Ст 307 ук рф оправдательный приговор

Главная / Ст 307 ук рф оправдательный приговор

Ст 307 ук рф оправдательный приговор

Дело 1-30/10 город Архангельск

26 апреля 2010 года

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Соломбальский районный суд города Архангельска в составе

председательствующего Ахраменко П.Е.

при секретарях судебного заседания Чижовой Т.И., Копытовой Е.В., Медведевой Л.Н.,

с участием государственного обвинителя — помощника прокурора Соломбальского

района города Архангельска Халилова Р.И.,

защитников – адвокатов Новоселовой Н.А., Чегусовой О.И., Кремелиной Г.П., представивших удостоверения № 410, № 203, № 103 и ордера № 223 от 11 февраля 2010 года, № 374 от 30 марта 2010 года, № 536 от 5 апреля 2010 года, соответственно,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Бессолова А.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.307 УК РФ,

Бессолов обвиняется в заведомо ложных показаниях свидетеля в суде.

Как указано в обвинительном заключении, деяние было совершено им при следующих обстоятельствах:

29 апреля 2009 года в Соломбальском районном суде города Архангельска, в ходе судебного следствия по уголовному делу по обвинению Т. Бессолов, будучи предупрежденным председательствующим об ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 307 УК РФ, желая оказать помощь Т. в уклонении от уголовной ответственности, дал следующие заведомо ложные показания. Бессолов показал о несоответствии действительности сведений, сообщенных им на допросе на предварительном следствии о том, что 1 декабря 2008 года днем в квартире *** дома *** по улице в городе Архангельске он приобрел у Т. наркотическое средство в крупном размере — дезоморфин.

Приведенное деяние подтверждено исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, подсудимый заявил о признании им своей вины в изложенном деянии.

Согласно протоколу судебного заседания по уголовному делу по обвинению Т., 29 апреля 2009 года в ходе судебного следствия в Соломбальском районном суде был допрошен Бессолов, который показал, что он оговорил Т. на предварительном следствии. 1 декабря 2008 года наркотического средства — дезоморфина он (Бессолов) у Т. не приобретал, а приобрел его тогда у другого лица л.д. 32 об, 33).

Соломбальский районный суд города Архангельска в приговоре от 12 мая 2009 года в отношении Т. заявление Бессолова об оговоре им Т. на предварительном следствии признал несостоятельным, показания Бессолова, данные в суде, о том, что наркотическое средство — дезоморфин он приобрел не у Т., а у другого лица, отверг как недостоверные, данные с целью оказания помощи в уклонении от ответственности за содеянное своему знакомому – Т. л.д. 37 об.).

Согласно кассационному определению судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда, рассмотрев дело Т., не усмотрела оговора Т. Бессоловым л.д. 40).

Из протоколов допросов Бессолова на предварительном следствии по делу Т. и из протоколов очных ставок между Бессоловым и Т., проведенных по делу последнего, следует, что Бессолов показывал о приобретении им 1 декабря 2008 года днем в квартире *** дома *** по улице в городе Архангельске у Т. наркотического средства — дезоморфина л.д. 21-27).

Однако, несмотря на заявление подсудимого о признании им вины в изложенном деянии и приведенные доказательства, Бессолов не подлежит уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний о преступных действиях Т., по следующим основаниям.

Приговором Соломбальского районного суда города Архангельска от 2 апреля 2009 года Бессолов признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере.

Это преступление было совершено Бессоловым при следующих обстоятельствах:

1 декабря 2008 года в дневное время в квартире *** дома *** по улице в городе Архангельске Бессолов незаконно приобрел у Т. наркотическое средство в крупном размере — дезоморфин массой 1.34 г л.д. 67).

Приговором Соломбальского районного суда города Архангельска от 12 мая 2009 года Т. осужден, кроме прочего, за то, что 1 декабря 2008 года в дневное время в квартире *** дома *** по улице в городе Архангельске незаконно сбыл Бессолову наркотическое средство в крупном размере — дезоморфин массой 1.34 г л.д. 36).

Следовательно, преступные действия Т., о которых показывал Бессолов на предварительном следствии по делу Т., и о которых Бессолов дал заведомо ложные показания в судебном заседании по делу Т., тесно связаны с деянием, за которое осужден Бессолов. При таких обстоятельствах дача Бессоловым заведомо ложных показаний явилась его средством защиты от обвинения его самого.

