Позитивный юрист

Главная / Позитивный юрист

Юристы заметили позитивные изменения

Под конец 2011 года ИД «Коммерсантъ» традиционно подводит юридические итоги года в рамках организуемого газетой форума, на котором ведущие петербургские юристы и консалтеры озвучивают принятые в течение года законопроекты и комментируют их влияние на бизнес. Эксперты коснулись тем незаконных налоговых проверок, трансфертного ценообразования, банкротств, вступления России в ВТО, правового регулирования в области строительства и недвижимости и других.

Модератор форума председатель комитета по инвестициям и стратегическим проектам Петербурга Алексей Чичканов, открывая форум, отметил, что работа корпоративных юристов усложняется с каждым годом. «Госдума приняла около 450 законов в этом году, Законодательное собрание Петербурга — около 150 законов. И это только законы, то есть надводная часть айсберга», — проиллюстрировал он цифрами свой тезис.

Рассказывая о незаконных проверках и блокировках счетов, руководитель российской налоговой практики Hannes Snellman Алексей Жук отметил: «Количество налоговых проверок в первом полугодии 2011 года снизилось примерно на 13 процентов. Примерно на 11 процентов уменьшилось и количество обращений налогоплательщиков в арбитражные суды. По практике нашей компании, действительно количество налоговых споров, доходящих до судебных инстанций, в течение последних лет последовательно уменьшается. Если говорить о незаконных проверках и блокировках счетов (приостановлении операций по счетам), то в этой сфере в прошедшем году каких-либо существенных изменений не произошло».

По его мнению, положительным моментом для организаций стало то, что, с 1 января 2011 года вступила в силу норма, по которой незаконное приостановление операций по счетам теперь имеет негативный имущественный эффект для налоговых органов — налогоплательщик вправе потребовать уплаты процентов в размере ставки рефинансирования ЦБ. «При этом процент начисляется не на сумму, которую пытается взыскать налоговый орган, а на сумму тех денежных средств, которые были незаконно заблокированы. Кроме того, процент начисляется также за задержку сроков снятия блокировки. Это дисциплинирует проверяющих», — говорит Алексей Жук.

Трансфертное ценообразование преобразовалось

Андрей Гусев, партнер и руководитель Санкт-Петербургского офиса Mannheimer Swartling, поделился с участниками форума нововведениями в области трансфертного ценообразования: «Законодательство, касающееся трансфертного ценообразования, претерпело существенные и необходимые преобразования, так как прежнее законодательство не отвечало международным требованиям и практике. Во-первых, вводится новый перечень взаимозависимых лиц. Во-вторых, необходимо будет готовить документацию по так называемым контролируемым сделкам. Однако до сих пор до конца непонятно, как ее готовить. Сделки 2012 года будут проверены в 2013 году. Поэтому налогоплательщикам уже в 2012 году будет необходимо собирать информацию по таким сделкам, но существует искушение отложить эту работу и посмотреть, что будет. А это может быть опасно — компании начнут совершать сделки в 2012 году, не учитывая особенностей нового регулирования, а в 2013 году по ним нужно будет предоставить документы специальному органу по контролю за трансфертным ценообразованием». Он добавил, что вводится понятие «соглашение о ценообразовании с налоговым органом», которое предоставляет возможность применять заранее согласованный уровень цен, однако заключить такое соглашение могут только крупнейшие налогоплательщики.

Информтехнологии идут в банкротство

Адвокат Дмитрий Зубков, руководитель гражданской практики «Прайм Эдвайс», поделился наблюдениями о правовом регулировании процедуры банкротства. По статистике арбитражного суда в первом полугодии прошлого года принято более 10 тыс. заявлений по банкротству. Более 30 поправок внесены в действующий закон о банкротстве, из них семь принято в 2011 году. Более 55 тыс. дел о банкротстве находится на рассмотрении в арбитражных судах различных инстанций. «Основным трендом я бы выделил использование информационных технологий в регулировании банкротства. С мая 2011 года действует норма о проведении электронных торгов в отношении большинства видов имущества, вовлеченного в банкротство. Сейчас активно идут электронные торги, аккредитовано около двух десятков электронных площадок, которые этим занимаются, управляющие получили электронные подписи. Эта работа сделала торги более прозрачными и доступными для бизнеса. Единый федеральный реестр банкротств сделал процедуры банкротства более информационно открытыми. Упростила работу законодательно закрепленная система электронного документооборота в арбитражном суде. Юристы нашей компании активно применяют инновации, особенно удобно это при ведении арбитражных дел в другом регионе», — отмечает Дмитрий Зубков.

