Стартап для юриста

Главная / Стартап для юриста

Сопровождение стартапов

Стартап сталкивается с необходимостью решения огромного числа вопросов: маркетинг, разработка продукта, построение команды и ее мотивация. К сожалению, очень редко фаундеры задаются вопросом: “Нужен ли юрист в стартап?”. Причин может быть множество: от непонимания того, какие нюансы на старте нужно проработать, до нехватки ресурсов (финансовых и временных).

Еще одна причина кроется в том, что в регионах не так легко найти квалифицированную компанию под юридическое сопровождение стартапов. Юристов масса, но знающих специфику – днем с огнем не сыщешь. Спешим вас успокоить! Для оказания качественных услуг не обязательно находиться в одной локации с проектом. Подавляющее большинство вопросов решается дистанционно. Поэтому о штатном юристе на ранних стадиях компании не стоит беспокоиться.

Но, чтобы потом не было мучительно больно, мы бы не советовали долго игнорировать вопросы юридической составляющей. Это может поставить под угрозу реализацию всего проекта. Приведем несколько примеров.

Пример первый, классический. Проект планирует перечислять деньги физическим лицам и не учитывает, что такие перечисления ставят проект в роль налогового агента. Если про это «забыть», то впоследствии налоговая не только взыщет недоперечисленный НДФЛ, но еще добавит пени и штрафы. Мало не покажется.

Другой пример: на стадии создания продукта над ним, как правило, трудятся сами фаундеры проекта и фрилансеры. О документах и тем более их качестве на этой стадии никто не думает. Когда же наступает пора привлекать инвестора и проходить Due Diligence, выясняется, что исключительные права на ценный продукт остались у тех самых фрилансеров. Конечно, их можно найти и попросить подписать документы задним числом. Но где гарантия, что они согласятся? Кто-то попросит дополнительное вознаграждение, кто-то просто откажется, а сделка из-за этого сорвется. Вот и думайте, нужны ли юристы для стартапа на ранних стадиях.

За годы практики мы выявили несколько ключевых блоков, которые важно проработать на старте:

1. Юридическая схема проекта

  • Законен ли проект, какие есть риски и ограничения?
  • Какова правоприменительная и судебная практика по похожим делам?
  • Какую договорную схему выбрать?
  • Каковы налоговые последствия?
  • 2. Оформление интеллектуальной собственности

    • Заключение договоров с разработчиками. Если уже есть юридическое лицо, то такие договоры оформляются на него, а если нет, то “собирать” все права можно на фаундера.

    3. Регулирование отношений между фаундерами на разных стадиях

    • Если до регистрации юридического лица все договоренности можно закрепить простым соглашением, то уже после регистрации нужно будет перенести их в плоскость корпоративного договора.
    • Когда же проект вырос, можно задуматься об опционных программах. ГК РФ прямо предусматривает возможность заключения опционных договоров (в том числе и для ООО), но делать это нужно правильно, чтобы не потерять корпоративный контроль.
    • Юридические услуги для стартапов в нашей компании включают:

      • разработку юридической схемы проекта;
      • разработку опционной программы;
      • разработку корпоративного договора;
      • оформление интеллектуальной собственности.
      • zarlaw.ru

        Стартап для юриста

        Проработав более пяти лет в ведущей юридической фирме лондонского Сити, 32-летний Дэниэль Ван Бинсберген уволился и основал собственную компанию Lexoo в зарождающемся секторе юридических технологий. Ван Бинсберген – один из многих юристов, покидающих традиционные фирмы, чтобы основать свой стартап или присоединиться к чьей-то команде. Когда-то немыслимая идея, что труд юристов можно автоматизировать, постепенно воплощается в реальность.

        Юридические фирмы медленно адаптируются к новым технологиям. Их бизнес-модель предполагает наличие множества низкооплачиваемых сотрудников, выполняющих большую часть рутинной работы, в то время как доходы нескольких партнеров могут исчисляться миллионами фунтов.

        Однако после кризиса 2008 г. бизнес начал сокращать расходы на юридическое сопровождение, а новые технологии позволяют автоматизировать многие рутинные задачи, которыми раньше занимались начинающие юристы. «2020-е годы станут десятилетием распада юридической отрасли», – уверен профессор Ричард Сасскинд, соавтор книги «Будущее профессий: Как технологии изменят работу экспертов».

