По статье 1381 ук

Главная / По статье 1381 ук

Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК РФ)

В ст. 24 Конституции РФ содержится запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни человека без его согласия. Следовательно, все вышеперечисленные действия можно осуществлять только при согласии лица, в отношении которого они предпринимаются.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы обеспечения установленного законом порядка производства, приобретения, сбыта специальных средств, предназначенных для сбора информации.

Специальные технические средства, которые предназначены для негласного получения информации, представляют собой аппаратуру или иные технические устройства, предназначенные для тайного получения информации о разговорах, телефонных переговорах, с электронных каналов связи, почтовых отправлений, а также предоставляющие возможность получения информации с технических средств хранения (получения, передачи).

Объективная сторона состава преступления выражена в действии, состоящем из выполнения любого из альтернативных способов: производство, приобретение или сбыт специальных средств, предназначенных для сбора информации.

Состав преступления формальный, деяние окончено с момента выполнения действий по производству, приобретению или сбыту специальных средств для сбора информации.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, поскольку виновный осознает, что незаконно совершает действия по производству, приобретению или сбыту специальных средств для сбора информации, предвидит наступление общественно опасных последствий от своих действий и желает их наступления. Мотив преступления может быть различным и влияния на квалификацию не оказывает. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет на момент совершения преступления.

sci-book.com

Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК).

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие соблюдение правил обращения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Предметом преступления являются специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации (кино-, видеоаппаратура, лазерные подслушивающие приборы, аппаратура для снятия информации с технически каналов связи и т. д.).

Объективная сторона преступления выражается в незаконных производстве, приобретении и (или) сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Производство означает совершение умышленных действий, направленных на серийное получение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Приобретением указанных средств надлежит считать их получение любым способом, в том числе покупку, получение в дар или во временное пользование.

Под сбытом таких средств следует понимать любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен и т. д.).

Незаконными признаются производство, сбыт и приобретение специальных технических средств в нарушение правил, установленных «Положением о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность», утвержденным постановлением Правительства РФ от 15 июля 2002 г. № 526 (т. е. без лицензии, с просроченной лицензией или с нарушением условий лицензирования).

Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения одного из действий, указанных в ст. 138 УК.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: лицо осознает общественную опасность и незаконность производства, сбыта или приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и желает совершить эти действия.

Субъект преступления – лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК). Согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения.

Непосредственный объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность жилища.

Потерпевшим от преступления может быть любое лицо, проживающее в данном жилище на законном основании (собственник, наниматель и др.).

Объективная сторона преступления выражается в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица.

Проникновение в жилище – это тайное или открытое вторжение в него против воли проживающего в нем лица.

Согласно примечанию к ст. 139 УК под жилищем понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилой фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилой фонд, но предназначенные для временного проживания (например, квартира, жилой дом, номер в гостинице, комната в общежитии, садовый домик). К жилищу не относятся сараи, гаражи и другие помещения, не предназначенные для проживания людей.

Незаконным является любое вторжение в жилище, временное пользование им в отсутствии владельца против воли проживающего там лица, проникновение в жилище оперативных работников и следователей для производства обыска при отсутствии на то оснований, постановления судьи, санкционировавшего обыск. Проникновение в жилище нельзя считать незаконным, если оно совершено полномочными лицами при наличии к тому оснований и в установленном законом порядке:

1) при необходимости осмотра жилища, обыска и выемки в нем в порядке, установленном ст. 12 и ч. 5 ст. 165 УПК РФ;

2) оперативными работниками при проведении оперативно-розыскных мероприятий с соблюдением правил, установленных ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»;

3) сотрудниками полиции в случаях, предусмотренных ст. 15 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. «О полиции»;

4) судебными приставами-исполнителями при исполнении судебных решений (п. 2 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах»);

4) при обрушениях, пожарах, авариях, взрывах бытового газа, спасательных операциях и других чрезвычайных ситуациях. В этих случаях основания и порядок проникновения в жилище регламентируются ведомственными нормативными актами (п. 2 ст. 25 Федерального закона от 22 августа 1995 г. «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей»).