ВТО не всегда благо

Старший менеджер компании, руководитель группы оказания услуг по защите интеллектуальной собственности Ernst & Young Игорь Невзоров, комментируя проблемы регулирования интеллектуальной собственности в рамках вступления России в ВТО, привел последние негативные и позитивные примеры правоприменения: в тройке негативных примеров — пример с двукратной компенсацией, пример с аккредитованными организациями по коллективному управлению правами и пример с параллельным импортом. Игорь Невзоров рассказал: «ВТО предполагает необходимость защищать интеллектуальные права. Российский законодатель, стремясь защитить правообладателя, реализует концепцию двукратной компенсации. Четвертая часть Гражданского кодекса указывает на то, что любой правообладатель, чьи права были нарушены, имеет право взыскать с нарушителя двукратную стоимость незаконно произведенной продукции. При этом суды в настоящий момент исходят из невозможности уменьшения такой компенсации в зависимости от каких-либо обстоятельств дела. На практике же мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда компания становится нарушителем «поневоле», например, когда компания не знала и не могла знать об авторских правах ввиду отсутствия реестра авторских прав, какой-либо обязательной регистрации авторских прав. Соответственно, суды, не уменьшая размер компенсации даже при наличии смягчающих вину нарушителя обстоятельств, фактически могут противоречить конституционному принципу соразмерности назначаемого нарушителю наказания степени допущенного нарушения».

Другой пример, по словам господина Невзорова, с аккредитованными организациями. На практике жесткий контроль за использованием объектов авторского и смежных прав со стороны таких организаций уже несколько раз приводил к тому, что вознаграждение едва не было взыскано с самого исполнителя — автора исполняемой песни. «То есть законодательно созданный механизм контроля и защиты автора фактически становился обременением для самого автора-исполнителя собственных произведений. Параллельный импорт — если существует товарный знак в России и аналогичный товарный знак существует за рубежом, то иностранная компания не вправе ввезти в Россию товар, не заплатив вознаграждение российскому правообладателю. Таким образом, мы видим, что национальная концепция запрета параллельного импорта, хотя и защищает российского правообладателя, фактически ограничивает свободную трансграничную торговлю, что вряд ли может быть признано соответствующим основным принципам ВТО», — рассуждает Игорь Невзоров.

Эксперт приводит и позитивные тенденции, например, новая статья 18 в законе об обращении лекарственных средств, которая вводит юридическую «монополию» производителя препарата на распространение информации о нем, о клинических и доклинических испытаниях на период в шесть лет с момента государственной регистрации лекарственного средства. «Раньше компании-производителю приходилось делать намного больше — регистрировать, патентовать и следить за тем, чтобы никто больше не выпускал дженерики, — сравнивает он. — Другой положительный пример — защита ноу-хау, которая сейчас в России состоит из пяти-шести достаточно формальных и обременительных действий, тогда как в зарубежной правоприменительной практике все намного проще. Правила ВТО предполагают деформализацию этих процессов. Третий позитивный момент — это создание специализированного суда по защите интеллектуальных прав, который может позволить более качественно и оперативно разрешать интеллектуальные споры».

«Лента» как позитивный пример

Вероника Князькова, руководитель корпоративной практики, партнер юридической фирмы Pen & Paper, в качестве иллюстрации перехода от правового нигилизма к верховенству права на практике рассказала историю корпоративного конфликта компании «Лента», благополучно завершившегося в 2011 году. По ее словам, акционерный конфликт основан на разном толковании двумя мажоритарными акционерами компании пункта устава о порядке принятии корпоративных решений. «Конфликт мог бы быть рядовым и разрешиться в суде в обычном порядке, но появилась информация о том, что на одной из сторон выступают ВТБ и фонд TPG, после чего заговорили о том, что правового будущего у Августа Мейера в этом споре нет», — говорит Вероника Князькова. Она считает, что в конфликте «Ленты» были применены практически все отрасли права — уголовное, процессуальное, трудовое, а также английское право. «Иски рассматривались как в английских судах, так и в российских, причем российские суды оказались более поворотливыми и быстрыми. И когда было вынесено постановление кассационной инстанции Северо-Западного округа, английский суд продолжал тщательно изучать материалы дела, поступившего год назад. В петербургском арбитраже удалось также найти понимание того, что корпоративное решение иностранной компании, которая относится к управлению российской компании, подчиняется именно российскому законодательству. Конфликт в итоге закончился примирением сторон, хотя стороны были настроены очень негативно друг к другу и не хотели мириться. И заключением сделки на выгодных для обеих сторон условиях», — добавляет Вероника Князькова.

Управляющий партнер «Дювернуа Лигал» Егор Носков, подхватив тему корпоративных конфликтов и, в частности, ее силовую составляющую, отметил, что 2011 год ознаменовался тем, что корпоративные конфликты почти вышли за рамки уголовного аспекта, стал преобладать здравый смысл. «В этом году была расформирована антирейдерская бригада Следственного комитета прокуратуры. Если ранее в корпоративных конфликтах правоохранители нередко вставали на одну из сторон — например, как представляется, это случилось в конфликте на заводе «Арсенал» — то сейчас уже такого почти нет. В целом прошлый год был более цивилизованным в правовых спорах», — заключает Егор Носков.

