пограничной стражи за преступления и проступки, совершенные во время состояния на действительной службе;

2. Воинские чины, не состоящие на действительной военной службе (находящиеся в запасе, отставке) за преступления, совершенные во время службы;

3. Гражданские чины военного ведомства за должностные преступления и нарушения правил военной дисциплины;

4. Гражданские лица, совершившие преступления в соучастии с военнослужащими.

Подсудность военных судов значительно расширялась в военное время. В местностях, объявленных на военном положении, им подсудны лица гражданского ведомства за те преступления, которые будут указаны по этому случаю в Высочайшем Указе, а также в случае совершения преступления в соучастии с военными лицами.

Военным судам были подсудны и дела о военнопленных до передачи их в гражданское ведомство. Важным является и то, что в Военно-судебном уставе уделялось внимание разграничению подсудности дел между военными и гражданскими судами.

Нормы эти изложены в первой книге второй части устава, в главе 3-ей «О подсудности по роду преступлений и по месту совершения оных», а также в книге 3-ей «Изъятия из общего порядка военно-уголовного судопроизводства».

В частности, в главе 3 «О подсудности по роду преступлений. » указывалось, что:

1. В случае обвинения кого-либо в совершении нескольких преступлении или проступков, из которых одни подлежат рассмотрению низшего, а другие — высшего суда, дело решается тем судом, которому подсудно более тяжкое преступление;

2. Если за совершенное преступление по закону могут быть назначены различные наказания, то дело подлежит рассмотрению тем судом, который вправе назначить более строгое наказание;

3. В случае совершения преступления в соучастии дело рассматривается тем судом, которому подсудны «главные виновные» или в ведомстве которого «находится большее число обвиняемых (понятие главного виновного в законе не дано).

Если один из соучастников преступления подсуден высшему, другие — низшему суду, то дело обо всех обвиняемых подлежит рассмотрению в высшем суде.

Согласно нормам книги 3-ей «Изъятия из общего порядка. » из подсудности военных судов были изъяты преступления против веры, духовных лиц, государственные преступления, должностные преступления лиц военно-судебного ведомства, о нарушении законов о печати и ряд других дел. Как правило, изъятия эти допускались в интересах государственной власти.

Военно-судебный устав детально регламентировал подсудность дел различным звеньям военно-судебной системы. Далее рассмотрим эти реально функционировавшие звенья подробнее. Полковые суды.

Военно-судебный устав 1867 г. предусматривал учреждение этих судов при каждом полку и других частях войск, командиры которых пользовались правами (полномочиями) командира полка. Суды эти носили название тех частей войск, при которых они состояли: суд такого-то полка, батальона и т.п.

Полковые суды назначались командиром полка в составе трех офицеров: председателя — штаб-офицера и двух членов — обер-офицеров. Штаб-офицерами являлись капитаны, подполковники, полковники; обер-офицерами — поручики, штабс-капитаны.

Председатель назначался сроком на один год, члены суда — на шесть месяцев. Все они должны были иметь стаж службы на строевых должностях не менее двух лет и, как правило, не освобождались от выполнения своих прямых служебных обязанностей.

Кроме военных судов сухопутных войск, в 1872 г. на правах полковых были учреждены особые суды для «суждения нижних чинов» Санкт-Петербургской и Московской полиции, а в 1874 г. — Варшавской полиции.

В начале 80-х годов XIX столетия были организованы суды пограничной стражи на тех же основах и нормативах, которые были установлены для полковых судов в войсках.

Военно-морским судебным уставом 1867 г. определялась новая система судов, действовавшая в морском ведомстве России: это экипажные, военно-морские суды в главных портах российского флота и Главный военно-морской суд.

Правила о подсудности им дел были сформулированы аналогично нормам Военно-судебного устава. Военно-морская судебная система действовала независимо от других судов.

В общей отечественной системе военных судов полковые суды занимали важное место. Они рассматривали значительную часть возникавших в армии военно-судебных дел. Так, за 15 лет (1871-1885 гг.) из общего количества (196244) поступивших в военные суды дел полковыми судами было рассмотрено 122887 дел или 62,6 %.

Полковым судам были подсудны дела о преступлениях только нижних чинов, за которые предусматривались исправительные наказания (не свыше одного года и 4-х месяцев заключения в крепости или тюрьме, без лишения прав и преимуществ и денежные взыскания не свыше 100 руб.)

Уголовные дела возбуждались командиром полка путем издания соответствующего приказа. В случае малозначительности содеянного, командир был вправе не передавать дело в суд, а наказать провинившегося своей властью в соответствии с Положением о дисциплинарных взысканиях.

Предварительное следствие не проводилось, хотя в необходимых случаях командир полка мог поручить одному из офицеров (не из состава суда) провести дознание. Если же командир считал, что дело ясно, очевидно, то сразу же передавал его в суд.