Незаконным признается вторжение в чужое жилище, если оно совершено против воли проживающего в нем лица или когда его согласия на проникновение в жилище не требуется, но у вторгнувшегося в жилище лица отсутствуют необходимые полномочия либо законные основания для ограничения права гражданина на неприкосновенность жилища, или эти действия совершены с нарушением установленного порядка (например, при отсутствии постановления судьи, санкционирующего обыск). Незаконно как вторжение частного лица в жилище помимо воли проживающего в нем лица, временное пользование им в отсутствии владельца, так и проникновение в него должностных лиц, служащих различных организаций.

Нарушение неприкосновенности жилища для тушения пожара, пресечения преступления, задержания вооруженных преступников и в других, не терпящих отлагательства случаях, оценивается по правилам крайней необходимости или необходимой обороны.

Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента проникновения в жилище.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: лицо осознает общественную опасность и незаконность проникновения в жилище и желает этого.

Субъект преступления – частное лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Часть 2 ст. 139 УК предусматривает ответственность за незаконное проникновение в жилище, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения.

Дополнительным объектом этого преступления является здоровье личности. Под насилием понимается физическое насилие, которое выразилось в нанесении побоев или причинении легкого вреда здоровью. Исходя из санкции ч. 2 ст. 139 УК (максимальное наказание – лишение свободы на срок до двух лет), следует признать, что применение физического насилия, которое наказывается равным образом или строже, чем насильственное проникновение в жилище, требует дополнительной квалификации по статьям 111, 112 или 127 УК.

Угроза – это устрашение потерпевшего применением физического насилия (нанесением побоев, причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, лишением свободы). Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при нарушении неприкосновенности жилища требует квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 119 и ч. 2 ст. 139 УК.

Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 139 УК, совершается специальным субъектом – лицом, использующим для проникновения в жилище свое служебное положение.

Отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК).Согласно ч. 2 ст. 24 Конституции РФ органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Непосредственный объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие право гражданина на предоставление ему информации, касающейся его прав и свобод.

Предмет преступления – информация, документы и материалы, затрагивающие права и свободы гражданина.

Потерпевший от преступления – гражданин, чье право на получение документов, материалов, информации было нарушено.

Объективная сторона состава преступления включает: 1) общественное опасное деяния; 2) общественно опасное последствие; 3) причинную связь между деянием и последствием.

а) в неправомерном отказе должностного лица в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина;

б) предоставлении гражданину неполной информации;

в) предоставлении гражданину ложной информации.

Отказ – это открытое, ясное выраженное в устной или письменной форме заявление должностного лица о том, что оно не предоставит гражданину требуемую информацию.

Каждый гражданин имеет право на ознакомление с документами и материалами, которые непосредственно затрагивают его права и свободы. Это право закреплено в ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и защите информации», ст. 14 Федерального закона от 27 июля 2006 г. «О персональных данных» и других нормативных актах. Так, в ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» зафиксировано право лица, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т. е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления или состава преступления и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации.

Отказ должен быть неправомерным, т. е. должен противоречить требованиям ч. 2 ст. 24 Конституции РФ и иных нормативных предписаний, регулирующих предоставление гражданам информации. Отказ в предоставлении гражданину документов и материалов, предоставление гражданину неполной информации могут быть правомерными, если законом установлены ограничения на доступ граждан к информации, составляющей государственную, служебную, профессиональную, коммерческую, налоговую, банковскую, личную, семейную или иную охраняемую законом тайну других лиц.

Общественно опасное последствие выражается в причинении вреда правам и законным интересам гражданина. Вред может быть материальным (например, в случаях недополучения пенсии, заработной платы или неполучения льгот) либо моральным (например, в случаях унижения чести и достоинства личности). При отсутствии указанных последствий лицо может нести ответственность по ст. 5.39 КоАП РФ.

Состав рассматриваемого преступления является материальным. Преступление окончено с момента причинения вреда правам и законным интересам гражданина.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Умысел должен охватывать осознание лицом неправомерности отказа гражданину в предоставлении документов и материалов, а также ложности предоставляемой ему информации. Некоторые авторы ограничивают данное преступление только прямым умыслом[68]. Это приводит к тому, что за рамками данного состава преступления остаются случаи, когда должностное лицо не желает причинения вреда правам и законным интересам гражданина, но сознательно допускает это последствие либо относится к нему безразлично.

