Профессиональная этика адвоката статьи

Главная / Профессиональная этика адвоката статьи

По вопросам применения пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката

Разъяснение 05/17 Комиссии по этике и стандартам по вопросам применения пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката

В ответ на запрос Совета Адвокатской палаты Рязанской области от 23 июня 2016 года относительно возможности совмещения должности директора института образовательного учреждения со статусом адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам дает следующее разъяснение по вопросам применения пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Пункт 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает, что адвокат не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, за исключением научной, преподавательской, экспертной, консультационной (в том числе в органах и учреждениях Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов Российской Федерации, а также в адвокатских образованиях) и иной творческой деятельности.

Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Пункт 21 статьи 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» определяет педагогического работника как физическое лицо, которое состоит в трудовых, служебных отношениях с организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и выполняет обязанности по обучению, воспитанию обучающихся и (или) организации образовательной деятельности.

Главой 52 Трудового кодекса Российской Федерации установлены особенности регулирования труда педагогических работников. Так, в силу статьи 332 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ, могут заключаться как на неопределенный срок, так и на срок, определенный сторонами трудового договора.

В связи с изложенным, по общему правилу адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника. Исключением из этого правила является заключение адвокатом в качестве педагогического работника трудового договора на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу.

В соответствии с частью 2 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» номенклатура должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций утверждается Правительством Российской Федерации.

Указанная номенклатура утверждена Постановлением Правительства РФ от 8 августа 2013 г . № 678 «Об утверждении номенклатуры должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций».

Согласно разделу I указанной номенклатуры в список должностей педагогических работников, отнесенных к профессорско-преподавательскому составу, включены: ассистент, декан факультета, начальник факультета, директор института, начальник института, доцент, заведующий кафедрой, начальник кафедры, заместитель начальника кафедры, профессор, преподаватель, старший преподаватель.

При этом соотношение учебной (преподавательской) и другой педагогической работы в пределах рабочей недели или учебного года определяется соответствующим локальным нормативным актом организации (часть 6 статьи 47 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»).

Дополнительно к должностным обязанностям поименованной в запросе должности директора института относится обязанность создавать и читать курсы по дисциплинам, преподаваемым на факультете (в институте), в установленном образовательным учреждением порядке и объеме в силу Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих (раздел «Квалификационные характеристики должностей руководителей и специалистов высшего профессионального и дополнительного профессионального образования»), утвержденного Приказом Минздравсоцразвития РФ от 11 января 2011 г . № 1н.

Из приведенных норм следует, что адвокат вправе вступать в трудовые отношения с организациями, осуществляющими образовательную деятельность, на замещение должностей, в том числе ассистента, декана факультета, начальника факультета, директора института, начальника института, доцента, заведующего кафедрой, начальника кафедры, заместителя начальника кафедры, профессора, преподавателя, старшего преподавателя.

Указанная деятельность адвоката относится к преподавательской деятельности и является одним из исключений, предусмотренных пунктом 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката и пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

При этом к отношениям, возникающим в связи с осуществлением адвокатом преподавательской деятельности, при наличии противоречий с иными правилами подлежат применению правила, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Новая адвокатская газета».

www.advpalataro.ru

Статья на тему: «Кодекс профессиональной этики адвоката»

Кодекс профессиональной этики адвоката

Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики. Поэтому важной стороной адвокатской деятельности является этика профессионального поведения адвокатов в процессе оказания квалифицированной юридической помощи. Адвокатская этика представляет собой совокупность этических правил, которыми адвокат руководствуется при осуществлении профессиональной деятельности.

Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) закреплена обязанность адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
В соответствии со статьями 12, 13 Закона об адвокатуре претендент, успешно сдавший квалификационный экзамен, получает статус адвоката и становится членом адвокатского сообщества со дня принесения присяги следующего содержания: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката», что вполне отвечает представлениям адвокатского сообщества о долге адвоката и нравственных требованиях, предъявляемых к личности адвоката. Адвокат должен обладать профессионализмом и нравственностью, соблюдать традиции адвокатуры.