Положения Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующие соединение и выделение уголовных дел (ст.ст. 153, 154), не препятствовали расследованию и рассмотрению в одном производстве уголовных дел в отношении Т. и Бессолова об указанных преступлениях, тесно связанных между собой.

В силу ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого.

Освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Положение ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации в соотнесении со статьями 23, 24, 45, 46 и 52 Конституции Российской Федерации означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя.

Согласно подпункту «g» п. 3 ст. 14 Международного Пакта от 16.12.1966 г «О гражданских и политических правах» каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на гарантию на основе полного равенства не быть принуждаем к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

В соответствии с ч. 2 ст. 47 УПК РФ обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным.

Бессолов как обвиняемый, в отношении которого был вынесен обвинительный приговор, вправе защищаться средствами и способами, не запрещенными УПК РФ (п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Уголовно-процессуальный закон не содержит запрета обвиняемому на дачу заведомо ложных показаний.

Подписка, отобранная от Бессолова 29 апреля 2009 года, о предупреждении его председательствующим об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 47 УПК РФ.

При таких обстоятельствах в изложенном деянии Бессолова отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ.

Мера пресечения, избранная Бессолову в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, подлежит отмене.

Бессолов имеет право на реабилитацию, а также право на возмещение имущественного и морального вреда в порядке, предусмотренном ст. ст. 135, 136 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.302, 305 и 306 УПК РФ, суд

Бессолова А.В. оправдать по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Меру пресечения отменить.

Признать за Бессоловым А.В. право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Архангельский областной суд в течение 10 суток со дня его провозглашения.

iyazdiu.infocourt.ru

Дело № не определено

Судья Блинова А.Г. Дело № 22-4185

г. Красногорск Московская область 14 июня 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе

председательствующего Ворхликова Д.С.,

судей Бобкова Д.В., Новикова А.В.,

при секретаре Фатихове А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 14 июня 2012 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя — старшего помощника Чеховского городского прокурора Ковыршина А.В. на приговор Чеховского городского суда Московской области от 2 мая 2012 г., которым

Корсаков Роман Николаевич, ДД.ММ.ГГГГ, уроженец г. Пущино Московской области, гражданин РФ, ранее не судимый,

признан не виновным и оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с его не причастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Ворхликова Д.С., объяснение старшего помощника Чеховского городского прокурора Ковыршина А.В., поддержавшего доводы кассационного представления, выступление оправданного Корсакова Р.Н. и его защитника – адвоката Зендрикова Н.Е., полагавших оправдательный приговор суда оставить без изменения, а кассационное представление без удовлетворения, судебная коллегия

Корсакову Р.Н. органами предварительного расследования было предъявлено обвинение в том, что он дал заведомо ложные показания свидетеля, при производстве предварительного расследования.

Приговором Чеховского городского суда Московской области от 2 мая 2012 года Корсаков Р.Н. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с его не причастностью к совершению преступления.