В ст. 140 УК прямо указано, что субъектом преступления является только должностное лицо. Его признаки изложены в п. 1 примечаний к ст. 285 УК. Поэтому ошибочно утверждение о том, что субъектом данного преступления может быть и лицо, хотя и не являющееся должностным, но обладающее информацией, затрагивающий права и законные интересы гражданина, и обязанное предоставить ему такую информацию[69].

Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст. 148 УК).Содержащаяся в ст. 148 УК норма основана на положениях ст. 28 Конституции РФ, в которой закреплены гарантии свободы совести, свободы вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие свободу совести, свободу вероисповедания, распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Потерпевшим от преступления может быть физическое лицо (например, в случае, когда гражданину препятствуют исполнить религиозный обряд) или религиозная организация (например, в случае незаконного приостановления деятельности религиозной организации или ее ликвидации).

С объективной стороны преступление выражается в незаконном воспрепятствовании: а) деятельности религиозной организации или б) совершению религиозных обрядов.

Согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозная организация – это добровольное объединение граждан России, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица. Деятельность религиозной организации может выразиться: в проведении обрядов и церемоний; производстве, распространении, приобретении религиозной литературы и иных предметов религиозного назначения; осуществлении благотворительной деятельности; создании учреждений религиозного профессионального образования; осуществлении предпринимательской деятельности; осуществлении и поддержании международных связей и других видах деятельности.

Воспрепятствование деятельности религиозной организации может быть совершено путем действия (например, прямой отказ в государственной регистрации религиозного объединения, противодействие производству и распространению религиозной литературы) или бездействия (например, оставление заявления о государственной регистрации религиозной организации без рассмотрения). Способами воспрепятствования деятельности религиозной организации могут быть: 1) незаконное закрытие действующей церкви, синагоги, костела, мечети и пр.; 2) преследование руководителей религиозной организации; 3) уничтожение или повреждение молитвенных зданий и сооружений, предметов культа; 4) применение насилия к служителям церкви и прихожанам и т. д.

Религиозный обряд – это совершение определенного ряда коллективных символических действий, обусловленных конкретным вероучением, чтением молитв и иным ритуальным поведением[70]. Существуют обряды богослужения, крещения, венчания, отпевания, причащения, религиозного почитания (паломничества) и др. Они могут совершаться не только в культовых зданиях, но и в иных местах (например, на кладбище, в больнице, воинской части, исправительной колонии). Воспрепятствование совершению религиозного обряда может выразиться, например, в запрете его проведения или продолжения, прерывании богослужения или иных обрядов путем нападения на прихожан и священнослужителей, совершения хулиганских действий или взрыва в храме.

В случаях, когда воспрепятствование деятельности религиозного объединения или совершению обрядов сопряжено с причинением вреда здоровью, нанесением побоев, угрозами, уничтожением или повреждением церковного имущества по мотиву религиозной ненависти или вражды, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 148 УК и соответствующими статьями УК, предусматривающими ответственность за посягательства на личность или собственность.

Воспрепятствование деятельности религиозной организации или совершению религиозных обрядов должно быть незаконным, то есть противоречащим нормативным актам, регулирующим деятельность религиозных объединений и верующих. Воспрепятствование этому является правомерным в случае неоднократных или грубых нарушений норм Конституции РФ и Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях». Религиозное объединение может быть ликвидировано по решению суда, если его деятельность выразилась, например, в нарушениях общественной безопасности и общественного порядка, осуществлении экстремизма, принуждении к разрушению семьи, посягательстве на личность, права и свободы граждан и в других общественно вредных деяниях, названных в ст. 14 указанного Федерального закона.

Воспрепятствование деятельности религиозных групп не влечет ответственности по ст. 148 УК, за исключением воспрепятствования совершению группой религиозных обрядов.

Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения действий (бездействия), препятствующих деятельности религиозной организации или совершению религиозных обрядов.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла: лицо осознает общественную опасность и незаконность своих действий (бездействия) и желает их совершить.

Субъект преступления – физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Действия должностного лица, незаконно препятствующего деятельности религиозной организации или совершению религиозного обряда путем использования своих служебных полномочий или их превышения, в случае существенного нарушения прав и законных интересов граждан или религиозной организации должны квалифицироваться соответственно по ст.ст. 285 или 286 УК.