Первый в истории российской адвокатуры Кодекс профессиональной этики адвоката был принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года. В преамбуле Кодекса указано, что адвокаты Российской Федерации приняли Кодекс профессиональной этики адвоката в соответствии с требованиями, предусмотренными Законом об адвокатуре, в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской (присяжной) адвокатуры и сознавая нравственную ответственность перед обществом. Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении профессиональной деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, а также на международных стандартах и правилах адвокатской профессии.

Действие Кодекса распространяется на адвокатов, которые в свою очередь обязаны с ним ознакомить помощников, стажеров и иных сотрудников и обеспечить соблюдение ими его норм.

Кодекс профессиональной этики адвоката состоит из двух основных разделов.

Раздел первый Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает принципы и нормы профессионального поведения адвоката.

Второй раздел Кодекса посвящен процедурным основам дисциплинарного производства, которыми регламентируется порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

Принципами профессиональной этики адвоката являются наиболее общие, руководящие положения, которыми должен руководствоваться адвокат при осуществлении профессиональной деятельности. При этом они регулируют не какие-то конкретные ситуации, а являются основными ориентирами, в соответствии с которыми адвокат сам вырабатывает манеру поведения при осуществлении профессиональной деятельности в той или иной ситуации. Органы корпоративного самоуправления адвокатуры контролируют соблюдение адвокатом принципов профессиональной этики.

Рассмотрим основные принципы и нормы профессионального поведения адвоката.

Кодекс профессиональной этики обязывает адвоката честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег, других лиц, соблюдать деловую манеру общения и деловой стиль одежды.

Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или Кодексом профессиональной этики адвоката, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе В сложной этической ситуации адвокат имеет право обратиться в Совет Адвокатской палаты за разъяснением, в котором ему не может быть отказано.

Профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему, которое в свою очередь является основой взаимоотношений с клиентом. Адвокат не должен совершать поступки, направленные на подрыв доверия лично к нему и к адвокатуре в целом.

В свою очередь, доверие к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны, которая обеспечивает предоставленный Конституцией иммунитет доверителя. Клиент должен быть уверен в том, что информация, сообщенная адвокату, будет использована по делу и в его интересах. Поэтому адвокат не вправе разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с выполнением профессиональной деятельности. Это этическое правило должно соблюдаться и после того, как адвокат полностью выполнил свое поручение, так как срок хранения адвокатской тайны не ограничен во времени.

Адвокат в своей деятельности, прежде всего, руководствуется интересами своего клиента. Однако закон и нравственность в профессии адвоката должны быть выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона, не могут быть исполнены адвокатом.

Существует также ряд принципов, обязывающих адвоката придерживаться определенных рамок поведения.

Так, адвокат не вправе:

— действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;

— занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора подзащитного;

— делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает;

— разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи;

— принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;

— навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами;

— допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения;

— приобретать каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь;

— оказывать юридическую помощь в условиях конфликта интересов доверителей.

Адвоката с клиентом должны связывать только профессиональные отношения. Так адвокат, не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи или доверителю обещания положительного результата выполнения поручения, которые могут прямо или косвенно свидетельствовать о том, что адвокат для достижения этой цели намерен воспользоваться другими средствами, кроме добросовестного выполнения обязанностей.

Адвокат не должен:

— принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения;

— ставить себя в долговую зависимость от доверителя;

— допускать фамильярных отношений с доверителем.

Во избежание конфликта интересов адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон.

Участвуя в судопроизводстве, адвокат должен проявлять уважение к суду и другим участникам процесса Адвокату надлежит поддерживать ровные, деловые профессиональные отношения со следователями, прокурорами, судьями представителями другой стороны, проявляя сдержанность и корректность по отношению к ним. При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий. Недопустимо затягивание процесса путем использования различных процессуальных формальностей, если только отложение дела не оправдывается законными интересами клиента.

Адвокатская этика включает в себя и правила этического поведения внутри адвокатского сообщества. Так адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав, проявляя корпоративную солидарность. Ни при каких обстоятельствах нельзя допускать в общении с коллегами неуважительных, оскорбительных отзывов в отношении деловых или личных качеств другого адвоката. Адвокат не вправе склонять лицо, пришедшее в адвокатское образование к другому адвокату, к заключению соглашения о представлении юридической помощи между собой и этим лицом.