В судебном заседании Корсаков Р.Н. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ковыршин А.В. считает приговор суда подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным ст.ст. 379, 380, 381, 382 УПК РФ, поскольку суд не учел и неверно учел обстоятельства, имеющие значение для выводов суда, выводы суда не основаны на уголовном законе, суд нарушил требования уголовно-процессуального закона. Выводы суда, являются произвольным толкованием норм права, сделаны с оправдательным уклоном, носят противоречивый характер и ставят под сомнение вступившее в законную силу судебное решение. В соответствии со ст. 90 УПК РФ вступивший в законную силу приговор суда не может предрешать виновность лиц, не участвовавших в рассматриваемом уголовном деле. Следовательно, виновность лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ не может основываться исключительно на приговоре (либо ином решении) по предыдущему делу, где виновное лицо являлось свидетелем, и подлежит доказыванию и иными доказательствами. Таким образом, независимо от того вынесен ли обвинительный приговор в отношении ФИО1 либо уголовное дело в отношении последнего прекращено по основаниям ст. 25 УПК РФ, выводы суда по делу в отношении ФИО1., в рамках которого Корсаков Р.Н. и дал ложные показания, не могут иметь преюдициального значения для выводов и виновности Корсакова Р.Н. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ, заключается в даче свидетелем ложных показаний, то есть не соответствующих действительности полностью либо в какой-нибудь части сведений относящихся к предмету доказывания. Таким образом, при доказывании таковых преступлений суду необходимо выяснить, какие были фактические обстоятельства, изложенные свидетелем и являются ли данные показания заведомо ложными. Вопреки доводам суда сам факт наличия одних и тех же доказательств в разных делах не препятствует их повторной оценки судом в другом деле, в отношении другого лица, соучастник которого уже осужден и те же самые доказательства уже оценивались. Суд, рассматривая уголовное дело в отношении ФИО1, прекратил в отношении него дело по нереабилитирующему основанию, но не оправдал его, с чем согласился вышестоящий суд. Кроме того, действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, что за не причастностью прекращаются уголовные дела, где установлено событие преступления, но не установлена причастность лица к данному конкретному преступлению. Таким образом, установив событие преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ, совершенное кем-то, суд посчитал недоказанным, что это преступление совершил именно Корсаков Р.Н., что свидетельствует о противоречивости приговора. На это указывает и то, что суд, обязанный в соответствии с ч. 3 ст. 306 УПК РФ при вынесении оправдательного приговора по основаниям за не причастностью к совершению преступления, решить вопрос о направлении уголовного дела руководителю следственного органа для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В конкретном случае, ссылаясь в своем решении на ст. 306 УПК РФ, суд такого решения не принял. Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, выслушав участников процесса, находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно требованиям ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным и обоснованным.

По смыслу закона суд при постановлении приговора должен дать объективную оценку всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, как подтверждающим выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащим этим выводам. При этом суд должен в приговоре мотивировано указать, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Однако указанные требования закона судом первой инстанции при рассмотрении настоящего уголовного дела в полной мере выполнены не были.

Так, полностью отвергнув доказательства стороны обвинения, поскольку последние не являлись предметом исследования в судебном заседании в отношении ФИО1 в рамках уголовного дела в отношении которого, по мнению следствия Корсаков Р.Н. дал ложные показания, и, оправдав Корсакова Р.Н. за не причастностью к совершению преступления, Суд первой инстанции, как правильно указано в кассационном представлении вошел в противоречие. Поскольку, как следует из смысла уголовно-процессуального закона, за не причастностью прекращаются уголовные дела, где установлено событие преступления, но не установлена причастность лица к преступлению, то есть в конкретном случае суд не установил событие преступления.

При этом, в нарушение требований уголовно-процессуального закона, суд не принял во внимание, что в соответствии с ч. 3 ст. 306 УПК РФ при вынесении оправдательного приговора по основаниям за не причастностью к совершению преступления, суд должен был решить вопрос о направлении уголовного дела руководителю следственного органа для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Вышеприведенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ влекут безусловную отмену состоявшегося судебного решения.

При новом судебном рассмотрении необходимо устранить указанные нарушения норм уголовно-процессуального закона, принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, и в зависимости от добытого принять решение.

На основании изложенного, руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 378, ст. 380, ч. 1 ст. 385, п. 2 ч.1 ст. 386, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

Оправдательный приговор Чеховского городского суда Московской области от 2 мая 2012 года в отношении Корсакова Романа Николаевича — отменить.

Уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, иным составом суда.

Кассационное представление — удовлетворить.

www.gcourts.ru

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

10 февраля 2016 года

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего судьи Грыскова А.С.,

с участием прокурора Идеотулова Р.Ш.,

защитника в лице адвоката Басманова А.Г.,

при секретаре Лавренюк О.Ю.

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционному представлению государственного обвинителя Кузьмичева А.Г. на приговор Сенгилеевского районного суда Ульяновской области от 28 декабря 2015 года, которым

*** ранее не судимая,

оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.307 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в ее деянии состава преступления.

Меру процессуального принуждения в отношении Жуковой А.Г. в виде обязательства о явке после вступления приговора в законную силу постановлено отменить.

За Жуковой А*** Г*** постановлено признать право на реабилитацию, а также право на возмещение имущественного и морального вреда в порядке, предусмотренном ст.ст.135, 136 УПК РФ.

