Преступные деяния полномочия

Главная / Преступные деяния полномочия

СПЕЦИАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ ОБЩЕУГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,
СОВЕРШАЕМЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

Действующее уголовное законодательство предусматривает во многих составах преступлений такой квалифицирующий признак, как использование своего служебного положения. Уголовно-правовое значение данного признака состоит в том, что при использовании служебного положения происходит посягательство на дополнительный объект — интересы службы.

Проблемы применения данного квалифицирующего признака связаны с толкованием нескольких понятий: служебное положение, использование служебного положения, субъект использования служебного положения.

Представляет интерес анализ постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по различным категориям дел о преступлениях, имеющих квалифицирующий признак «с использованием служебного положения», с позиций субъекта преступления.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» от 10 июня 2010 г. № 12 сказано, что к лицам, совершившим деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ, с использованием своего служебного положения, следует относить как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 УК РФ), понимаются должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, в коммерческой организации).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» от 26 апреля 2007 г. № 14 разъясняет, что по п. «г» ч. 3 ст. 146 УК РФ подлежит уголовной ответственности лицо, использующее для совершения преступления служебное положение. Им может быть как должностное лицо, обладающее признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, так и государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, а также иное лицо, отвечающее требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, руководитель предприятия любой формы собственности, поручающий своим подчиненным незаконно использовать авторские или смежные права).

В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов,

взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. № 5 раскрывается, что хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств лицом с использованием своего служебного положения следует считать хищение их как лицом, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия, в частности его использованием, производством, учетом, хранением, передачей, изъятием и т. д., так и лицом, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т. п.).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1 гласит, что под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т. п.

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» от 18 января 2004 г. № 23, под лицами, использующими свое служебное положение (п. «б» ч. 3 ст. 174 и п. «б» ч. 2 ст. 1741 УК РФ), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 указывается, что под использующим свое служебное положение лицом (п. «в» ч. 2 ст. 229 УК РФ) следует понимать как должностное лицо, так и лицо, выполнение трудовых функций которого связано с работой с наркотическими средствами или психотропными веществами. Например, при изготовлении лекарственных препаратов таким лицом может являться провизор, лаборант, при отпуске и применении — работник аптеки, врач, медицинская сестра, при их охране — охранник, экспедитор.

Квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» в статьях Особенной части Уголовного кодекса встречается достаточно часто. Казалось бы, во всех случаях этот квалифицирующий признак должен иметь одинаковое содержание. Между тем судебное толкование данного признака, даже на уровне высшей судебной инстанции, применительно к разным составам преступления существенно отличается.

К лицам, которые могут быть субъектом преступлений, совершенных с использованием служебного положения, Верховный Суд во всех случаях относит должностных лиц (примечание 1 к ст. 285 УК РФ) и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях (примечание 1 к ст. 201 УК РФ). Все постановления прямо или косвенно к таким субъектам относят государственных и муниципальных служащих. Но, кроме того, в одном постановлении использование служебного положения связывается с осуществлением трудовых функций («О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»); в одном — с выполнением служебных полномочий в целом или специальных обязанностей («О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве

и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») и в одном постановлении упоминаются служащие в целом («О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»).

Безусловно, субъектами совершения общеуголовных преступлений с использованием служебного положения могут быть должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих или иных организациях, поскольку они обладают особыми полномочиями и положением, позволяющими облегчить совершение преступления.

Понятие должностного лица раскрывается в примечаниях к ст. 285 УК РФ. Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В примечании 1 к ст. 201 УК РФ указано, какие именно лица признаются выполняющими управленческие функции. А именно, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Практически во всех постановлениях обращено внимание и на категорию лиц, относящихся к государственным и муниципальным служащим.

Служащий является собирательным понятием, охватывающим следующие виды: 1) государственный и муниципальный служащий; 2) служащий государственного и муниципального учреждения; 3) служащий государственной корпорации; 4) служащий коммерческой или иной организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением.