Адвокат имеет право беседовать с процессуальным противником своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего.

Кодекс не запрещает рекламирование адвокатом себя и адвокатского образования, в котором он осуществляет профессиональную деятельность. Однако, информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит: оценочных характеристик адвоката; отзывов других лиц о работе адвоката; сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов; заявлений намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Таким образом, Кодексом профессиональной этики адвоката установлены основные этические нормы, соблюдение которых будет способствовать укреплению общественного авторитета, достоинства и профессионального престижа профессии адвоката.

Раздел второй Кодекса профессиональной этики адвоката посвящен процедурным основам дисциплинарного производства. Данным разделом Кодекса установлен порядок рассмотрения и разрешения жалоб, представлений, обращений в отношении адвокатов. В соответствии со статьей 33 Закона об адвокатуре жалобы на действия (бездействия) адвокатов рассматриваются квалификационной комиссией, сформированной при Адвокатской палате субъекта
Российской Федерации.

Меры дисциплинарной ответственности к адвокату применяются только в рамках дисциплинарного производства, которое включает в себя следующие стадии: возбуждение дисциплинарного производства, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, разбирательство в Совете адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске. Мерами дисциплинарной ответственности являются: замечание, предупреждение, прекращение статуса адвоката. Дисциплинарное дело, поступившее в квалификационную комиссию адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, должно быть рассмотрено не позднее двух месяцев, не считая времени отложения дисциплинарного дела по причинам, признанным квалификационной комиссией уважительными. Квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу.

Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации. Лица, статус адвоката которых прекращен за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, допускаются к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката не ранее чем через три года со дня прекращения статуса.

Добросовестное исполнение адвокатом профессиональных обязанностей при безусловном соблюдении норм Кодекса является основанием для его поощрения. Порядок (процедура) представления к поощрению, виды, формы и способы поощрения определяются соответствующими положениями (уставами) адвокатского образования, адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов.

Существование свободного общества и свободного человека практически невозможно без компетентных и независимых юристов-адвокатов. Ввиду особой важности выполняемой адвокатами миссии предъявляемые к ним профессионально-этические требования выходят за рамки требований, подлежащих исполнению просто законопослушным гражданином. Адвокат обязан исполнять свой долг достойно, честно, независимо, на должном профессиональном уровне и с необходимой тщательностью, а также обязан сохранять профессиональную тайну.

Нравственность, компетентность и независимость — вот суть профессии адвоката. Достижение этих высоких, но жизненно необходимых требований к личности адвоката должно быть сердцевиной деятельности каждого сообщества адвокатов.

to32.minjust.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Конин В.В. Профессиональная этика в деятельности адвоката //
Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования: Материалы Международ. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 13 июля 2004 г. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004.

Конин В.В. кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин КПИ ФСБ РФ, адвокат Адвокатской Палаты Калининградской области.

Реформирование российского права напрямую затронуло институт адвокатуры. Полагаю, будет правильно сказать, что в настоящее время российская адвокатура переживает свое новое рождение. Этому способствовал принятый 26 апреля 2002 г. Государственной Думой РФ Федеральный Закон РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»1 и принятый Первым Всероссийским съездом адвокатов в развитие требований ст. 7 настоящего Закона Кодекс профессиональной этики адвоката2.

Анализируя нормы кодекса профессиональной этики адвоката, хочется отметить, что российская адвокатура постепенно возвращается к своим истокам, к тем незыблемым правилам, руководствуясь которыми, жило и работало сословие присяжных поверенных. Хочется особо заметить, что в дореволюционной России помимо адвокатов, дела в судах вели и стряпчие. Вместе с тем, стряпчество не имело никакого отношения к той высокопрофессиональной, свободной и творческой профессии адвоката-присяжного поверенного — служителя закона и общества. «Учреждая сословие присяжных поверенных, законодатель напутствовал его пожеланием, чтобы они «представляло из себя самое верное ручательство нравственности, знания и честности убеждений»; установленный над ним надзор должен был служить «средством к водворению и поддержанию между поверенными чувства правды, чести и сознания нравственной ответственности перед правительством и обществом».3

Негативные процессы, захлестнувшие наше общество, не оставили в стороне и адвокатуру. Являясь одним из институтов нашего общества, она болеет теми же болезнями, что и общество в целом4. Вместе с тем, как показывает практика, современное состояние российской адвокатуры можно охарактеризовать как стабильное. Кризис адвокатуры, как организации правозаступников преодолен, началось выздоровление.