Дата добавления: 2016-03-22 ; просмотров: 388 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

helpiks.org

Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК РФ)

Стырин П.С.
Российский государственный университет правосудия
студент 4 курса

Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, закреплена в ст. 138 1 УК РФ[1], появившейся сравнительно недавно – 7 декабря 2011 года. Ввиду определенной специфики данной статьи крайне актуально рассмотреть возникающие по поводу неё вопросы, проистекающие из содержания состава преступления, правоприменительной практики и обоснованности оценки общественно опасности данного деяния как столь высокой.

В ч. 1 ст. 14 УК РФ даётся понятие преступления, в которой оно раскрывается как виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания. Из этого следует, что прежде всего необходимо понять, какое именно деяние запрещено ст. 138 1 УК РФ. Для выполнения данной цели следует обратить внимание на объективную сторону преступления, которая заключается в незаконных производстве, приобретении и (или) сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Ограничение свободного оборота специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, установлено Указом Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» [2], а закрепление государственного регулирования в виде лицензирования такой деятельности, как разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, предусмотрено в п. 2 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [3].

Данный закон никаким образом не раскрывает понятие специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, и не содержит перечня средств, которые необходимо к ним относить, однако такой перечень содержится в Постановлении Правительства РФ от 12.04.2012 г. № 287 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»[4]. Данный перечень содержит десять специализаций устройств самой различной направленности, объединяющим критерием которых является негласность их использования.

Таким образом, под незаконными действиями, указанными в диспозиции нормы, содержащейся в ст. 138 1 УК РФ, следует понимать действия, связанные с производством, приобретением или сбытом специальных технических средств, совершаемые в нарушение установленного порядка лицензирования данной деятельности.

Теперь, когда установлено, в чём же именно состоит запрещённое деяние, следует обратить внимание на объект рассматриваемого преступления. Исходя из названия главы, в которой находится ст. 138 1 УК РФ, видовым объектом данного преступления являются общественные отношения, связанные с обеспечением конституционных прав и свобод человека и гражданина. Непосредственным объектом выступают общественные отношения, связанные с установленным порядком осуществления указанных в диспозиции нормы действий. Такой позиции придерживается и А.В. Бриллиантов, указывающий, что для данной статьи непосредственным объектом преступления является установленный законом, иными нормативными актами порядок производства, приобретения, сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации[5]. Данные общественные отношения, очевидно, не входят в круг конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В описательно-мотивировочной части решений суд, как правило, ссылается на ст. 23 и 24 Конституции РФ[6] , как на те, в которых закреплены нарушаемые преступлением, предусмотренным ст. 138 1 УК РФ, права гражданина [7]. Данные нормы регламентируют права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также закрепляют положения о недопущении сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия. В то же время, действия, составляющие объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 138 1 УК РФ, непосредственно не посягают на данные права, так как не препятствуют их осуществлению. Само по себе производство, приобретение или сбыт технических средств, предназначенных для негласного получения информации, означают не получение информации, а лишь возможность для её получения. В случае, если данные действия совершаются с умыслом на получение данной информации, то их следует квалифицировать как приготовление к соответствующим преступлениям, в которых объектом являются общественные отношения, связанные с охраной определенных сведений или защитой определенной тайны (ст. 137, 138 УК РФ), а если данные действия совершаются без умысла на использование технических средств в целях получения информации, право на тайну которой закреплено в Конституции РФ, то в таком случае конституционные права и свободы человека гражданина никаким образом задеты быть не могут.

В связи с этим фактом возникает вопрос об обоснованности и целесообразности размещения данного состава в гл. 19 УК РФ. В частности, В.А. Новиков указывает на необходимость переноса нормы об ответственности за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в гл. 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» [8]. Данная позиция вызывает определённые сомнения в связи с тем, что, по аналогии с привязкой к объекту конституционных прав и свобод человека и гражданина, само по себе совершение действий, указанных в диспозиции ст. 138 1 УК РФ, не наносит вреда видовому объекту уголовно-правовой охраны по гл. 29 УК РФ, и имеет к нему отношение только при наличии умысла на совершение преступлений, предусмотренных статьями данной главы об охране определенных сведений (ст. 275, 276 УК РФ). Однако в таком случае данные действия уже сами по себе будут подлежать квалификации как приготовление к деяниям, предусмотренным вышеуказанными статьями, и необходимости в наличии дополнительного состава нет.