Виды государственных служащих определены в ст. 10 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ. Так, федеральный государственный служащий — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.

Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации может получить денежное содержание (вознаграждение) также за счет средств федерального бюджета.

Определение муниципального служащего дано в ст. 10 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ. Муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по должности муниципальной службы за денежное содержание, выплачиваемое за счет средств местного бюджета.

Неоднозначно в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации решается вопрос относительно иных субъектов — служащих государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, коммерческих и некоммерческих организаций.

Проблема заключается в определении фигуры служащего, не являющегося государственным или муниципальным служащим, а также не являющегося должностным лицом.

Представляется, что, даже являясь рядовым служащим, последний, находясь в системе служебной иерархии, имеет, как правило, возможность оказать содействие, повлиять, принять решение, действуя в рамках своих служебных полномочий, которыми не обладают лица, не являющиеся служащими организации(1). В пользу изложенного подхода свидетельствует разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенное в постановлении «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», в котором указано, что с использованием своего служебного положения понимаются действия лица по использованию своих властных или иных служебных полномочий, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением.

Но признавать субъектами использования служебного положения лиц, не относящихся к категории служащих, нельзя.

В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции. Поэтому трудовые функции выполняют как должностные лица либо лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так и иные служащие, а также лица, которые в трудовом законодательстве определяются как работники, осуществляющие трудовую деятельность по профессии рабочего. Признание субъектами преступлений, которые совершаются с использованием служебного положения, лиц, осуществляющих трудовую функцию по профессии рабочего, на наш взгляд, исключается, поскольку речь идет об использовании служебного положения(2).

Таким образом, под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также служащих в целом.

www.procuror.spb.ru

Злоупотребление должностными полномочиями. Превышение должностных полномочий.

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ).

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является нормальное функционирование конкретных органов государственной власти, интересы государственной службы и органов местного самоуправления. Дополнительный объект — охраняемые интересы граждан или организаций, общества или государства.

Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями включает в себя: а) деяние в виде использования служебных полномочий вопреки интересам службы; б) общественно опасные последствия в виде существенного нарушения указанных в законе прав и интересов; в) причинную связь между использованием служебного положения и наступившими последствиями.

Под служебными полномочиями следует понимать права и обязанности, которыми лицо наделено законом в силу занимаемой должности.

Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий следует понимать совершение им незаконно, вопреки интересам службы действий, входящих в круг его служебных обязанностей, либо несовершение действий, которые должностное лицо обязано было совершить в силу занимаемой должности.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении должны содержаться ссылки на правовые акты, в силу которых должностное лицо наделено теми или иными полномочиями, а также конкретные обязанности и права, злоупотребление которыми вопреки интересам службы ставится ему в вину. Если действия должностного лица, связанные с нарушением им своих служебных полномочий, были совершены в целях предупреждения вредных последствий, более значительных, чем фактически причиненный вред, если этого нельзя было сделать другими средствами, такие действия в соответствии с законодательством о крайней необходимости не могут быть признаны преступными.

Злоупотребление должностными полномочиями может выражаться в различных формах: нарушение финансовой дисциплины, использование целевых денежных средств не по прямому назначению, обман ревизионных и контролирующих органов, отпуск либо сбыт товарно-материальных ценностей по заниженным ценам, выделение помещений, оборудования, транспортных средств и иного имущества в аренду с заниженной арендной оплатой, заключение договоров на заведомо невыгодных условиях, сокрытие хищений и недостач, неосновательная передача имущества в пользование частным и юридическим лицам, извлечение выгоды без изъятия и обращения чужого имущества в свою пользу, использование труда, транспортных средств, машин, механизмов, помещений в личных целях без оплаты, возмещения стоимости выполненных работ и оказанных услуг и др.

Уголовная ответственность законом предусмотрена только в случаях злоупотреблений должностными полномочиями, совершенных из корыстной или иной личной заинтересованности. Эти признаки субъективной стороны являются обязательными наряду с умышленной формой вины. Виновный осознает опасность своих действий, предвидит наступление существенного нарушения охраняемых интересов и желает или сознательное допускает такие последствия либо относится к ним безразлично.