Либерализация благодаря союзу

«В рамках таможенного союза уже зафиксированы тенденции расширения партнерства и сотрудничества с казахскими и белорусскими компаниями, — говорит Галина Баландина, руководитель практики таможенного права и внешнеторгового регулирования, партнер «Пепеляев Групп». — Однако когда стали сравнивать и оценивать условия ведения бизнеса в других государствах, входящих в таможенный союз, выяснилось, что многие из них предоставляют намного более благоприятные условия. Что заставило российские власти пойти на существенную либерализацию в некоторых сферах регулирования. Яркий пример — либерализация в сфере валютного контроля: поднят порог в составлении паспорта сделки от $50 тыс. И это эффект таможенного союза, несмотря на то что эти вопросы находятся в компетенции российского законодательства». Еще одним достижением Гaлина Баландина считает то, что в рамках зоны свободной торговли государств — участников СНГ удалось подписать одно многостороннее соглашение, в рамках которого все участники будут беспошлинно торговать на одинаковых условиях. «Но при этом они будут придерживаться цивилизованных правил, в случае же если страна-экспортер нарушает договоренность, то пострадавшая страна имеет право защищаться от подобных действий, в том числе, устанавливая таможенные пошлины», — говорит она.

Будущая вещь претерпела изменения

В части изменений в регулировании инвестиционной деятельности по строительству, Денис Качкин, управляющий партнер «Качкин и партнеры», говорит, что в постановлении пленума Высшего арбитражного суда от 11 июля 2011 года о договорах купли-продажи будущей вещи существенно изменена судебная практика. «Теперь все договоры по приобретению имущества в строящихся объектах, то есть не только не находящегося у продавца, но и еще не созданного, должны рассматриваться судами как договоры купли-продажи будущей вещи, — рассказал он. — Это касается не только инвестиционных, но и других видов договоров. Одновременно, если в рамках предварительного договора купли-продажи осуществлялись какие-то платежи и им придавался статус обеспечительных, то с большой долей вероятности судом они будут приняты как платежи по договору о купле-продаже той вещи, которая будет создана. В целом, чтобы описать будущую вещь, достаточно указать ее местонахождение, ориентировочную площадь объекта.

Тему недвижимости развил и генеральный директор Rightmark group Александр Рассудов: «С 2013 года эксплуатация уже построенных объектов будет относиться к сфере градостроительного законодательства. Уже с декабря 2011 года законодатель ввел в состав проектной документации новый раздел — безопасность эксплуатации. Однако, как у нас принято, раздел введен, но никаких подзаконных актов относительно того, что он должен из себя представлять, нет. Видимо, до того как станет понятно, что в этом разделе должно быть, будет тормозиться процесс экспертизы проектной документации. Что касается коммерческих зданий и помещений, появилась законодательно-определенная цифра возмещения ущерба пострадавшему в результате несчастного случая из-за несоблюдения правил безопасности при строительстве и эксплуатации здания. Если раньше был «бег по кругу» и выяснение, кто был виноват — проектант, застройщик, эксплуатант, то теперь все претензии предъявляются к собственнику либо арендатору. Отмечу, что эта норма не распространяется на многоквартирные жилые дома, и это вызывает удивление». Особенно привлек внимание Александра Рассудова такой новый институт, как приостановление эксплуатации здания. По его словам, законодатель не ответил на вопрос, будет ли эта процедура производиться в административном или судебном порядке. «Если в административном порядке, то это может стать способом конкурентной борьбы, стоит лишь написать заявление в отношении соседнего торгово-развлекательного центра — и его деятельность может быть приостановлена», — считает он.

Андрей Миконин адвокат, партнер юридической фирмы «S&K Вертикаль», говорит, что усиление роли суда в отдельных аспектах арбитражного процесса на сегодняшний день приобрело характер системного явления, происходит отход от «формальной» состязательности в пользу выполнения задач арбитражного судопроизводства, таких как обеспечение доступа к правосудию, справедливости и эффективности защиты прав. «Высший арбитражный суд формулирует абстрактные конструкции, формально опираясь на которые, в нижестоящем суде остается состязаться в применении института судебной экспертизы», — заключил Андрей Миконин.

www.kommersant.ru

Юрист: плюсы и минусы профессии

Выпускники школ при выборе профессии часто отдают предпочтение юридическим факультетам, что объясняет высокие проходные баллы и конкурс на специальность. Профессия востребована, престижна и высокооплачиваема. Выбирая специальность юрист, нужно учитывать все «ЗА» и «ПРОТИВ».

Профессия «адвокат» всегда на слуху не только благодаря видео-мемам с эксцентричными персонажами ток-шоу. На протяжении многих лет образование в сфере юриспруденции считается одним из самых престижных, а также, что не менее приятно, профессия юриста высокооплачиваема. Но мир устроен так, что во всем есть чёрное и белое, баланс Инь и Ян, так и в данной профессии есть свои плюсы и минусы. Что кроется за этими мистическими математическими знаками — узнаем в этой статье.

Позитивный имидж профессии юриста сложился неспроста. Помимо того, что изучение права — одно из классических, а значит, проверенных временем направлений образования, работа в данной сфере имеет множество положительных черт. Юрист — это общее понятие для целого направления образования, которое в свою очередь делится на специальности: адвокат, следователь, нотариус, прокурор, судья. В каждой из них будут свои особенности, однако многие черты останутся схожими, такие как понимание законов и использование логики. Интерес к профессии также связан с развитием социальных и коммуникативных навыков и ораторского мастерства, креативным мышлением, и, что немаловажно, хорошим доходом. Также все специальности делятся на гражданские и уголовные, что вносит дополнительные различия в характер работы.