Как указано в ч. 1 ст. 2 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», целью лицензирования является предотвращение ущерба различным объектам, возможность нанесения которого связана с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями отдельных видов деятельности. Таким образом, лицензирование является способом государственного регулирования предпринимательской деятельности. Позиция о такой роли лицензирования является достаточно распространённой, в частности, её занимает М.В. Суслова [9]. Таким образом, установление ограничений на производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, является методом регулирования предпринимательской деятельности, а регулирование, в свою очередь, является одним из методов управления. Следовательно, наиболее целесообразным представляется поместить рассматриваемый состав в гл. 32 УК РФ «Преступления против порядка управления».

В то же время в этой связи возникает вопрос о том, обосновано ли усмотрение в деянии, предусмотренном ст. 138 1 УК РФ, общественной опасности, достаточной для установления уголовной ответственности за его совершение. По своей природе, как отмечает С.А. Бочкарев, общественная опасность деяния является оценкой того, как определенные действия с высокой степенью вероятности причиняют ущерб интересам общества [10]. Для абсолютного большинства деяний, связанных с осуществлением лицензируемой деятельности без лицензии, установлена административная ответственность (ст. 7.3, 13.3, 14.1.2 и др. КоАП РФ[11]). Отделённый от конституционных прав и свобод человека и гражданина как объекта уголовно-правовой охраны, состав преступления, предусмотренного ст. 138 1 УК РФ, оказывается в одном ряду с другими немногими посягательствами, в которых деяние заключается в совершении действий без лицензии (к примеру, ст. 222, 228, 235 УК РФ). Но для этого нет достаточных оснований, поскольку подобные деяния создают прямую угрозу жизни и здоровью людей, а применительно к рассматриваемому преступлению о подобном говорить не приходится.

В связи с изложенным представляется необходимым декриминализовать деяние, предусмотренное ст. 138 1 УК РФ, установив за его совершение административную ответственность.

[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[2] Указ Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» // Российская газета. 1992. 16 марта.

[3] Федеральный закон от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 19. Ст. 2716.

[4] Постановление Правительства РФ от 12.04.2012 г. № 287 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» // Собрание законодательства РФ. 2012. № 16. Ст. 1885.

[5] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 2 т. / под ред. А.В. Бриллиантова. М, 2017. С. 499.

[6] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

[8] См.: Новиков В.А. Дискуссионные аспекты определения границ видового объекта преступлений, предусмотренных главой 19 УК РФ // Журнал российского права. 2016. № 4. С. 101-108.

[9] Суслова М.В. Назначение института лицензирования предпринимательской деятельности // Вестник Южно-Уральского государственного университета. 2013. № 3. С. 112-113.

[10] Бочкарев С.А. О природе общественной опасности преступления // Бизнес в законе. 2009. № 5. С. 155-159.

[11] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ст. 1.

femida-science.ru

По статье 1381 ук

8 декабря 2011г часть 3 статьи 138 УК РФ утратила силу http://www.rg.ru/2011/12/08/p-raboty-site-dok.html

Вступила в силу статья 138.1 санкция ужесточена, теперь лишение свободы может быть до 4 лет.

Об «особом порядке»

Цитаты с форума:

Люди помогите, что делать купил 3 брелка видео-камеры и ничего не подозревая (что я чтото нарушаю) попытался продать дороже выложив обьявление на барахолке. Покупатель нашёлся очень быстро им оказался сотрудник полиции меня задержали обьяснили что это не законно, что я нарушил статью 138.1, показав мне кодекс. Я написал что не знал и признаю вину, раскаиваюсь в этом. 3 брелка убрали в конферты сказали что будет суд и мне сделают смягчающие обвинения, отпустили, жду звонка.
.. яже ничего не воровал. продал видеокамеру брелок, а не наркотики.
Подскажите что мне делать сейчас?