Корыстный мотив предполагает стремление получить незаконную материальную выгоду, деньги, материальные ценности либо желание освободиться от исполнения материальных обязательств.

Иная личная заинтересованность может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, вызываться такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желанием приукрасить действительное положение вещей, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность.

Субъект рассматриваемого преступления специальный — должностное лицо.

Квалифицирующим признаком (ч. 2 ст. 285 УК РФ) является совершение преступления лицом, занимающим государственную должность или государственную должность субъекта РФ, либо главой органа местного самоуправления. В примечании к данной статье раскрываются признаки перечисленных субъектов. Например, к занимающим государственные должности Российской Федерации относятся лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

Особо квалифицированным видом злоупотребления полномочиями (ч. 3 ст. 285 УК РФ) является совершение деяния, предусмотренного ч. ч. 1 или 2 ст. 285 УК РФ, повлекшее тяжкие последствия. Данный признак является оценочным и устанавливается с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления.

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 к числу тяжких рекомендуется относить такие последствия, как: нарушение конституционных прав и свобод большого числа людей, крупные аварии, дезорганизацию, полную остановку работы государственного (муниципального) органа или учреждения, нанесение материального ущерба в особо крупных размерах и т.п. Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 285 УК РФ, является умышленным и не может рассматриваться как совершенное с двумя формами вины (ст. 27 УК РФ).

Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

Основной объект преступления — нормальная, т.е. осуществляемая в соответствии с законодательством, деятельность государственного (муниципального) аппарата власти и управления. В качестве дополнительного объекта могут выступать конституционные права и свободы человека и гражданина, их здоровье, честь и достоинство, охраняемые законом интересы общества и государства.

Объективная сторона преступления характеризуется наличием трех обязательных признаков: a) деяние — совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий; b) последствие в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства; c) причинно-следственная связь между действием и наступившим последствием.

При решении вопроса о том, совершило ли должностное лицо действия, которые явно выходят за пределы его полномочий, необходимо в первую очередь определить эти пределы, т.е. установить объем предоставленных лицу прав и обязанностей, т.е. его должностную компетенцию, которая закрепляется в различных нормативных правовых и иных актах (законе, постановлении, распоряжении, должностной инструкции, приказе, трудовом договоре и т.д.).

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого либо косвенного умысла. Виновное лицо осознает, что совершает действия, которые явно для него самого выходят за пределы предоставленных ему полномочий, предвидит наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства и желает наступления этих последствий (прямой умысел), сознательно допускает или относится к их наступлению безразлично (косвенный умысел).

Субъект преступления специальный — должностное лицо.

Квалифицированный состав ч. 2 ст. 286 УК РФ преступления предусматривает более строгую ответственность за то же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а также главой органа местного самоуправления.

Особо квалифицированным видом превышения власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 286) признается деяние, предусмотренное ч. 1 или 2 ст. 286 УК РФ, если оно сопровождалась насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств, причинением тяжких последствий. Каждого из названных обстоятельств достаточно для квалификации по ч. 3 ст. 286 РФ, хотя нередко они наличествуют одновременно.

Состав злоупотребления должностными полномочиями следует разграничивать с составом превышения должностных полномочий. При этом следует исходить из того, что в первом случае должностное лицо незаконно, вопреки интересам службы использует предоставленные ему законом права и полномочия, а во втором — совершает действия, явно выходящие за пределы его служебной компетенции (которые относятся к полномочиям другого должностного лица либо могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте, а также действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить).