Доложив содержание приговора и существо апелляционного представления, выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Приговором суда Жукова А.Г. оправдана по предъявленному ей обвинению в даче заведомо ложных показаний в качестве свидетеля.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Кузьмичев А.Г. указывает на незаконность и необоснованность принятого судом решения ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Отмечает, что данные Жуковой А.Г. как свидетелем по гражданскому делу заведомо ложные показания не соответствовали имевшим место в действительности обстоятельствам и могли существенно повлиять на законность решения Сенгилеевского районного суда Ульяновской области от 10.10.2014. Суд необоснованно оправдал Жукову А.Г. по ч.1 ст.307 УК РФ, поскольку имеются относимые, допустимые и достоверные доказательства о наличии в ее действиях указанного состава преступления. Судом дана ненадлежащая оценка показаниям свидетелей С*** В.Ф., Н*** Т.Н., Е*** С.В. о том, что К*** А.А. денежные средства в размере *** рублей С*** В.Ф. не передавались, в связи с чем Жукова А.Г. не могла быть свидетелем передачи указанной суммы и утверждать об этом 10.10.2014. Выводы суда об отсутствии у Жуковой А.Г. прямого умысла на дачу заведомо ложных показаний противоречат доказательствам по уголовному делу, поскольку Жукова А.Г. неоднократно поясняла, что в судебном заседании 10.10.2014 она непосредственно указывала на факт получения К*** А.А. страховой выплаты и передачи ее С*** В.Ф., что не соответствует действительности. Не соглашаясь с выводами суда о достоверности показаний оправданной, указывает, что Жукова А.Г. как в ходе следствия, так и в суде, защищаясь от предъявленного обвинения, давала ложные показания о том, что не совершала преступления, к ним следует отнестись критически. Показания Жуковой А.Г. являются недостоверными, противоречивыми, в частности, на следствии она показывала, что видела факт передачи денег С***, хотя денежные средства не видела, вспомнила об этом и показала в суде при рассмотрении гражданского дела, в ходе судебного заседания изменила свои показания, лишь подтвердив показания Т*** в части ее присутствия при получении К*** А.А. страховой суммы и передачи ее С***, предположив, что они являлись компенсацией морального вреда. Из анализа протокола судебного заседания по гражданскому делу следует, что Жукова А.Г. давала суду однозначные утвердительные и конкретные показания о том, что в ее присутствии К*** А.А. передал наличные денежные средства в сумме *** рублей С*** В.Ф. 28.03.2008 в помещении ОАО «В***» в счет компенсации морального вреда. Считает, что Жукова А.Г. заведомо ложными показаниями в суде совместно с другим свидетелем Т*** препятствовали всестороннему и объективному рассмотрению гражданского дела, повлияли на законность и обоснованность принятого судом решения. При этом показания свидетеля Жуковой А.Г. были согласованы с позицией ответчика, который также сообщил суду о якобы имевшей место передаче *** рублей истцу С*** В.Ф. в 2008 году в счет компенсации морального вреда, Жукова А.Г. была допрошена исключительно по инициативе ответчика. Исключая из числа допустимых доказательств ответ на запрос из банка от 29.01.2015, суд не учел, что материалы дела в отношении Жуковой А.Г. были выделены из уголовного дела в отношении Т***, в котором уже имелась копия данного ответа на запрос, в связи с чем суд, не исследовав материалы основного уголовного дела, пришел к ошибочному выводу о нарушении следователем закона. Кроме того, по данному факту в качестве свидетеля был допрошен *** В*** И.П., подробно показавший суду о происхождении указанного документа. Также не дано оценки его показаниям в части того, что оригинал ответа на запрос из банка был получен при рассмотрении обращения С*** о незаконных действиях Жуковой А.Г. и иных лиц, а впоследствии при регистрации повторного заявления С*** как сообщения о преступлении все имеющиеся документы в копиях были приобщены к указанному заявлению, по результатам рассмотрения которого было возбуждено уголовное дело в отношении Т***, а впоследствии выделены материалы в отношении Жуковой А.Г. По мнению автора представления, суд необоснованно не оценил в полном объеме исследованные показания свидетелей, объективные доказательства по делу. На основании изложенного, просит приговор отменить, дело передать на новое рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