Вместе с тем, рассматривая профессиональную этику адвоката, полагаю необходимым остановиться более детально на некоторых аспектах деятельности адвоката в уголовном судопроизводстве.

Статья 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установила, что адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда5… Это положение соответствует основным положениям о роли адвокатов, принятыми восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке, в которых особо оговаривается, что «Любое вышеуказанное лицо, которое не имеет адвоката, в случаях если интересы правосудия требуют этого, должно быть обеспечено помощью адвоката, имеющего соответствующую компетенцию и опыт ведения подобных дел, чтобы обеспечить ему эффективную юридическую помощь без оплаты с его стороны, если у него нет необходимых средств»6. Однако, не является секретом, что адвокаты принимают участие в делах по назначению без большого энтузиазма. Причин, из-за которых сложилось подобное положение несколько. Это и мизерные суммы, зачастую выплачиваемые с большими задержками; дела этого рода, как правило, являются однотипными, неинтересными. И зачастую можно наблюдать картину, когда адвокат, назначенный в порядке ст.ст. 50, 51 УПК РФ уговаривает подсудимого оформить письменный отказ от защитника, приводя при этом различные, зачастую неубедительные доводы. Подсудимый, поддавшись уговорам адвоката, заявляет оформленный в письменном виде отказ от защитника, текст которого диктуется защитником, и остается один на один с государственным обвинителем, с мнением которого считается суд, без какой-либо реальной помощи со стороны защитника.

УПК РФ установил, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. О какой состязательности в данном случае может идти речь, если подсудимый не знаком с основами уголовного судопроизводства, зачастую имеет лишь смутное представление о доказательствах, не знает порядок их представления суду, и рассчитывают только на свои показания и показания других подсудимых, которые не подтверждаются собранными по уголовному делу доказательствами? Достаточно часто подсудимые занимают в суде позицию безмотивного отрицания своей вины, не приводя при этом каких-либо доводов и доказательств, или приводя явно несостоятельные доводы. Представляется, что в подобной ситуации защитник должен разъяснить возможные последствия такой позиции подсудимому, но в связи с тем, что защитник отсутствует, подсудимый оказывается в ситуации, когда он не в силах противостоять доводам обвинителя, выдвигаемые им доводы в свою защиту опровергаются стороной обвинения. Складывается ситуация, в которой подсудимый, после того, как доводы, которые он приводил в свою защиту оказались подвергнуты критике и опровергнуты стороной обвинения, отказывается от дальнейшей борьбы за себя, и опускает руки. При этом, как правило, он не может сослаться на обстоятельства, позволяющие в какой-то мере смягчить ответственность, поскольку не знает, как это наиболее грамотно в тактическом плане сделать, или приводит их не во время и не к месту. Так, при рассмотрении в суде уголовного дела по обвинению гр-н К., Т., П. в совершении преступлений, предусмотренных п. «А» ч. 2 ст. 158 УК РФ, подсудимый К. оставшись без защитника, о наличии в деле положительных характеристик и о своем заболевании сообщил суду в последнем слове. Вместе с тем, в материалах уголовного дела имелись положительные характеристики с места работы и места жительства, справка о состоянии здоровья, которые остались судом не исследованы, и не приняты во внимание при постановлении приговора, поскольку подсудимый К. не знал установленный новым УПК РФ порядок представления суду доказательств7. Государственный обвинитель, представляя суду доказательства, подтверждающие виновность К. в предъявленном обвинении, не предлагал суду для исследования данные доказательства, поскольку они не доказывали виновность.