Дача взятки должностному лицу — каковы последствия: Видео


legalquest.ru

Специфика последствий совершения преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

Рубрика: Юриспруденция

Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №1(22)

Специфика последствий совершения преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

Место преступных последствий в структуре преступлений определяется в теории уголовного права по-разному. Так: «Ряд авторов придают ему самостоятельное значение, роль самостоятельного признака, характеризующего объективную сторону преступления. Другие авторы рассматривают преступные последствия как завершающий момент действия. Третьи относят последствия одновременно и к действию, и к объекту преступления. Поскольку вследствие воздействия посягательства на объект преступления одновременно с окончанием деяния наступают преступные последствия, можно утверждать, что каждая из трех названных позиций имеет право на существование» [8, С. 111].

Однако следует согласиться с мнением Соктоева З.Б., согласно справедливому утверждению которого «Раскрытие понятия последствий совершения преступления подчинено задаче выявления юридически значимой причинной связи, позволяет с большей конкретизацией определить место преступного результата в структуре уголовно-правовой причинности, в структуре преступления в целом. Как компонент причинной связи преступные последствия представляют собой самостоятельное социально-правовое явление, в котором повторяются свойства и закономерности преступного деяния, отражаются характер и особенности объекта преступления» [8, С. 112].

«Отличительная характеристика коррупционных преступлений состоит в следующем: посягая на нормальное функционирование государственных, муниципальных, частных организаций, они не только снижают их авторитет в обществе, но и подрывают у граждан уверенность в защищенности своих прав и законных интересов» [10, С. 65].

Однако прежде всего следует отметить, что «…увеличение масштабов коррупции приводит к возникновению в российской экономике ряда негативных явлений, в том числе неэффективное распределение и расходование государственных средств и ресурсов; неэффективность распределения финансовых потоков с точки зрения экономики страны; снижение объемов собираемых налогов; повышение уровня заурегулированности экономики» [6, С. 74].

Уголовно-правовая доктрина современности (например, такие ученые-юристы как
С.В. Борисов, А.А. Каширкина, А.Н. Морозов) вводит также понятие коррупционных рисков. Так, «Под коррупционным риском следует понимать вероятность (возможность) проявлений коррупции и наступления неблагоприятных последствий, вызванных ими. При этом под неблагоприятными последствиями имеются ввиду не только последствия в виде материального и иного ущерба, но и меры юридической ответственности, применяемые к организации и ее должностным лицам, снижение доверия со стороны граждан и органов власти, а также ухудшение репутации организации. Таким образом, коррупционные риски имеют комплексный характер» [3, С. 190].

Указанное понятие должно соотноситься, следовательно, с последствиями совершения злоупотребления и превышения должностных преступлений как соотношение общего и частного.

Далее, «поскольку преступные последствия представляют собой вредные (негативные) изменения в охраняемых уголовным законом объектах, классификация преступных последствий должна быть связана с классификацией объектов уголовно-правовой охраны» [8, С. 122].

Так, «наиболее распространенная классификация преступных последствий разделяет все последствия можно на три разновидности:

1) последствия, которые прямо перечислены в законе;

2) последствия, хотя и не перечисленные в законе, но влияющие на ответственность виновного;

3) последствия, с точки зрения уголовного законодательства безразличные для правовой оценки преступного посягательства» [8, С. 123].

Следовательно, обоснованным представляется вывод о том, что правоприменитель в каждом конкретном случае должен устанавливать, ради предотвращения каких именно преступных последствий установлен тот ли иной уголовно-правовой запрет.

Помимо представленной классификации в доктрине уголовного права, исходя из социального содержания преступных последствий, выделяется классификация таких последствий на три группы:

При этом, «основными последствиями признаются такие последствия, именно для предотвращения которых создавалась изначально конкретная уголовно-правовая норма. Например, ст. 143 УК РФ. Дополнительными по отношению к основным последствиями следует считать те последствия преступного посягательства, которые наступают неизбежно наряду с основными, но задача их предотвращения решается законодателем попутно (например, причинение тяжкого вреда здоровью, при нарушений правил охраны труда). К факультативным же последствиями следует относить те преступные последствия, которые могут и не наступить при совершении преступного деяния, однако законодатель, конструируя норму, учел такую возможность их причинения виновным. Например, истязания при совершении преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ» [8, С. 123].