В полковых судах дела рассматривались без участия сторон — обвинения и защиты. Выяснение всех обстоятельств дела лежало непосредственно на самом суде.

По общему процедурному правилу сначала допрашивался подсудимый, затем потерпевшие и свидетели. Перед допросом в суде свидетели приводились к присяге, обязуясь говорить только правду.

Для некоторых категорий уголовных дел предусматривался упрощенный порядок исследования обстоятельств — после заслушивания подсудимых сразу же выносился приговор.

Суд был вправе ограничиться выписками из штрафного журнала и заслушиванием непосредственного (ближайшего) начальника, не допрашивая свидетелей и не исследуя вмененных подсудимому фактов. Разбирательство дела должно было оканчиваться в тот же день.

Приговор выносился большинством судейских голосов. Совещание проходило в отсутствие посторонних.

Постановляя приговор, суд мог ходатайствовать перед полковым командиром о смягчении наказания с приведением мотивов прошения. Приговор писался сокращенно и оглашался председателем публично. В окончательном виде приговор объявлялся не позднее 3-х дней, а по некоторым делам — «никак не позже следующего дня».

Председатель разъяснял осужденному, а также потерпевшему или гражданскому истцу, если они участвовали в процессе, их право об обжаловании решения письменно или устно на имя командира полка. Командир полка утверждал приговор и при этом мог смягчить наказание осужденному в пределах своих дисциплинарных прав. Утвержденный приговор немедленно вступал в законную силу и подлежал исполнению. После этого жалобы на приговор не допускались.

При несогласии с приговором из-за мягкости наказания командир полка со своим мнением и с жалобами заинтересованных лиц, если такие имелись, в трехдневный срок (а по делам о побегах — на следующий день) направлял дело в военно-окружной суд.

Судьи полковых судов назначались командиром полка из числа офицеров (председатель на один год, члены — на 6 месяцев). Военно-окружные суды состояли из постоянных и временных членов. Судьи военно-окружных судов и Главного военного суда должны были иметь офицерские звания и юридическое образование. Подбирались они военным министром и назначались приказом царя. Реорганизованная в соответствии с прогрессивной реформой система военных судов просуществовала с некоторыми модификациями вплоть до 1917 г.

studwood.ru

Смотрите так же:

  • Прокурор ростовской области звание Руководство Управления Бережной Михаил Трофимович Дата рождения Место рождения г. Макеевка Донецкой области Республики Украина Образование Высшее, в 1977 г. – Ростовский государственный университет, правоведение Почетные звания Заслуженный юрист Российской Федерации – 1995 г. Классный […]
  • О социальной пенсии гарант Условия назначения социальной пенсии нетрудоспособным гражданам Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ статья 11 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 января 2010 г. Статья 11. Условия назначения социальной пенсии нетрудоспособным […]
  • Золотое правило пропорции Изучаем пропорции фигуры: правило золотого сечения Искусство одеваться подобно архитектуре: в обоих случаях главное — пропорции! Габриель Шанель Пропорции фигуры — это соразмерность отдельных частей человеческого тела. Глаз человека так устроен, что любой объект воспринимается […]
  • Тема купля продажа по гражданскому праву Договор купли-продажи недвижимости [курсовая] Курсовая работа по гражданскому праву на тему "Договор купли-продажи недвижимости" Глава 1. Договор, как способ приобретения права собственности на недвижимое имущество 5 1.1. Понятие и сущность недвижимости как объекта гражданских прав […]
  • Налог по инн татарстан Организация УФНС РОССИИ ПО РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН Адрес: Г КАЗАНЬ,УЛ ТЕАТРАЛЬНАЯ Д 13А Юридический адрес: 420111, Республика Татарстан (Татарстан), г Казань, Вахитовский район, ул Театральная д 13А ОКФС: 12 - Федеральная собственность ОКОГУ: 1327010 - Федеральная налоговая служба (ФНС […]
  • Соотношение вещного права и права собственности Соотношение вещных и обязательственных правоотношений СООТНОШЕНИЕ ВЕЩНЫХ И ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ Кораев К. Б., студент 5-го курса юридического факультета, Северо-Кавказский горно-металлургический институт (Государственный технологический университет). Вопрос о соотношении […]
  • Ст ук захват заложника §4. Захват заложника (ст. 206 УК) Непосредственный объект преступления: основной — основы общественной безопасности; дополнительный — здоровье, личная свобода гражданина; факультативный — жизнь личности. Объективная сторона выражается в захвате либо в удержании лица в качестве […]
  • Экспертиза молочных продуктов на рынке Ветеринарно-санитарная экспертиза молока и молочных продуктов Санитарной оценке подлежит молоко коров, овец, коз, кобыл, буйволиц, а также молочные продукты, поступающие для продажи на рынках (в том числе в ларьках и магазинах хозяйств и потребительской кооперации), в соответствии с […]