        Компания Lexoo Ваг Бинсбергена надеется поспособствовать вытеснению с рынка традиционных фирм. Lexoo использует данные и алгоритмы, чтобы сравнить стоимость услуг опытных и самозанятых юристов для среднего бизнеса. Адвокаты, обладающие соответствующим набором компетенций, выставляют фиксированные цены на каждую услугу.

        В свою очередь, традиционные фирмы постепенно начинают использовать новые технологии. Например, Berwin Leighton Paisner (BLP) применяет разработанную стартапом Ravn технологию искусственного интеллекта при подготовке к слушаниям споров о недвижимости. Алгоритм находит и проверяет информацию о правах собственности в реестрах британской кадастровой службы. Раньше в BLP такую работу поручали группам молодых юристов и помощников, которые неделями пролистывали сотни страниц данных в поисках нужной информации. Программа Ravn решает эту задачу за несколько минут.

        Пока применение новых технологий не привело к сокращениям сотрудников, говорят в юридических фирмах. Но все еще впереди: юристы пока только экспериментируют с искусственным интеллектом, а не применяют его широко. По оценкам Deloitte, технологии способствовали сокращению количества рабочих мест в юридическом секторе на 31 000, а в ближайшие 20 лет позволят автоматизировать труд еще 114 000 юристов. Еще 39% работников сектора находятся в зоне высокого риска остаться не у дел в следующие два десятилетия.

        Ravn была основана четырьмя друзьями, ни один из которых никогда не работал юристом. Программа анализирует неструктурированные данные, выделяет и обобщает конкретную информацию. Юридический сектор стал для Ravn идеальным клиентом, поскольку эта отрасль очень «документоемкая», а труд людей, читающих документы, стоит очень дорого, объясняет сооснователь компании Ян Ван Хоеке.

        Юридическая компания Linklaters использует программу Verifi, которая просматривает информацию из 14 реестров британских и европейских регуляторов, проверяя данные клиентов для банков. Она может проверить тысячи имен за несколько часов. Младшему юристу для проверки одного имени требуется в среднем 12 минут, подсчитали в Linklaters.

        Другая лондонская фирма – Slaughter and May пользуется программой, разработанной стартапом Luminance. Она помогает юристам справиться с изучением тысяч документов при подготовке сделок слияний и поглощений. По словам партнера Slaughter and May Салли Воукс, Luminance может наполовину сократить время, необходимое для юридической экспертизы.

        Американский стартап Lex Machina, в 2015 г. выкупленный Lexis Nexis, создал технологию анализа судебных прецедентов по различным видам исков – такой работой обычно занимаются начинающие юристы фирм. Британский Совет по гражданскому судопроизводству предложил создать онлайн-платформу для решения денежных споров о небольших суммах.

        $155 млн вложили инвесторы в стартапы, занимающиеся автоматизацией работы юристов, по данным CB Insights. В этом секторе состоялось 67 сделок

        Однако не все функции юристов можно передать машинам. «Что касается судебного производства, думаю, развитие технологий искусственного интеллекта может облегчить процессы поиска информации и подготовки некоторых документов, – говорит адвокат Филип Маршалл. – Но там, где нужны суждения – например, при подготовке линии защиты, – вряд ли эта технология имеет какие-то перспективы. Человечный подход и понимание возможной реакции судей высоко ценятся».

        Действительно, пока искусственному интеллекту не хватает человеческого творческого подхода, ловкости и способности к сопереживанию. В США юридические фирмы, использовавшие программы для автоматической печати извещений о взыскании задолженности без последующей проверки их людьми, подвергались критике за то, что правильность и полнота сведений не были должным образом удостоверены.

        Настоящая технологическая революция в юридической отрасли может произойти не раньше чем сменится поколение, предупреждает профессор Сасскинд, или уйдет на пенсию большинство нынешних партнеров юридических фирм. «Очень трудно убедить компанию миллионеров в том, что их бизнес-модель ошибочна», – говорит он.

        www.vedomosti.ru

        Из первых рук: как запустить юридический стартап в кризис

        Вопреки финансовым сложностям – а иногда и благодаря имв последние годы на российском юридическом рынке открылось много новых компаний. В ходе прошедшей конференции «Стартап в юридическом бизнесе: как начать правильно» партнёры ведущих из них поделились опытом запуска с теми, кому только предстоит отправиться «в открытое плавание». Они рассказали, каких ошибок можно было избежать, чем расставание с работодателем в России отличается от «американского сценария» и стоит ли адвокату становиться бизнесменом.