Юрист — востребованная профессия. Сейчас юристы нужны в каждой компании, в западных корпорациях создаются целые юридические отделы. Карьерный рост напрямую связан с опытом и престижем компании.

К сожалению, как мы уже и говорили, для поддержания баланса на чаше весов помимо плюсов необходимы и минусы. К минусам профессии юрист относят, как это ни неожиданно, рутинность. Помимо рассмотрения захватывающих дел на пути юриста всегда будет множество работы с бумагами, проверкой однотипных договоров, изучения законов со всех сторон снова и снова. В случае работы в уголовном отделе, романтизированный образ благородного Эркюля Пуаро может быстро улетучиться. Профессия такова, что защищать не всегда приходится невиновных.

Какие ЕГЭ сдавать

Для того, чтобы поступить на направление «юриспруденции» потребуются результаты следующих ЕГЭ:

Где учиться

МГУ, СПБГУ, ВШЭ, НГУ (Новосибирский национальный исследовательский университет), Финансовый университет при правительстве Российской федерации, СПБГПУ, МГЮА

Екатерина Головенко

Свежие публикации

​Какие события первокурснику нельзя пропустить?

«О студенческой жизни писать рано, мы еще не поступили!», — заметите вы. Но! События и мероприятия, о которых я расскажу в этой статье, начнутся уже в конце августа, то есть менее чем через два месяца. Вы не успеете оглянуться, как это время «пролетит».

К тому же, согласитесь, большинство абитуриентов уже сейчас знает свое положение в конкурсной таблице, свои шансы на поступление. Те, кто будут обучаться на платной основе, уже тоже начинают заключать договоры с вузами.
Так или иначе, лучше заранее знать о том, что впереди. Что же ждет уже не абитуриента, а первокурсника в конце августа — начале сентября?

Не трогайте меня

Можно хотя бы летом никто не будет меня трогать?

Лето — любимое время года многих подростков, которое часто осложняется тем, что родитель хочет для своего ребенка продуктивного времяпрепровождения, а сам подросток — нет.

— Дочка наших друзей поедет в языковой лагерь, мы решили, вы поедете вместе.
— НЕТ!
— Что значит «нет»? А где еще ты сможешь так хорошо подтянуть язык? Мы уже все оплатили, это не обсуждается.
— Я хочу остаться в городе!
— И что, будешь целыми днями слоняться по улицам?
— Да, и буду счастлива.

*уходит, хлопнув дверью*

Три шага убеждения человека

У каждого из нас хотя бы раз в жизни возникала такая ситуация, когда по той или иной причине нам оказывается необходимо убедить человека в своей правоте или же доказать ему, что наша точка зрения верна. В этой статье рассмотрим базовые навыки, необходимые для успешных переговоров. Они могут пригодиться тебе и при сдаче экзаменов, и при поступлении в вуз, и во многих жизненных ситуациях.

Как готовиться к ЕГЭ летом

Возможно, вам стало плохо и неприятно от названия этой статьи – какая может быть подготовка в такую беззаботную пору, как лето. Но посудите сами: в это время года у нас есть огромное количество свободного времени. Выделяя буквально 30-40 минут пару раз в неделю, вы сделаете огромный вклад в вашу будущую подготовку. Прежде всего, вам будет легче готовиться в учебное время, ведь вы уже будете знакомы с основами экзамена. Встает другой вопрос – а как готовиться летом, ведь объем информации по подготовке очень большой. В этом вопросе могут помочь только эксперты экзамена, такие, как наши преподаватели. В этой статье мы собрали для вас советы по летней подготовке к ЕГЭ по некоторым предметам от ведущих преподавателей учебного центра MAXIMUM. Читайте, вникайте, и прекрасной вам летней учебы! 🙂

​Чего не стоит делать перед ЕГЭ

Многие ребята сильно волнуются перед ЕГЭ. Да чего уж лукавить – ЕГЭ боятся абсолютно все. Все, кому не всё равно, все, кто понимает, как важно получить максимальный балл, чтобы поступить.

Когда на кону твоё будущее, твоё образование, ты не можешь не волноваться.

Иногда, чтобы справиться с навалившимся стрессом, ученики прибегают к таким методам, которые делают только хуже.

Как же найти золотую середину? Как не навредить себе в борьбе со стрессом, но и не дать стрессу навредить нам? Чего ни в коем случае нельзя делать перед ЕГЭ?

Как подавать документы в вузы

Итак, почти все экзамены позади. Казалось бы, можно выдохнуть, но нет. Помню по себе, что ожидание результатов экзаменов не менее утомительно и порой кажется, что легче еще раз написать экзамен, чем дождаться очередного результата.

Однако сегодня я хотела бы поговорить с вами не о томительном ожидании заветных баллов, а о том, что ждет вас после – о подаче документов в вузы.

Я у мамы политолог

Малоизвестный факт, но для круга некоторых специальностей существует отдельная комнатка под названием «А кем ты будешь работать после учебы?». Если в нее зайти, то можно заметить удобно расположившуюся на диване политологию. Кто их выпускники? Политики? Политические историки? Международники? Попытаемся разобраться.