В возражениях на апелляционное представление Кузьмичева А.Г. адвокат Басманов А.Г. указывает на необоснованность изложенных в нем доводов и просит оставить их без удовлетворения. По мнению автора возражений, приговор является законным и обоснованным, доказательств виновности Жуковой А.Г. в даче заведомо ложных показаний стороной обвинения не представлено. Установлено, что в ходе судебного заседания Жуковой А.Г. предъявлялось распоряжение о выплате денежных средств наличными и не предъявлялись документы о безналичной выплате денег, до этого момента Жукова А.Г. не называла конкретную сумму и не говорила об обстоятельствах выплаты. Кроме того, С*** и К*** неоднократно посещали офис ***, Ситников был в хороших отношениях с директором, выплаты производились и наличным расчетом, vip -клиентам выплата производилась в кабинете директора, в связи с чем Жукова А.Г. могла добросовестно заблуждаться и свести воедино разные события. В основу обвинения положено решение суда от 17.10.10, вместе с тем оно надлежащим образом не истребовано, не приобщено к материалам уголовного дела и не является допустимым доказательством. Кроме того, данное решение не свидетельствует о том, что Т*** и Жукова давали заведомо ложные показания, должна быть очевидной лживость данных им показаний для самих свидетелей, что стороной обвинения не доказано. Утверждает, что показания Жуковой А.Г. не могли повлиять на решение суда по гражданскому делу от 10.10.2014, поскольку доказательств передачи К*** денежных средств не имеется (отсутствует расписка), что не является доказательством ложности информации о передаче денежных средств. В протоколе судебного заседания по гражданскому делу отражены не соответствующие действительности обстоятельства, Жукова А.Г. предупреждалась об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и давала подписку свидетеля лишь один раз, кроме того, ошибочно отражены ее показания в части указания фамилии бухгалтера. Считает, что суд должен был исключить из числа допустимых доказательств не только ответ на запрос из ***-Банка, но и все имеющиеся в деле копии документов, в частности, протокол судебного заседания, решение суда, апелляционное определение, документы о страховом случае, включая подписку свидетеля, которая и является основанием привлечения Жуковой А.Г. к ответственности, поскольку они надлежащим образом не были приобщены к материалам дела. Обращает внимание, что при отсутствии сопроводительного письма суда приобщены к материалам дела копия протокола судебного заседания по уголовному делу в отношении Т***, а также копии остальных судебных документов, заверенных следователем. В ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Т*** по инициативе прокурора был допрошен следователь М***, который показал, что запрос в суд он не направлял, в дело приобщил без какого-либо документального сопровождения копии судебных документов, предоставленных ему свидетелем С***, причем в протоколе допроса С*** это не отразил. В связи с чем просит истребовать из материалов уголовного дела по обвинению Т*** копию протокола судебного заседания в целях подтверждения своих доводов. На основании изложенного, просит приговор оставить без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.

В судебном заседании:

— прокурор Идеотулов Р.Ш. поддержал доводы апелляционного представления и просил его удовлетворить;

— адвокат Басманов А.Г. возражал против доводов представления, просил приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, доводы апелляционного представления, выслушав выступления сторон, суд апелляционной инстанции находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Согласно ст.297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым тогда, когда он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со статьями 389-15 , 389-17 УПК РФ основаниями отмены судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Суд апелляционной инстанции полагает, что суд первой инстанции при рассмотрении уголовного дела по обвинению Жуковой А.Г. не допустил существенных нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора.

Так, обжалуемым приговором суда Жукова А.Г. была оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30 7 УК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Мотивируя свое решение, суд первой инстанции верно определил, что в соответствии с обстоятельствами, установленными в ходе судебного следствия, Жукова А.Г. добросовестно заблуждалась относительно подлинности сообщаемой ей информации.