        В рейтинге «Право.ru – 300» четверть компаний из пятидесяти юрфирм с наибольшей выручкой – младше десяти лет. Но, несмотря на свой «юный» возраст, эти маленькие фирмы конкурируют с крупными воротилами юридического бизнеса почти на равных. «Ты знаешь, что делать, и знаешь, как – к такой ситуации и надо стремиться», – описал идеальный сценарий развития событий Александр Некторов, глава юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры» в ходе проведенной Право.ru конференции «Стартап в юридическом бизнесе: как начать правильно», посвященной юридическим стартапам. Партнёры молодых российских компаний (некоторые из них были созданы несколько лет назад, а другие появились на рынке уже во время нынешнего кризиса) рассказали, как организовать юридический бизнес: правильно уйти из прежней команды, не ошибиться с приоритетами при составлении бизнес-плана, сохранить энтузиазм и помнить, что в собственном деле бизнес-составляющая – не главная.

        Уходя – уходи: можно ли расстаться красиво

        «Когда я уходил в первый раз, я принципиально уходил один – без клиентов и сотрудников. Когда я уходил во второй раз, я забрал всех своих клиентов и всех своих сотрудников», – так одним предложением описал оба сценария расставания с прежним работодателем Максим Кульков, управляющий партнёр юридического бутика ΚΚ&P. Впервые он расстался с Goltsblat – и забирать клиентов не стал: «очень уважал основателя». Второе, более сложное, расставание было с Freshfields, компанией с вековой историей, а уходил Кульков для того, чтобы открыть собственную фирму – юридический бутик, специализирующийся на судебных спорах. Сегодня он уверен: уход без сотрудников – уход в никуда, так что надо забирать и тех, и других. Сложно представить ситуацию, в которой это будет нормально воспринято теми, с кем вы работаете, так что уход – всегда дилемма, но в итоге выбор всё равно не за вами, напоминает Кульков: клиенты – люди самостоятельные.

        Максим Кульков: Если вы считаете, что это ваш клиент или что данный сотрудник вам лоялен – забирайте его, иначе бизнес не делается. Но эмоциональную составляющую нужно сразу убрать, а про бывших партнёров помнить только хорошее.

        Отношение к «разводу» – во многом вопрос менталитета, заключили участники дискуссии. На американском рынке, где «разводы» партнёров происходят значительно чаще, чем на российском, к этому относятся более профессионально: каждый забирает «своих» клиентов, а дела передаются без лишних эмоций. В России же вопрос чаще попадает в этическую плоскость, и решение касательно клиентов связывают с доверием и уважением между бывшими коллегами, указывает Роман Серб-Сербин, партнер компании «Щёкин и партнеры».

        В любом случае, сознательно идти на конфликт не надо. «Не стоит сжигать мосты», – убеждает коллег Серб-Сербин, а контакты лучше поддерживать и после ухода с прежнего места работы. Чтобы это оставалось возможным, лучше уже не отступать от принятого решения. «Уходя – уходи: это не предмет для торга. Надо решиться и действовать по намеченному плану», – отметил Андрей Зеленин, партнёр Lidings.

        Но даже если команда сохраняется, лучше заранее предусмотреть негативный сценарий. Для этого надо сохранять контроль над совместно наработанной информацией, предупреждает Екатерина Тиллинг, старший партнер, руководитель практики по интеллектуальной собственности компании «Тиллинг Петерс».

        Как грамотно уйти: советы профессионалов

        – не жгите мосты: для юриста важна репутация, круг узок, едва ли стоит рассчитывать на то, что с бывшими коллегами вы больше не увидитесь;
        – не уходите в никуда: «забрать» клиентов и сотрудников при уходе из компании естественно; если конфликта избежать удастся, то взаимного недовольства – едва ли: на всех пирога не испечёшь;
        – при уходе постарайтесь решать вопросы лично: встреча или обсуждение по телефону помогут сгладить негатив;
        – не торгуйтесь: если вы решили уйти из компании, заранее поговорите с коллегами и передайте дела;
        – помните о бывших партнёрах только хорошее.