Как всё успеть

Посмотрим на современных выпускников, возвращавшихся с экзамена. Среди них обязательно есть те, кто с грустью, а то и с возмущением рассказывают о том, как им немного не хватило времени, чтобы доделать работу, а кто-то из них даже сделал все, но, увы, не успел переписать свои тексты на чистовик. Опасность подобного рода ситуаций состоит в том, что в большинстве случаев самими школьниками, их родителями и даже преподавателями они воспринимаются как досадные недоразумения, которых вполне можно было бы избежать, если бы не сработали некоторые случайные факторы (плохое самочувствие, невнимательность, назойливый сосед и т.д.). На самом же деле, например, на олимпиадах высокого уровня процент участников, не уложившихся во временные условия и из-за этого не получивших призовые места, достигает порой 20–30%. Подобного рода цифры случайными уже назвать нельзя.

​Какие профессии будут считаться престижными?

Мы хотим не просто получить образование, мы хотим получить профессию, которая будет интересна, высокооплачиваема и актуальна, когда мы закончим учебу. Какие перспективы рисует нам рынок труда через 5 лет?

Как поступить в НИУ ВШЭ?

Если прислушиваться к разговорам старшеклассников в метро и на улице, то очень часто можно услышать краем уха брошенное магическое слово «Вышка». О Вышке говорят все. Мы тоже поговорим о ней, а точнее о том, как оказаться ее студентом.

Высшая Школа Экономики – один из самых престижных вузов страны и проходные баллы в нем, как правило, беспощадны. Однако следует знать о некоторых возможностях, которые предоставляет вуз.

maximumtest.ru

Научно-
образовательный
портал IQ

Профессия юриста – один из ярких примеров необходимости постоянного балансирования между интересами клиента, собственными моральными принципами, финансовой выгодой и профессиональной этикой. Профессиональное юридическое сообщество достаточно сегментировано и в каждом его сегменте действуют собственные правила игры.

Между тем, основные подходы к этическим нормам профессии формируются у юристов еще до выпуска из университета. И они, как показали результаты исследования Антона Казуна, не особо отличаются по уровню цинизма от взглядов уже практикующих юристов. Подробный материал об исследовании «Выбор юристов: между выгодой и профессиональной ответственностью: развитие индивидуального уровня контроля» опубликован в журнале «Экономическая социология».

В ходе своей работы автор пришел к выводу, что циничное отношение к профессии формируется у студентов по мере обучения, достигая своего пика к старшим курсам.

Одной из целей исследований было выяснить, какие факторы влияют на формирование ценностей будущих юристов. Анализ показал, что моральные ориентиры студентам задает вузовская среда. То есть, имеет значение то, в каком вузе человек учится. Также большую роль играет степень вовлеченности студента в учебу и университетскую жизнь, не связанную с учебой.

В опросах, проведенных в ходе исследования, приняли участие около 300 студентов юристов трех российских вузов: НИУ ВШЭ, РУДН и СЗФ РАП (Северо-Западный филиал Российской академии правосудия), Санкт-Петербург.

Ориентир на деньги и «лазейки» в законодательстве

Исследование показало, что более половины студентов (66%) не считают профессию юриста образцом честного и этичного профессионального поведения, а 60% уверены, что мнение коллег для юриста не имеет большой значимости. Тем не менее, цинизм в студенческой юридической среде все-таки в стадии формирования, на что указывают некоторые противоречия в ответах. С одной стороны, студенты заранее разочарованы в моральных аспектах будущей профессии.С другой, почти две трети студентов (63%) готовы отказаться работать с человеком, который нарушает профессиональные этические нормы.

Один из блоков опроса касался готовности студентов работать не ради денег, а ради общественного блага. Чаща весов в ответах – в пользу денег. И далеко не в пользу верности профессии. Так 61% студентов-юристов потенциально готовы отказаться от своей профессии, если получат предложение более высокооплачиваемой работы. Эти данные, как считает автор, говорят о возможности появления на рынке труда юридических профессионалов-бизнесменов. Но в том случае, если эти специалисты дорастут до собственного бизнеса, не свернув по пути в другую профессиональную сферу.

О том, насколько велика доля потенциальных профессионалов-бизнесменов, можно судить и по блоку вопросов о цинизме, замечает автор. Так, например, две трети студентов (66%) согласны, что юрист зарабатывает на «лазейках» в законодательстве. Около 40%, при этом, готовы работать на преступника за высокую оплату своих услуг.

Рисунок 1. Распределение ответов на вопрос о цинизме

А lma М ater имеет значение

На ценности, формируемые у будущих юристов, влияют профиль и атмосфера учебного заведения. Анализ показал, что у студентов разных вузов формируются разные этические взгляды на свою профессию.

Так студенты РАП в большей степени ориентируются на профессиональное сообщество, для них значимо мнение коллеги. Среди них больше тех, кто готов отказаться от общения с человеком, нарушающим профессиональные нормы.

Студенты РУДН чаще говорят о том, что юристу нужно думать о личной выгоде, вердикт на суде важнее истины, и они чаще готовы работать на преступника.

Студенты юридического факультета ВШЭ не настолько циничны, как студенты РУДН и не настолько ценностно-ориентированы, как студенты РАП. Они чаще других чувствуют недоверие со стороны обычных граждан и чаще готовы отказаться от своей профессии в пользу более высокооплачиваемой работы.