Об этих обстоятельствах непосредственно свидетельствуют показания оправданной, из которых следует, что в октябре 2014 года представитель К*** А.А. по гражданскому делу С*** Г. попросила ее дать в суде показания относительно того, какие страховые выплаты, связанные с ДТП, получили К*** и С***. После того, как ее допросили первый раз, она вышла из зала судебного заседания и по просьбе суда из коридора пригласила следующего свидетеля (Т***). Она слышала его показания относительно страховой суммы *** тысяч рублей, которую К*** получил как страховую выплату и передал С*** в качестве компенсации морального вреда. Кроме того, слышала, как на вопрос суда, может ли Жукова это подтвердить, Т*** ответил утвердительно. Решив, что Т***, как заместитель директора страховой компании, лучше помнил события, после повторного приглашения ее в зал судебного заседания, она (Жукова) фактически подтвердила показания Т*** о том, что в ее присутствии К*** получил страховую сумму и передавал ее С***. Но когда суд стал спрашивать ее о деталях: какое количество денег передал К*** С***, в каких купюрах были деньги и как они передавались, она не смогла точно ответить, так как вообще этих событий не помнила. Исходя из услышанных показаний Т***, сделала предположение, что они были даны С*** в качестве компенсации морального вреда. Умысла ввести суд в заблуждение своими показаниями у нее не было.

Оценивая показания Жуковой А.Г., суд обоснованно признал их достоверными, поскольку, вопреки доводам апелляционного представления, в целом они взаимосвязаны, согласуются с ее показаниями в качестве подозреваемой и обвиняемой и подтверждаются исследованным в судебном заседании протоколом судебного заседания по гражданскому делу №*** от 10 октября 2014 года.

Данные показания оправданной, а также то, что она действует именно с прямым умыслом, осознавая ложность информации, тем самым желает сообщить именно такие сведения, не были опровергнуты стороной обвинения при рассмотрении дела по существу, не приводится достаточной совокупности доказательств в опровержение позиции Жуковой А.Г. и в апелляционном представлении государственным обвинителем.

Некоторые неточности, имеющиеся в показаниях Жуковой А.Г. на стадии предварительного следствия, в судебном заседании, а также зафиксированные в протоколе судебного заседания по гражданскому делу, на что обращается внимание в апелляционном представлении, не являются существенными и не влияют на обоснованность выводов суда.

Помимо этого, судом правильно отмечено, что ответственность по ч.1 ст.307 УК РФ наступает при сообщении в том числе правосудию неверных сведений о фактах и обстоятельствах, влияющих на разрешение дела по существу. То есть, по смыслу закона, преступными являются только те показания, которые касаются существенных обстоятельств, относятся к предмету доказывания и влияют на вынесение законного и обоснованного решения.

Вместе с тем показания Жуковой А.Г. не повлияли на разрешение гражданского дела по существу, поскольку в данном случае никоим образом не отразились на ходе и результатах принятого по делу решения, так как в силу требований ст.60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами, то есть в данном случае факт передачи денег не мог быть подтвержден свидетельскими показаниями. Доводы апелляционного представления в этой части, а также аргументы о том, что состав данного деяния является формальным и считается оконченным с момента совершения соответствующих действий (дачи показаний) с учетом вышеизложенных оснований оправдания Жуковой А.Г. являются неприемлемыми.

В этой связи суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции об оправдании Жуковой А.Г., и, оценив совокупность доказательств, исследованных в судебном заседании, считает, что по данному делу отсутствуют объективные, достаточные, неопровержимые и бесспорные доказательства виновности Жуковой А.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.307 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления, показания свидетелей С*** В.Ф., Н*** Т.Н., Е*** С.В. и других допрошенных свидетелей как в отдельности, так и в совокупности с иными доказательствами стороны обвинения получили надлежащую оценку в судебном акте с приведением убедительных мотивов того, что они не опровергают выводы суда об отсутствии в действиях Жуковой А.Г. состава инкриминируемого ей органами предварительного следствия деяния, предусмотренного ч.1 ст.307 УК РФ. Данные выводы суда в этой части являются обоснованными и соответствуют требованиям закона, не согласиться с которыми у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Неприведение судом в приговоре дословного содержания всех исследованных в судебном заседании доказательств (в том числе показаний В*** И.П.) не является нарушением требований уголовно-процессуального закона и не ставит под сомнение законность и обоснованность состоявшегося по делу оправдательного приговора.

Отвергая доводы апелляционного представления о незаконности приговора, необоснованности выводов суда, суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить, что суд первой инстанции провел тщательное, независимое и эффективное судебное разбирательство. Выводы суда нельзя признать произвольными, поскольку они не являются непоследовательными, противоречивыми или несоответствующими доказательствам. Суд непосредственно заслушивал свидетелей как обвинения, так и защиты, наблюдал за их манерой поведения и оценил доказательную ценность их показаний.