        Планирование – половина успеха

        Поговорили участники конференции и о самом важном для начинающих – ошибках, которых можно избежать. Бывает, что стартап возникает от безысходности, однако если это не ваш случай, и уход от работодателя в собственное дело – осознанное решение, продиктованное амбициями и подкрепленное ресурсами, то самое важное – не забыть всё просчитать, прежде чем начать действовать, согласились участники конференции.

        «У нас не стоял вопрос заработать больше, были две идеи: выйти на новый уровень и попробовать сделать самостоятельно – конечно, довольно утопично, – вспоминает Александр Некторов, открывший свою компанию в 2010 году. – Ни финансовой «подушки», ни клиентской базы, увы, не было. Понимания, что делать, сразу не было, как не было и плана. Это была одна из ошибок, которые не надо допускать».

        Без плана ты или счастливчик, или неудачник, признаёт Андрей Корельский и приводит неутешительную статистику: из 30 «посевных» стартапов на рынке остаются только 3–5. «Надо понимать, что ты переходишь линию, где нет стабильного заработка, зато есть риск – и финансовый, и организационный», – напомнил он.

        Что должно быть в планах

        Во-первых, стоит заранее продумать и просчитать практики: нужно определиться сразу, какого типа будет фирма – бутиковая или мультисервисная. Последний вариант больше подходит для масштабных проектов, привлечение специалистов с новыми экспертизами создаёт синергию для дальнейшего развития компании, замечает Корельский. С другой стороны, если выбор сделан в пользу узкой специализации, не стоит пытаться объять необъятное.

        Выбирая практики, ориентируйтесь на спрос, советует Анастасия Асташкевич, управляющий партнёр компании «Асташкевич и партнёры». Если же выбранная практика просела, то не стоит торопиться от неё избавляться: не исключено, что с изменением экономической ситуации она снова окажется на волне.

        Решите заранее, каким будет тип партнёрства. Если вы выбираете «русский путь» – закрытое партнёрство, имейте в виду, что для ваших потенциальных партнёров этот вариант окажется менее привлекательным, чем возможность достичь равного положения в компании. В любом случае, партнёрское соглашение стоит составить до начала бизнеса, и времени на это лучше не жалеть. Сразу стоит подумать и о названии. Большинство компаний в России называются фамилиями партнёров-основателей, однако на деле аббревиатура или короткое название не только более удобны, но и притягательнее для новых партнеров, заключили собравшиеся эксперты.

        Значительная составляющая успеха – заранее просчитать финансы. К деньгам следует подходить осторожно: на первых порах не стоит тратиться на офис с видом на Кремль. «Лучше вкладывать в людей, а не в офисы», – уверен Андрей Корельский. На первых этапах для оптимизации затрат вполне подходит офис типа «Регус», советуют Анастасия Асташкевич и Александр Аронов, управляющий партнер компании «Аронов и партнёры». Впрочем, если в средствах вы не слишком ограничены, то на бэк-офисе лучше не экономить.

        Андрей Корельский: Бэк-офис – это ваш тыл: плохой бухгалтер – это потеря с налоговой, плохой маркетолог – потеря бренда. В крупной фирме соотношение юристов и бэк-офиса – 1–1 в крупной фирме, в стартапе – 1–5, у них 1–3. Бэк-офис надо создавать как часть команды, а не support , тогда и отдача будет значительно выше. В итоге продажа услуг –комплексная работа всех – от курьера до партнёра, каждый так или иначе продаёт компанию на рынке.

        Необходимо вкладываться на перспективу – например, закупить хорошее программное обеспечение для автоматизации процессов или потратиться на обучение персонала. «Очень много времени уходит на постановку бизнес-процессов, и лучше подумать об этом в первый год, чтобы потом это не разрушало команду», – отметил Корельский.

        Юрбизнес – командная игра

        К выбору команды стоит подходить особенно тщательно, согласились участники конференции – ведь это те, с кем предстоит проводить большую часть времени в следующий десяток-другой лет. Самое важное – доверие, заметила Екатерина Тиллинг: «Когда заканчивается доверие, нет и отношений, так что компромиссы здесь не нужны».