Причин таких различий может быть много, указывает автор. Так, например, юридический факультет НИУ ВШЭ является бесплатным. А это делает возможность отказа от профессии более дешевым вариантом, чем в случае с РУДН.

Рисунок 2. Карта ценностных ориентаций студентов трех вузов

Отличники и активисты честнее, но приоритеты расставляет практика

В ходе исследования выяснилось, что важным фактором формирования готовности будущего юриста служить обществу является внеучебная активность и стремление учиться на «отлично». То есть, среди активистов и отличников больше людей с альтруистическими ценностями. «Если студент много времени проводит в стенах своего факультета, то более вероятно, что он примет профессиональную этику, сформирует относительно позитивный образ профессии и будет готов работать преимущественно на репутацию, а не за деньги», – делает вывод Казун. В связи с этим, университеты должны способствовать тому, чтобы быть центрами притяжения для студентов. При этом формирование образа профессии, по мнению исследователя, не может ограничиваться формальными курсами, оно должно входить в «скрытый учебный план».

Вопрос принятия профессиональной этики, правда, не заканчивается обучением в вузе. В юридической профессиональной среде действуют свои правила игры, которые не всегда соответствуют декларируемым нормам. И юридическое сообщество сильно сегментировано. Корпоративные юристы играют в свои игры, адвокаты – в свои, судьи и прокуроры – среда, заслуживающая отдельного внимания. Атмосфера этих профессиональных сообществ, бесспорно, корректирует на практике представления начинающего юриста о своей работе.

Формирование ценностей в профессиональной юридической среде – отдельная тема для исследования, замечает Казун. Особенно, это касается России, где в сфере исследования вопросов профессиональной этики есть явные пробелы.

iq.hse.ru

Вредные советы: что юрист не должен говорить клиенту

Партнеры юрфирм и известные адвокаты рассказали, почему нельзя уверенно говорить о 100%-ном выигрыше или проигрыше дела, что можно обещать клиенту, а что не стоит, как реагировать, если исход дела оказался хуже, чем предполагалось, как корректно предложить лучшую тактику, чем у предыдущих юристов, и где пролегает грань между этичным поведением и недобросовестной конкуренцией.

Адвокат Вадим Клювгант

«Всё будет сделано, как вы пожелаете»: Казалось бы, почему нет: адвокат должен действовать исключительно в интересах клиента и руководствоваться его позицией (кроме случаев явного самооговора). Но закон и профессиональная этика стоят выше воли доверителя, даже если он просит или требует их нарушить.

Что лучше сказать: Надо объяснять, переубеждать, предлагать корректные альтернативы.

«Я сейчас защищаю вас по назначению суда (следователя), то есть как получится. А если хотите настоящей, полноценной защиты заключайте со мной соглашение и платите»: Это крайняя недобросовестность адвоката, несовместимая с профессиональной этикой. Отвратительно навязываться любому доверителю, особенно если он оказался в экстремальной и стрессовой ситуации. Адвокат должен работать честно и разумно и по соглашению, и по назначению. Даже несмотря на то, что в последнем случае государство платит за труд унизительно мало, да еще и с задержками.

«Вы заплатите мне официально, по соглашению, Х рублей, а «с рук на руки» ХХХ рублей». Вариант: «Вы перечислите мне гонорар на личный счёт»: Налоговый аспект самоочевиден, но страдает и доверие: как клиент будет воспринимать своего юридического советника, который ловчит и вступает в сомнительные сговоры и сделки? А ведь доверие – основа основ адвокатской деятельности. Поэтому уважающий себя адвокат сумеет договориться об адекватном размере гонорара, оформит его по закону и не будет рассовывать по «заначкам». Если оплата не устраивает – за дело можно не браться или, наоборот, поработать бесплатно, pro bono.

Евгений Шестаков, управляющий партнер «Интеллект-С»

«Обещаю – это дело мы выиграем. Отобьёмся, получим деньги, вернем имущество, гарантия 100%» (и так далее) : Нужно максимально подробно информировать доверителей обо всех рисках, включая целесообразность обращения в суд, порой и в ущерб собственным интересам. Потому что, если риски не озвучить доверителю, а они наступят, то юристов обвинят в профессиональной некомпетентности. При этом, даже если все предупреждения есть в соглашении, а дело очевидно совсем неперспективное, клиент в итоге скажет: «Мой юрист или моя юридическая фирма проиграли дело другим юристам из другой юридической фирмы». Такие дела в нашей компании запрещено брать из репутационных соображений.

Что лучше сказать: «Мы не можем обещать, что добьемся разрешения дела в вашу пользу, потому что видим позицию только с одной стороны, изучили только ваши доказательства – словом, обстоятельства дела полностью неизвестны. К тому же суд независим, мы не можем на него влиять. Мы можем дать вам единственную гарантию: что будем профессионально и добросовестно защищать ваши интересы как свои собственные».