Полагаем, что в данном случае, защитник, оставив подсудимого без своей помощи, нарушает п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, который устанавливает, что обязанности адвоката при исполнении им защиты по назначению в случаях, предусмотренных федеральным законом, не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар. Пункт 7 ст. 15 Кодекса адвокатской этики устанавливает обязанность адвоката участвовать лично или материально в оказании юридической помощи бесплатно или по назначению органов дознания, следствия и суда. Хочется особо отметить, что подобной позиции придерживались адвокаты дореволюционной России. Так, А.Н. Марков приводит следующее: «Совет неоднократно указывал на необходимость с особым вниманием относиться к обязанностям защитника по назначению от Суда и поверенного по назначению от Совета по делам лиц бедного сословия, так как эта деятельность присяжных поверенных составляет вид того общественного служения, которое и является существеннейшей задачей присяжной адвокатуры»8.

На наш взгляд, нарушение адвокатской этики усматривается и в ситуации, когда защитник, вступая в дело по назначению органов предварительного следствия, изначально не зная, какими доказательствами виновности подзащитного располагает следствие, отвечают ли они требованиям допустимости, относимости, достоверности, достаточности, сразу же рекомендует подзащитному дать признательные показания, в расчете на то, что в дальнейшем суд примет это обстоятельство во внимание при вынесении приговора и назначении наказания. Тем самым адвокат изначально отказывается состязаться со стороной обвинения, отстаивать интересы подзащитного, и занимает позицию стороннего наблюдателя по делу. Более того, уговорив подзащитного дать признательные показания, он тем самым предоставляет следствию дополнительные доказательства, позволяющие сделать вывод в виновности лица, чьи интересы он обязан защищать, и которые в дальнейшем будут положены в основу обвинения. Тем самым защитник ухудшает положение своего подзащитного, чего он делать не вправе. Зачастую, по ряду составов преступлений, когда существует пограничная ситуация, исходя из признательных показаний подозреваемого (обвиняемого), опытный следователь выстраивая мысленную модель преступления, в допросе так ставит вопросы, что полученные ответы позволяют ему на основании показаний допрашиваемого предъявить обвинение в совершении более тяжкого состава преступления, нежели это можно было сделать при отсутствии показаний лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Не является секретом, что в системе МВД существует гонка за показателями. Раскрыть грабеж — это одно, а вот из грабежа сделать разбой, и выставить статистические карточки на раскрытое особо тяжкое преступление — это другое. И в погоне за показателями следствие забыло требования ст. 6 УПК РФ. В тоже время, как показывают многочисленные примеры из судебной практики, подсудимые, которые не признавали свою виновность с первых минут следствия, и не давали вообще никаких показаний в ходе всего следствия, признавались судом виновными в совершении менее тяжкого преступления, и соответственно назначенное судом наказание было более легким9.

Мы понимаем, что данное утверждение вызовет резкие возражения со стороны ученых, исповедующих принцип установления истины в уголовном судопроизводстве, а также ученых, которые полагают, что показания подозреваемого, обвиняемого — это средства его защиты, и давая показания, он помогает следователю установить все обстоятельства дела. Однако позволим себе заметить — идеального следователя, который заинтересован в установлении всех обстоятельств дела в настоящее время не существует, сейчас следователь вместе с оперативными подразделениями находится в погоне за показателями. Как показывает многолетняя практика автора, работавшего длительное время в правоохранительных органах, и уже достаточно большой период работающего адвокатом, истину, а тем более абсолютную, в уголовном судопроизводстве установить невозможно. Зачастую, в установлении всех обстоятельств по делу был не заинтересован не подсудимый, а потерпевший. Мотивы противодействия установлению всех обстоятельств по делу со стороны потерпевшего могут быть разными. В конечном итоге, всегда устанавливалась не истина, а ее подобие. Исходя из этого, мы полагаем, что законодатель поступил абсолютно правильно, исключив из нового УПК РФ требование установления истины по уголовному делу. УПК РФ во главу угла поставил не только соблюдение прав потерпевших от преступления и права на защиту лица, привлекаемого к уголовной ответственности, но и процедуру сбора доказательств. Анализируя требования, предъявляемые УПК РФ к доказательствам и решениям, принимаемым в процессе уголовного судопроизводства, основывающимся на этих доказательствах, можно сделать следующий вывод: что доказано в рамках уголовного процесса доказательствами, отвечающими всем требованиям, то и достоверно, что не доказано — то недостоверно.