        Желающих быть единоличным лидером в юрбизнесе нашлось мало, так что основной партнёр, как правило, известен заранее. А вот других «идеальных кандидатов» в коллеги, с которым придётся работать в ближайшие годы, лучше по возможности выбирать самостоятельно, считает Денис Беляев, партнёр DS Law. Обращаясь к помощи специалистов по подбору персонала, надо помнить, что кадровые агентства зачастую ориентированы на подбор самого дорогого специалиста, предупреждает он.

        Руководителю фирмы стоит забыть об отдыхе – во всяком случае в первые два года. Свое дело – это однозначный выбор в пользу профессии, отметила Екатерина Тиллинг. Но думать стоит не только об обязанностях – психологический комфорт команды не менее важен. Мотивировать демотиваторами не стоит, убеждён Андрей Корельский, «бутик – это маленькая семья, надо минимизировать стресс».

        Юрфирма как призвание

        Нужно ли ждать «быстрых денег» после открытия собственного бизнеса? Едва ли, согласились участники конференции, зато занятость 24–7 гарантирована: стартапера завалят не только юридической, но и административной работой, так что обязанности лучше распределить между партнёрами.

        Уходить в бизнес с головой – не лучшая идея для возглавляющего компанию юриста. «Предпринимательская жилка», безусловно, должна присутствовать, считает Александр Аронов, запустивший собственную юридическую компанию «Аронов и партнёры» после ухода их инхаус, но забывать об основной деятельности не стоит. Профессия важнее денег, соглашается и Анастасия Асташкевич, ещё один выходец из инхауса.

        Анастасия Асташкевич: Иногда лучше взяться за дешевый, но сложный проект – это поможет выиграть профессионально, приобрести новую экспертизу. А она может впоследствии пригодиться и для другого, крупного проекта, который будет более прибыльным.

        Аронов и Асташкевич – одни из немногих в российском юрбизнесе, кто вышел из корпоративных юристов. Для открывающего свою практику это может быть значительным преимуществом. «Привлеченные консультанты ориентированы на задачу. Преимущество инхауса в том, что ты видишь ситуацию полностью, со всех сторон», – говорит Аронов. Для своей команды он также набрал специалистов из инхауса: уникальный опыт в конкретной отрасли и видение проблем изнутри поможет решать и юридические вопросы более эффективно и с позиции бизнеса, отмечает Аронов.

        Расширяться или нет?

        Когда юрист создаёт свою фирму, он ориентируется на лучших. Однако иногда это не самое лучшее: фирмы, занимающие вершины мировых юррейтингов, шли к этому не один десяток, а иногда и не одну сотню лет. Если присмотреться, то можно предположить, что сразу равняться на огромные компании с многолетним опытом не стоит – особенно если компания, которую вы открыли, нишевая, говорят эксперты.

        Не стоит стараться объять необъятное – плюсов у узкой специализации достаточно, чтобы не отказываться от этой модели бизнеса. А вот у диверсификации, которая, как заметил Павел Катков, управляющий партнер компании «Катков и партнёры», позволяет хеджировать риски провисания отдельных сегментов рынка и закладывает основы для развития практик, много минусов: это и размытие позиционирования компании, и обилие посреднических практик, и поверхностное управление, и недоверие клиентов.

        От соблазна расти узкоспециализированным бутикам лучше отказаться, полагает Максим Кульков: когда ты делаешь слишком многое, то не делаешь ничего хорошо. Моду на узкую специализацию диктует время. Всё чаще выбор стоит между двумя крайностями: глобализироваться – что доступно для уже крупных компаний, или же уходить в узкую специализацию. Второй вариант часто выигрышнее – на фоне глобализации люди соскучились по индивидуальному подходу. В том, что у компаний с четкой специализацией выше способность к развитию рынка, уверен и Иван Апатов, глава компании White Collar Marketing. По оценкам Павла Каткова, оптимальная схема для стартапов – иметь одну-две «якорные» отрасли, но при этом «не заходить в башню из слоновой кости».

        Есть у узкой специализации и незаметные на первый взгляд плюсы: так, она помогает, не конкурируя, заключать партнёрские соглашения – так называемые referrals, поделилась опытом Екатерина Тиллинг.