Одновременно, необходимо в каждом конкретном случае учитывать, что «при доказывании события преступления ряд его элементов должен быть установлен независимо от того, имеют ли они уголовно-правовое значение или нет, поскольку без такого установления мы во всех случаях не можем считать полностью доказанным событие преступления» [8, С. 121].

Кроме того, важное значение приобретают последствия совершения злоупотребления должностными полномочиями при формировании и анализе критерия общественной опасности указанного преступления. Так, «согласно ст. 6 УК РФ степень общественной опасности деяния, наряду с обстоятельствами совершения преступления и личностью виновного, должна выступать критерием назначения справедливого наказания, или иных мер уголовно-правового характера. В связи с этим, следует согласиться со следующим выводом: ведущими и определяющими для общественной опасности всей совокупности преступлений являются объективные признаки деяния, а среди них — объект и последствия преступления» [8, С. 91].

Последствия же совершения коррупционных преступлений являются одними из самых сложных императивных квалифицирующих элементов составов таких преступлений. Как справедливо отмечается в литературе, «Если при совершении злоупотребления должностными полномочиями должностным лицом, не наступили установленные уголовным законом последствия, такие деяния следует квалифицировать как дисциплинарный проступок» [5, С. 21].

Последствия основного состава злоупотребления должностными полномочиями сформулированы в соответствующей статье следующим образом: «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом прав и интересов общества и государства». При этом следует обратить внимание, что термин «существенное нарушение» является оценочным. Волженкин Б.С., например, признает существенными следующие нарушения: «нарушение прав и свобод физических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ» [4, С. 144].

Что касается правоприменителя, Верховный Суд РФ признает существенными следующие последствия: «создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества)»[2].

Кроме того, как справедливо отмечает Яни П.С.: «При установлении последствий в виде существенного нарушения необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного такой организацией материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного физического, морального или имущественного вреда» [11, С. 81].

Кроме того, уголовный закон называет особо квалифицированный состав злоупотребления должностными полномочиями, который осложняется дополнительным основным элементом состава в форме наступивших последствий, которые названы в законе как «тяжкие последствия».

К тяжким последствиям в доктрине уголовного права чаще всего относят «…длительная остановка транспорта или производственного процесса, крупные аварии, дезорганизация работы государственного или муниципального органа или учреждения, причинение по неосторожности смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, самоубийство или покушение на самоубийство, материальный ущерб в крупном размере» [6, С. 180].

При этом, несмотря на оценочный характер указанных тяжких последствий, для правоприменителя и для требований законной и обоснованной квалификации требуется, чтобы такие последствия обладали свойствами, позволяющими так или иначе установить их размер, величину, степень, иные количественные либо качественные характеристики.

При этом, «если в процессе вымогательства взятки должностное лицо совершило действия (бездействие), повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, содеянное при наличии к тому законных оснований должно быть дополнительно квалифицировано по статье 285 или 286 УК РФ» [2].

Далее, следует согласиться со Смеловой С. В., которая предлагает «разделить п. «а», ч. 3, ст. 286 УК РФ на два самостоятельных подсостава превышения должностных полномочий:

– применение насилия не опасного для жизни или здоровья или угроза применения такого насилия (побои или иные насильственные действия, связанные с ограничением свободы потерпевшего (связывание рук, применение наручников и др.), причинением ему любой физической боли, либо угроза его применения);

– применение насилия опасного для жизни или здоровья или угроза применения такого насилия (насилие, повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, причинение легкого вреда здоровью, кратковременное расстройство здоровья, незначительная стойкая утрата общей трудоспособности» [9, С. 201].

Также автор справедливо предлагает: «…закрепить признак с применением насилия не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия в ч. 2, ст. 286 УК РФ, а с применением насилия опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия — в ч. 3, ст. 286 УК РФ» [12, С. 26].