Вместе с тем, перед адвокатом — защитником никогда не стояла задача по установлению истины. Его задача другая — защита прав и интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, поиск и представление следствию, суду доказательств, опровергающих предъявленное обвинение и оправдывающих подзащитного, либо смягчающих его ответственность. Интересы лица на признание его виновным в совершении менее тяжкого преступления являются законными, и соответствуют требованиям ст. 6 УПК РФ, в то время как отказ адвоката от борьбы противоречит не только УПК РФ, но и Кодексу адвокатской этики. Именно отказ адвоката от борьбы позволяет следствию и суду допускать в своей деятельности ошибки, которые нередко приводили к тяжким последствиям.10

Представляя в суде интересы потерпевшего, адвокат становится участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Вместе с тем, участвуя в процессе на стороне обвинения, он остается адвокатом — защитником.

В связи с этим, представляется неверной позиция адвокатов — представителей потерпевшего, когда выступая в судебных прениях, давая оценку собранным по делу доказательствам, адвокат заканчивает свою речь выводом о согласии с наказанием, которое предложил назначить подсудимому государственный обвинитель. Согласие адвоката с наказанием, которое предлагает государственный обвинитель противоречит природе адвокатской профессии. Обязанность адвоката — защищать, а не обвинять. Участвуя в процессе в качестве представителя потерпевшего, адвокат должен защищать нарушенные права своего доверителя, добиваться их восстановления. Полагаем, что в своей речи он может обсуждать вопросы защиты и восстановления нарушенных прав потерпевшего, оценки доказательств, но не должен обсуждать вопросы назначения наказания, поскольку это «значило бы служить чувству мести своего доверителя, а не домогаться восстановления нарушенной против доверителя справедливости. «11.

Вместе с тем, в практике имеют место случаи, когда от потерпевшего в адрес адвоката — представителя потерпевшего звучат высказывания о недоверии. Так, например, в ходе судебного разбирательства по обвинению Л. в совершении преступления, предусмотренного п. «В» ч. 2 ст. 132 УК РФ, потерпевшая дала пространное интервью в одном из средств массовой информации, при этом она публично выразила недоверие своему представителю. Как должен был поступить в данной ситуации адвокат — представитель потерпевшего? Защищая интересы потерпевшего, адвокат не связан требованиями п. 7 ч. 3 ст. 49 УПК РФ, установившего запрет на отказ от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Статья 45 УПК РФ не содержит подобного запрета на отказ от принятых обязательств по защите интересов потерпевшего. Рассматривая данную ситуацию, мы вновь обратимся к прошлому: «Совет обратил внимание на то, что присяжный поверенный не сумел выйти из трудного положения, в которое его поставил доверитель с надлежащим достоинством. Оставаться поверенным, когда уже выражено прямое недоверие со стороны доверителя, появляться за пюпитром в Суде не с целью отправления своих обязанностей в качестве поверенного, а для того, чтобы сохранить за собою право взыскивать вознаграждение, — это значит ронять достоинство адвоката»12.

Полагаем, что адвокат, представляя интересы потерпевшего, может исполнять свои обязанности только когда между ним и его доверителем существуют отношения, основанные на доверии. В противном случае адвокат не может представлять его интересы, и должен отказаться от защиты.

1 См. Федеральный закон № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / М.; изд. «Проспект», 2003 г.

2 См. http: // garant. park. ru / public/ dokument. asp? no =12030519

3 Цит. по: Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений Советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. Составил член Совета присяжных поверенных округа Московской судебной палаты А.Н. Марков. Москва, 1913 год / Сост.: А.В. Воробьев, А.В. Поляков, Ю.В. Тихонравов; отв. ред. Ю.В. Тихонравов. — М.; «Статут», 2003 г. С. 20.