Почему так лучше: Обращаясь к юристам, клиент рассчитывает услышать, что он прав, что у него всё в порядке с документами, что всё будет хорошо. Но неэтично говорить ему исключительно то, что он хочет услышать, потому что реальность может быть другой. И в этот момент мы проигрываем конкуренцию с недобросовестными коллегами, цель которых – «раскрутить клиента на договор», обещая все, включая «решение вопросов в суде». Такие псевдоконсультанты от юридической профессии наносят существенный ущерб всей нашей отрасли.

Алексей Толстов, партнер АБ «Бобров, Толстов и партнеры»

«Ваше дело бесперспективно, я за него не возьмусь»: Клиент обращается к специалисту за защитой и поддержкой в сложной ситуации. Адвокат не судья, чтобы безапелляционно лишать его всякой надежды. К тому же юрист может неверно оценить дело как бесперспективное. Может статься, шансы еще есть, но клиент их упустит, если последует совету не обращаться в суд.

Что лучше сказать: «Ваше дело достаточно сложное, судебная практика неоднозначна или не в вашу пользу, но я приложу все усилия, чтобы защитить ваши права».

Почему так лучше: Такой фразой адвокат не введет клиента в заблуждение относительно перспектив его дела, но создаст честную и доверительную атмосферу в отношениях с ним, а еще – окажет моральную поддержку человеку, который оказал ему самому доверие, обратившись за консультацией.

Адвокат Галина Нилус

«Я верю, что вы невиновны», если это не основано на всех обстоятельствах уголовного дела: Опрометчиво допускать возможность восприятия ваших действий клиентом как обещания по делу положительного исхода. Помимо этического запрета, такая неосмотрительность делает адвоката морально ответственным за любой исход дела, кроме оправдания подзащитного, и может подорвать доверие клиента в случае необходимости смены тактики защиты. В любом случае, адвокату должно избегать брать на себя большее бремя, чем возложенное на него законом и профессиональной этикой.

Что лучше сказать: «Я исхожу из презумпции вашей невиновности и в рамках закона буду действовать только к вашей пользе».

Юлий Тай, управляющий партнер АБ «Бартолиус»

«Ну как же вы могли подписать такой договор/не составить акт/не обнаружить или не зафиксировать нарушение и т. д.»: Юрист, как и врач, не должен сокрушаться, как его клиент мог попасть в такую неприятную ситуацию. Клиент приходит не для того, чтобы ему читали мораль.

Что лучше сказать: «Из-за того, что было сделано (или не сделано), ситуация стала сложнее. Шансы на успех теперь не так велики, но мы попробуем вам помочь».

Почему так лучше: Эта фраза настраивает клиента на сдержанный оптимизм, в то же время она не скрывает «размера бедствия» и учит на будущее не допускать подобных ошибок, но в конструктивном ключе.

Елена Родионова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

«Я не знаю. Об этом вы рассказывали моему коллеге»: Если с клиентом работают несколько человек, он не обязан по нескольку раз рассказывать о своих проблемах. Его не должно волновать, что сотрудник, который в прошлый раз его принимал, заболел, в отпуске или срочно отправился по другим делам.

Что лучше сказать: «Прошу вас немного подождать, пока я уточню».

Почему так лучше: Клиенты не будут нервничать понапрасну. А еще стоит лучше организовать передачу информации между сотрудниками.

Адвокат Лев Бардин

«Вот все мои телефоны и адреса электронной почты. Можете обращаться в любое время»: Есть большой риск, что клиент будет злоупотреблять этой возможностью: звонить поздно ночью или в выходные дни. Застигнутый врасплох адвокат спросонья может дать неправильный совет, за который потом придется отвечать.

Что лучше сказать: «Вот мой телефон и адрес электронной почты. В нерабочее время прошу обращаться только в экстренных случаях, которые не терпят отлагательств. Если не буду отвечать – значит, занят. Напишите СМС, отвечу, когда освобожусь».

Почему так лучше: Клиенту надо с самого начала дать понять, что адвокат ведет сразу несколько дел и, как и все, имеет право на отдых. Если доверитель хочет, чтобы юрист занимался только его делом – это надо заранее письменно согласовать.

«В суде вы можете давать любые объяснения и предоставлять любые доказательства. Вы же не свидетель»: Клиент может почувствовать свою безнаказанность, в том числе и за фальсификацию доказательств. А это уже уголовная ответственность по ст. 303 Уголовного кодекса.

Что лучше сказать: «Давайте заранее разберемся, какие ваши слова можно подтвердить доказательствами, которые допустимы законом и относимы к вашим доводам. Если доказательств не будет, то суд признает голословными ваши утверждения».

Почему так лучше: Если адвокат заранее выяснит, что доказательств у клиента нет и достать их негде, он может прийти к выводу, что и правовая позиция у доверителя отсутствует. А это фактически сводит на нет шанс на успех. Тут уж клиенту решать, стоит ли судиться.

Александр Забейда, партнер АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»

(В случае, если исход дела оказался хуже, чем предполагалось): «Надо же, как интересно получилось»: Эта фраза допустима только как сарказм, но ее поймут не все. Даже если предупредить, что это сарказм.

Что лучше сказать: «Черт возьми, ну как так-то?!»

Почему так лучше: Это тоже желательно говорить про себя. Хотя бы потому, что что-то подобное вы должны были ожидать. А если фраза уместна вслух, вы дадите понять клиенту, что сами не были готовы к такому исходу событий. К тому же ваше возмущение будет проявлением искренности, а это тоже важно в доверительных отношениях.