Всем здравствуйте,стандартная ситуация, продал ручку(которая мне не принадлежит,если это важно) сотрудникам при ОРМ, от показаний отказался, но уже согласился с «особым порядком»,суда еще не было, жалко только сейчас начал читать эту тему, подскажите, уже поздно,учитывая, что я признал вину, или можно еще что-то сделать?

Информация к размышлению:

Рекорд по особому порядку — 150 тыр. http://actoscope.com/yfo/sverdobl/chkalovsky-svd/ug/1/borisov-va-st-1381-uk-rf08112012-5026652/

Общественное мнение http://avmalgin.livejournal.com/3622534.html#comments

Тема 138.1 живет и пахнет именно из-за наличия вот таких вялых, безынициативных людей, которые идут на поводу у системы и подпитывают ее своей покорностью. Ведь это так просто получить палку по 138.1 нагуглив в интернете продавца или получив инфу с таможни, а потом раскрутив на «особый порядок».

А, на самом деле, для 99% людей, привлекаемых по этой статье за китайскую муть типа ручек, часов, брелков есть достаточно козырей на руках, чтобы защищать себя самим, даже без привлечения адвокатов, а используя материалы этого сайта и форумов.

Есть постановление Конституционного суда, гласящее, что

1. Признать положение части третьей статьи 138 УК Российской Федерации, предусматривающее уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку — по конституционно-правовому смыслу данного положения в системе действующего правового регулирования — предполагается, что уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) для негласного (т.е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные статьями 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, виды, свойства и признаки которых определены соответствующими федеральными законами и изданными на их основе нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и свободный оборот которых не разрешен, если указанные действия совершаются без соответствующей лицензии и не для нужд органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

из него следует, что

1) к СТС НПИ не относятся устройства, предназначенные для ношения с собой (ручки, брелки, часы и тд), так как они не нарушают никакой тайны, охраняемой ст 23-25 Конституции РФ. Они документируют то, что человек и так сам видит и слышит.

2) к СТС НПИ не относятся устройства, признаки которых не приведены в НПА. А реально в НПА приведены только два признака — камуфлированность и пинхол, причем нигде не определено как камуфлированность отличить от совмещения функций (чем сотовый с видеокамерой отличается от ручки с видеокамерой, например) или просто похожести. А все неустранимые сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого (ст 14 УПК РФ, ст 49 Конституции РФ).

Пинхола в этих всех китайских поделках нет.

Еще один козырь для физических лиц. Действие закона «о лицензировании» распространяется только на индивидуальных предпринимателей и юрлиц, поэтому обвинить в нарушении этого закона физлицо нельзя. Ограничение ввоза СТС НПИ физлицами еще указано в законе «Об ОРД», но там тоже ссылка на лицензирование, под которое физ.лицо не попадает. Те по сути, физическое лицо, даже занимаясь оборотом СТС НПИ не нарушает никаких законов. Поэтому привлекать за незаконный оборот по 138.1 по идее его тоже нельзя.

Конечно, написанное выше — это теория и светлое будущее, а практика, увы, иная и не имеющая отношения к закону.

Но давайте не забывать, что «народ имеет то правительство, которое заслуживает», поэтому нас нагибают ровно настолько, насколько мы сами готовы нагнуться.

Не надо постоянно услужливо подставлять задницу и жить в нашей стране будет лучше.

Конституционный Суд РФ 31 марта 2011 г. признал ч. 3 ст. 138 УК РФ конституционной http://www.ksrf.ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=856

Мы считаем решение суда несправедливым (хотя и полезным), так как не разрешен главный вопрос, поставленный перед судом заявителями: «о неопределенности понятия специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации (СТС НПИ), которое входит в формулировку ч. 3 ст. 138 УК РФ. Вместо разрешения этого вопроса суд в своем постановлении муссирует тему необходимости защиты тайны личной жизни, тайны переписки и т.д., и ограничение оборота технических средств, направленных на нарушение этих тайн , против чего заявители не возражали (см. тексты выступления заявителей https://sites.google.com/site/138ukrf/konstitucionnyj-sud-rf ) . Нет никакой проблемы в ограничении оборота СТС НПИ, есть проблема в неопределенности объективных признаков СТС НПИ.