        Новая практика сродни стартапу

        Вопрос специализации и проблем запуска часто актуален и для полностью состоявшихся в бизнесе компаний. Ведь открыть новую практику иногда так же сложно, как запустить новую фирму. О том, как открыть индустриальную практику, рассказал собравшимся на конференции юристам Андрей Зеленин, партнёр Lidings. Кроме особенностей маркетинга, он указал и на интересные нюансы индустриальных практик. Не надо бояться работать с конкурирующими компаниями, разъяснил он тем, кто готовится открывать новое индустриальное направление: за счёт признания экспертизы компании в отраслевых вопросах, а за смелость можно получить и бонус – выгадать от конфликта интересов в крупных сетевых фирмах.

        Какую бы практику вы не выбрали, сначала продайте её своим сотрудникам, а потом продавайте её на рынке, советует Иван Апатов. Если компания решает, на что портратить деньги – на развитие бренда или практик, в приоритете должно быть последнее, уверен он: при развитии конкретных направлений бренд будет развиваться пассивно.

        Но даже если вы создаёте «традиционную» юрфирму, не лишним будет держать руку на пульсе и следить за мировыми трендами в юридической профессии. Помнить стоит о том, что будущее за недорогими услугами и высокоинтеллектуальными продуктами. Сегодня такие стартапы, как Simplawyer или FreshDoc, – пример успешного бизнеса при минимальных вложениях, заметили юристы. Глава компании Simplawyer Антон Вашкевич, также принявший участие в конференции, посоветовал начинающим свой бизнес структурировать и систематизировать все процессы в компании – такие, на первый взгляд, второстепенные вещи, как хранение контента и удобные системы внутренней коммуникации, существенно улучшают качество работы и жизни.

        Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

        «Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

        «Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

        Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

        «Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

        В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

        «Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил партнер ЮФ «КИАП» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

        Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

        «После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

        Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

        «Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

        Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

        «Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

        Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

        «Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

        ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

        «Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

        В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

        «В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

        Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

        «Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

        pravo.ru

        Смотрите так же:

        • Биохимия правила сдачи Как правильно сдать анализы: рекомендации для пациента Практически все исследования проводятся натощак (не менее 8 часов после последнего приема пищи), поэтому чтобы провести анализы утром можно выпить небольшое количество воды. Чай и кофе - это не вода, пожалуйста, потерпите. […]
        • Фтс рф полномочия Фтс рф полномочия Федеральная таможенная служба Российской Федерации и система ее органов Система таможенных органов включает следующие звенья, каждс из которых является подсистемой правоохранительных органов: — Федеральная таможенная служба Российской Федерации; — региональные […]
        • Что нужно для разрешения на перепланировку Разрешение на перепланировку Владелец квартиры или нежилого помещения для получения разрешения на перепланировку (до начала работ по перепланировке) должен подготовить пакет документов и запастись терпением. Кроме очередей в "Одно окно", сложности появляются по причине ограниченного […]
        • Как самостоятельно оформить визу в литву Литва: самостоятельное оформление визы для россиян в 2018 году Отдых в странах Балтики – довольно популярное направление для туризма в России. Но из-за того, что не так давно они вошли в состав ЕС и подписали шенгенское соглашение, для их посещения нужен Шенген. Для россиян виза в Литву […]
        • Материнский капитал когда закончится программа Выплаты материнского капитала продлят еще на 5 лет Программу предоставления маткапитала хотят продлить еще на 5 лет Минтруд внес в Госдуму новый законопроект, согласно которому возможность получить материнской капитал продлят вплоть до 2023 года. Такое заявление было сделано […]
        • Пенсия у полиции со скольки лет Пенсия полицейским в 2018 году Сотрудники полиции приравнены к военным и взаимодействие с ними регулируется соответствующими законами. Какая пенсия у полицейских, особенности расчета стажа и нюансы оформления – об этом наша статья. В 2018 году (начиная с января) - планируется […]
        • Полномочия местного самоуправления в сфере охраны окружающей среды Лекция 7: «Пределы ведения и полномочия местного самоуправления» 7.6. Полномочия органов местного самоуправления в сфере охраны окружающей среды, экологии, природопользования, землепользования и недропользования В рассматриваемых сферах управления у органов местного самоуправления […]
        • Загс ярославля подать заявление Загс ярославля подать заявление Документы для подачи заявления в ЗАГС (Ярославль) Вот перечень документов, которые необходимо собрать для подачи заявления в ЗАГС: паспорта лиц, намеревающихся вступить в брак Что здесь важно отметить: в ЗАГСе паспорт старого образца действует […]