Юлия Замятина, партнер юрфирмы «Алимирзоев и Трофимов»

«Мы можем скрыть это от суда/стороны/государственных органов»: Так юрист поставит себя в положение соучастника правонарушения (которое клиент, возможно, еще не решил совершить). К тому же это нарушает этические принципы профессии.

Что лучше сказать: Лучше рассказать, как сформировать правовую позицию, разъяснить последствия каждого варианта и подчеркнуть, что решение всегда остается за клиентом – и последствия наступают тоже лично для него.

Почему так лучше: Юрист – это профессиональный советник, который помогает оценить возможные варианты действий и их последствия, а не принимает решений за клиента.

Максим Бобров, партнер АБ «Бобров, Толстов и партнеры»

«Советы ваших адвокатов были неправильными и непрофессиональными, поэтому неудивительно, что вы проиграли дело»: В юриспруденции часто нет только «черного» и «белого», а еще говорят: «два юриста – три мнения». Поэтому нельзя дискредитировать другого юриста перед клиентом, даже если вы не согласны с его советами, это своего рода «недобросовестная конкуренция» на юррынке. К тому же это запрещено адвокатской этикой.

Что лучше сказать: «Мы предлагаем вам иную тактику ведения дела, чем ваши прежние адвокаты. Она существенно повысит шансы выиграть дело, исходя из нашего опыта, знаний и практики».

Почему так лучше: Это позволит клиенту более рационально и взвешенно выбрать консультанта и создаст между ними необходимое доверие.

Илья Алещев, партнер юрфирмы «Алимирзоев и Трофимов»

«Вашим делом занимаются наши самые лучшие сотрудники»: Это звучит так, словно в фирме есть и не очень хорошие сотрудники. К тому же у клиента могут возникнуть вопросы по оплате счетов – оправданно ли было привлекать для всех действий по проекту «самых лучших» (и, вероятно, самых дорогих) юристов?

Что лучше сказать: «Сотрудники получат разные задачи по проекту исходя из старшинства и квалификации. В ходе работы партнер будет в курсе дела и сможет обсудить его с клиентом».

Почему это лучше: Эта формулировка одновременно отвечает ожиданиям клиента (разная квалификация в зависимости от сложности задачи) и оставляет возможность свободно делегировать полномочия внутри фирмы.

Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

«Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

«Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

«Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил управляющий партнер ЮК «Архитектура Права» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

«Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

«Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

«Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

«В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

pravo.ru

Смотрите так же:

  • Заявление на стандартный налоговый вычет на ребенка образец Заявление на стандартный налоговый вычет работодателю, скачать бланк При наличии у вас детей, вы можете получить стандартный налоговый вычет непосредственно у вашего работодателя, без заполнения и подачи декларации 3-НДФЛ в налоговую инспекцию. Все что вам необходимо сделать, это собрать […]
  • Как оформить медицинскую книжку ульяновск Как пройти очно-заочную форму гигиенического обучения и аттестацию в форме собеседования или тестового контроля. Для прохождения санитарного минимума необходимо определить категорию работников, к которой относитесь Вы и согласно расписанию прийти на занятия по адресу: г. Ульяновск, ул. […]
  • Закон приватизации способы приватизации Способы приватизации государственного и муниципального имущества Статья 13. Способы приватизации государственного и муниципального имущества Федеральным законом от 29 июня 2015 г. N 180-ФЗ в подпункт 1 пункта 1 статьи 13 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу […]
  • Пособие история россии в таблицах История России в схемах, таблицах и картах. Касьянов В.В. и др. Р н / Д: 2011. - 288 с. В учебном пособии изложена история России с древнейших времён до наших дней с учётом последних достижений исторической науки. Освещены основные проблемы отечественной истории, раскрыты вопросы […]
  • Приказ 80 устав ппсп Приказ МВД РФ от 29 января 2008 г. N 80 "Вопросы организации деятельности строевых подразделений патрульно-постовой службы полиции" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Приказом МВД России от 11 марта 2012 г. N 160 в настоящий приказ внесены изменения Приказ МВД РФ от […]
  • Образец заявления в банк на реструктуризацию кредита образец Образец заявления о реструктуризации кредита Оформить заявку и получить ответ из банка всего за 30 минут→ Если у человека возникают проблемы по выплате долга по кредитному договору от банка, одним из способов является ходатайство о реструктуризации. Благодаря такому письму можно […]
  • Как рассчитать страховку по травме Страховая компания РОСГОССТРАХ - отзывы выплата страховки по травме составила 150 рублей. В апреле 2011 года мой сын -подросток получил разрыв связок на уроке физкультуры. (Проживаем в Ростовской области) Две недели в гипсе + покупка лекарств и бандажа (от ходит в нём до сих пор) + […]
  • Транспортный налог будут менять Госдума разрешила не платить транспортный налог На днях Госдума приняла в третьем чтении закон о налоговой амнистии для граждан. Он заработает уже с 1 января 2018 года. Предполагается, что государство простит гражданам около 150 млрд. рублей налоговых долгов. Автовладельцев это касается […]