4 Об этом также: см. Якимов О.Ю., Якимова С.С. Проблемы гарантий соблюдения права на защиту / Адвокатура и адвокатская деятельность в свете современного конституционного права (к 10-летию принятия Конституции России): Материалы международной научно-практической конференции. Екатеринбург. изд-во «Чароид». 2004.; там же: Гармаев Ю.П. Уголовно-правовые и криминалистические аспекты борьбы против мошенничества со стороны недобросовестных адвокатов. С. 62-70.

5 См. Федеральный закон № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

6 См. «Советская юстиция», 1991 г., N 20, стр. 19.

7 Уголовное дело № 12673/04, архив Багратионовского районного суда Калининградской области.

8 См. Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений Советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. С. 190

9 Уголовное дело № 031765/03 по обвинению Г., П., П. В совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ. В суде П.и Г. были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ, П. Был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Архив суда Московского района Калининграда.

10 Об этом см.: Китаев Н.Н. Неправосудные приговоры к смертной казни: системный анализ допущенных ошибок. — СПб. Изд-во «Юридический центр Пресс». 2004.; Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. — СПб. Изд-во «Юридический цент Пресс». 2003.

11 См. Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений Советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. С. 190.

12 См. Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений Советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. С. 239.

kalinovsky-k.narod.ru

Смотрите так же:

  • Экспертиза зозпп Товар ненадлежащего качества - ЗАКОНЫ РФ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ (с изменениями и дополнениями от 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., 30 декабря 2001 г., 22 августа, 2 ноября, 21 декабря 2004 г., 27 июля, 16 октября, 25 ноября 2006 г., 25 […]
  • Закон о ветеринарии с изменениями Закон РФ от 14 мая 1993 г. N 4979-I "О ветеринарии" (с изменениями и дополнениями) Закон РФ от 14 мая 1993 г. N 4979-I "О ветеринарии" С изменениями и дополнениями от: 30 декабря 2001 г., 29 июня, 22 августа 2004 г., 9 мая, 31 декабря 2005 г., 18, 30 декабря 2006 г., 21 июля 2007 г., 12 […]
  • Федеральный закон об аудиторской деятельности в российской федерации Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ"Об аудиторской деятельности" С изменениями и дополнениями от: 1 июля, 13, 28 декабря 2010 г., 4 мая, 1, 11 июля, 21 ноября 2011 […]
  • Приказ 537 мчс россии Приказ МЧС РФ от 9 сентября 2003 г. N 537 "Об утверждении формы реестра учета граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" (утратил силу) Приказ МЧС РФ от 9 сентября 2003 г. N 537"Об утверждении формы реестра учета граждан, […]
  • Российская федерация закон о защите прав потребителей с комментариями Закон "О защите прав потребителей" Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I"О защите прав потребителей" С изменениями и дополнениями от: 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., 30 декабря 2001 г., 22 августа, 2 ноября, 21 декабря 2004 г., 27 июля, 16 октября, 25 ноября 2006 […]
  • Справочно-методическое пособие по разработке стройгенпланов и СПРАВОЧНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО РАЗРАБОТКЕ СТРОЙГЕНПЛАНОВ И КАЛЕНДАРНЫХ ГРАФИКОВ В СОСТАВЕ ППР Транскрипт 1 Стр. 1 из 82 ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО ПРОЕКТНО-КОНСТРУКТОРСКИЙ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОМЫШЛЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА ОАО ПКТИпромстрой СПРАВОЧНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО […]
  • Приказы о зачисление в маи Поступи в МАИ Информация , приветствуем! Узнать подробнее 1 501 запись ко всем записям В #МАИ стартовала приёмная кампания — 2018! Сегодня, 20 июня, в Московском авиационном институте стартовала приёмная кампания. Подать документы будущие студенты могут с 14:00 до 17:00! График работы […]
  • Федеральный закон о бухгалтерском учете от 06122011 года 402-фз Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ"О бухгалтерском учете" С изменениями и дополнениями от: 28 июня, 2, 23 июля, 2 ноября, 21, 28 декабря 2013 г., 4 ноября 2014 г., 23 мая […]