Поскольку анализируемое преступление имеет высокую общественную опасность, и в первую очередь, как неоднократно отмечалось ранее, наносит урон репутации и престижу государственных и муниципальных органов власти, возникает справедливый вопрос: возможно ли осуществление в дальнейшем, после осуждения, должностным лицом своих профессиональных обязанностей?

Ведь, «сохраняя статус должностного лица, такой гражданин может продолжить преступную деятельность, либо воспрепятствовать производству следственных и судебных действий по уголовному делу, а также оказывать воздействие на свидетелей-сотрудников, находящихся у него в прямом должностном подчинении» [7, С. 201].

Такая мера процессуального принуждения в частности предусмотрена Конвенцией Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г., которая предусматривает «…в целях обеспечения выполнения договаривающимися сторонами обязательств по защите демократических институтов и ценностей, предупреждению, искоренению коррупции и формированию антикоррупционной политики установление процедур, с помощью которых должностное лицо, обвиненное в совершении преступления, может быть в надлежащих случаях смещено, временно отстранено от выполнения служебных обязанностей, или переведено на другую должность соответствующим компетентным органом» [1].

Кроме того, публичный характер этой меры «позволяет допустить ее применение только по решению соответствующего суда, в производстве которого находится уголовное дело, на основании ходатайства органа следствия (дознания), исходя исключительно из общественных и государственных интересов» [7, С. 202].

Можно ли признавать применение таких процессуальных мер последствием совершения анализируемого преступления. Представляется, что подобные меры являются мерами ответственности, и их следует разграничивать с последствиями совершения преступления. Вместе с тем, когда отсутствие должностного лица приводит к временной невозможности нормального функционирования соответствующего органа власти, что в свою очередь приводит к дезориентации государственной деятельности, такие последствия можно рассматривать в качестве преступных последствий.

nauchforum.ru

Смотрите так же:

  • Приказом мвд 373 Приказ МВД РФ от 27 апреля 2012 г. N 373 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче гражданину Российской Федерации разрешения на хранение и ношение охотничьего огнестрельного […]
  • Приказ 149 росалкогольрегулирования Приказ Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование) от 21 мая 2014 г. N 149 г. Москва "Об утверждении форм заявок о фиксации в единой государственной автоматизированной информационной системе учета объема производства и оборота этилового спирта, […]
  • Приказ минэкономразвития 113 от 18032011 Приказ Минэкономразвития России от 12.03.2018 N 113 "О внесении изменений в некоторые приказы Министерства экономического развития Российской Федерации в части предоставления Федеральной службой по интеллектуальной собственности государственных услуг в электронной форме" […]
  • Закон 2010 фз 270710 Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 21 июня 2011 г. N А27-4465/2011 Суд удовлетворил требования истца о взыскании страхового возмещения, неустойки, расходов, связанных с проведением независимой экспертизы, в связи с просрочкой платежа должником (извлечение) Решение […]
  • Приказ номенклатура специальностей Приказ Министерства здравоохранения РФ от 7 октября 2015 г. № 700н "О номенклатуре специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование” В соответствии с пунктом 5.2.7 Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, утвержденного […]
  • Правила заполнения 210 формы на 2018 год Налог на имущество: декларация 2018 Актуально на: 12 января 2018 г. Декларация по налогу на имущество (бланк) Приказом ФНС от 31.03.2017 № ММВ-7-21/[email protected] утверждена новая декларация по налогу на имущество 2018. Ее необходимо сдать за 2017 год всем плательщикам налога на имущество не […]
  • Приказы минздрава ур Приказ Министерства здравоохранения УР от 12 марта 2012 г. N 137 "Об организации направления граждан Российской Федерации для оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказ Министерства […]
  • Нотариус ростова на дону график работы Нотариусы Ростов-на-Дону Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Абрамова Вера Витальевна Телефон: +7 (863) 290-51-41 Адрес: 344090, г. Ростов-на-Дону, пр. Стачки 210 […]