Кроме этого, суд попытался переложить проблему неопределенности признаков СТС НПИ на субъективную часть — необходимость умысла, что является тупиковым решением. Как можно говорить об умысле на производство, продажу и приобретение того, что само по себе неопределено? И это не говоря о том, что при реальном правоприменении в России суд редко обращает внимание на субъективную часть преступления «умысел», автоматом считая, что обвиняемый «знал, ведал, желал наступления последствий и т.д.» Абсурдность перекладывания проблемы неопределенности объективной стороны преступления на субъективную можно показать на следующем примере. Допустим есть закон, устанавливающий ответственность за оборот наркотиков, но нет закона четко прописывающего какие именно вещества являются запрещенными к обороту, те наркотиками в юридическом смысле слова (абсолютно такая же ситуация сейчас для СТС НПИ). Есть, например, общенаучное определение наркотиков, как веществ вызывающих привыкание и воздействующих на психофизическое состояние человека.

Задерживают, к примеру, человека с пакетом кофе и допрашивают:

— Есть ли у вас привычка пить кофе по утрам?

— О, да. Не выпив чашку кофе утром, я чувствую себя целый день разбитым.

— Как на вас действует чашка кофе?

— Я становлюсь бодрым, у меня улучшается настроение.

Все. Дело готово. Эксперт вправе признать кофе наркотиком, т.к. кофе соответствует общенаучному определению наркотиков. Обвиняемый осознает и признает наличие свойств наркотических веществ в кофе. Все. Можно за пакет кофе сажать, все хорошо, по мнению Конституционного Суда, так же как сейчас обвиняют за всякую ерунду по теме СТС НПИ (радиопередатчики по схеме из журнала Радио и т.д.). Вместо кофе можно в рассуждения подставить сигареты, сало и т.д. — результат рассуждений не изменится — скамья подсудимых.

Это было бы смешно, если не было бы так грустно.

sites.google.com

Смотрите так же:

  • Закон рсфср о земельной реформе Закон РСФСР от 23 ноября 1990 г. "О земельной реформе" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Информация об изменениях: Законом РСФСР от 27 декабря 1990 г. в настоящий Закон внесены изменения Закон РСФСР от 23 ноября 1990 г. "О земельной реформе" С изменениями и дополнениями […]
  • Договор концессии в суд Возможна ли концессия без товарного знака - разобрался ВС Суды квалифицировали спорный договор как коммерческую концессию и, сославшись на отсутствие регистрации в Роспатенте, признали его ничтожным. Проигравшая сторона настаивала, что такая оценка сделки неверна, так как передачу прав […]
  • Учет расчетов по налогу на прибыль пбу Приказ Минфина РФ от 19 ноября 2002 г. N 114н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет расчетов по налогу на прибыль организаций" ПБУ 18/02" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минфина РФ от 19 ноября 2002 г. N 114н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет […]
  • Приказ фапси от 13062001 n 152 Приказ ФАПСИ от 13 июня 2001 г. N 152 "Об утверждении Инструкции об организации и обеспечении безопасности хранения, обработки и передачи по каналам связи с использованием средств криптографической защиты информации с ограниченным доступом, не содержащей сведений, составляющих […]
  • Жалобы на банк мдм «Жалобы на банки написаны „под копирку“»: чем недовольны новосибирские заемщики 19 Июн 2012, 12:09 В Новосибирской области клиенты банков все активнее отстаивают свои права в конфликтах с кредитными организациями. Жалобы становятся все более квалифицированными, растет финансовая […]
  • Приказ мчс 272 Приказ МЧС России от 20 мая 2016 г. N 272 "О внесении изменений в некоторые приказы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий в части обеспечения условий доступности для инвалидов государственных […]
  • Реестр орк Онлайн Журнал «ОРК-РеестР» Всё самое интересное в одном месте! Где находится буддийская святыня – дерево Махабодхи Крупнейший ботанический сад Азии находится в пригороде. В залах Королевского дворца расположен Национальный музей. Самый большой пещерный храм Южной Азии … Баранья нога. […]
  • Иски о сносе самовольной постройки Самовольная постройка: ВС РФ против формального подхода Минувший год был для ВС РФ плодотворным, и в конце декабря 2014 года наиболее значимые судебные акты были объединены в "Обзоре судебной практики ВС РФ" (утв. Президиумом ВС РФ 24 декабря 2014 г.). Одно из приведенных в этом […]