Вопреки отмеченным в суде апелляционной инстанции аргументам, при постановлении приговора в соответствии со ст.88 УПК РФ получили оценку все рассмотренные в судебном заседании представленные стороной обвинения доказательства, в том числе и в их совокупности.

Все остальные доводы государственного обвинителя Кузьмичева А.Г., изложенные в представлении, а также прозвучавшие в суде апелляционной инстанции о незаконности обжалуемого приговора, учитывая основания оправдания Жуковой А.Г., суд апелляционной инстанции находит несостоятельными, поскольку они либо не имеют правового значения для разрешения настоящего уголовного дела по существу, либо основаны на переоценке доказательств, которые оценены судом по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, как это предусмотрено ст.17 УПК РФ. Иная оценка этих доказательств стороной обвинения сама по себе не предусмотрена процессуальным законом в качестве обстоятельства, влекущего отмену приговора. Вместе с тем указанные доводы приводились в обоснование предъявленного Жуковой А.Г. обвинения, судом первой инстанции они были проверены и признаны неприемлемыми, при этом сами по себе как каждый в отдельности, так и в совокупности, они не ставят под сомнение законность и обоснованность обжалуемого приговора.

Оправдательный приговор соответствует требованиям ст.ст.303-306 УПК РФ и Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре». В нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности Жуковой А.Г.

Таким образом, существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора либо его изменение, по делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389-13, 389-20, 389-28 и 389-33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Приговор Сенгилеевского районного суда Ульяновской области от 28 декабря 2015 года в отношении Жуковой А*** Г*** оставить без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.

uloblsud.ru

Смотрите так же:

  • Литература по защите интеллектуальной собственности Защита интеллектуальной собственности Аверина В.О. Защита прав авторов на результаты интеллектуальной собственности: некоторые вопросы теории и практики // Вопросы права и проблемы становления гражданского общества в России: Сборник научных статей. - Хабаровск: Изд-во Дальневост. […]
  • Приказ 18 от 20012014 фмс Приказ Федеральной миграционной службы от 29 февраля 2008 г. N 41 "Об утверждении Административного регламента по предоставлению Федеральной миграционной службой государственной услуги по выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства вида на жительство в Российской Федерации" (с […]
  • Приказ мвд от 31122009 1025 Приказ МВД РФ от 31 декабря 2009 г. N 1025 "Об утверждении Инструкции о порядке хранения вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении" Приказ МВД РФ от 31 […]
  • Закон 135-фз от 11081995 Федеральный закон от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)" (с изменениями и дополнениями) Наименование изменено с 1 мая 2018 г. - Федеральный закон от 5 февраля 2018 г. N 15-ФЗ Федеральный закон от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ"О […]
  • На одновременное получение двух пенсий имеют право Право на пенсию в соответствии с настоящим Федеральным законом Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ в статью 3 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2010 г. Статья 3. Право на пенсию в соответствии с настоящим Федеральным законом 1. […]
  • Закон о направлении в лтп ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ от 4 января 2010 года №104-З О порядке и условиях направления граждан в лечебно-трудовые профилактории и условиях нахождения в них (В редакции Законов Республики Беларусь от 29.12.2012 г. №14-З, 16.06.2014 г. №150-З, 15.07.2015 г. №294-З, 09.01.2017 г. […]
  • Мчс рф приказ от 24022009 91 Информация и документы по охране труда и промышленной безопасности - Naine.ru МИНИСТЕРСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДЕЛАМ ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ, ЧРЕЗВЫЧАЙНЫМ СИТУАЦИЯМ И ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ СТИХИЙНЫХ БЕДСТВИЙ ПРИКАЗ от 24 февраля 2009 г. N 91 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ФОРМЫ И ПОРЯДКА […]
  • Сургут адвокат мальцев Сургут адвокат мальцев Председатель городского отделения Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России». Алешкова Наталья Павловна Родилась 6 января 1973 года в Белореченском районе Краснодарского края. Образование. В 1994 году окончила с отличием Уральскую […]