Отчуждение жилого помещения в котором проживает несовершеннолетний

Главная / Отчуждение жилого помещения в котором проживает несовершеннолетний

ПОЛУЧАТЬ СОГЛАСИЕ ОРГАНА ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА НА ОТЧУЖДЕНИЕ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ, В КОТОРОМ ЗАРЕГИСТРИРОВАН НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ, НЕ ТРЕБУЕТСЯ

Исходя из смысла п. 4 ст. 292 Гражданского кодекса во взаимосвязи со ст. ст. 121 и 122 Семейного кодекса при отчуждении жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, согласия органа опеки и попечительства по общему правилу не требуется, поскольку предполагается, что несовершеннолетний находится на попечении родителей, и это не опровергнуто имеющейся у органа опеки и попечительства информацией об отсутствии попечения со стороны родителей, сообщает сайт familyties.ru со ссылкой на Письмо Минэкономразвития РФ от 14.09.2010 N Д23-3615 (http://familyties.ru/docs/C1463236335356EFC32577D80039DE81.html)

Согласно п. 4 ст. 292 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

При этом в соответствии с положениями ст. 122 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — Семейный кодекс) с момента установления факта отсутствия попечения родителей орган опеки и попечительства наделяется обязанностями по защите прав и интересов ребенка, оставшегося без попечения родителей, в том числе обязанностью, предусмотренной п. 4 ст. 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ »О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации), согласно которому сведения о проживающих в жилом помещении членах семьи собственника данного жилого помещения, находящихся под опекой или попечительством, либо несовершеннолетних членах семьи собственника данного жилого помещения, оставшихся без родительского попечения, направляются органом опеки и попечительства в орган по государственной регистрации в трехдневный срок со дня установления опеки или попечительства либо со дня, когда органу опеки и попечительства стало известно об отсутствии родительского попечения. Полученные сведения о несовершеннолетних членах семьи вносятся в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним в графу »Особые отметки», что препятствует отчуждению жилого помещения, принадлежащего родителю, без предварительного согласия органа опеки и попечительства.

Данная позиция подтверждена Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 08.06.2010 N 13-П »По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой».

Учитывая изложенное, для осуществления государственной регистрации договора купли-продажи квартиры должны быть представлены документы, предусмотренные ст. ст. 16 и 17 Закона о регистрации.

© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на «Субсчет.ру: теория и практика бухгалтерского учета и налогообложения» при цитировании (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)

subschet.ru

Апелляционное определение СК по гражданским делам Псковского областного суда от 19 февраля 2013 г. по делу N 33-240/2012 (ключевые темы: договор купли-продажи квартиры — несовершеннолетние — статья 292 ГК — право пользования — члены семьи)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Псковского областного суда от 19 февраля 2013 г. по делу N 33-240/2012

Судебная коллегия по гражданским делам

Псковского областного суда

Председательствующего: Ельчаниновой Г.А.,

Судей Анашкиной М.М., Ениславской О.Л.,

при секретаре: Семеновой А.Н.,

рассмотрела в судебном заседании 19 февраля 2013 года гражданское дело по апелляционным жалобам К.Ю.А. и К.Т.В. на решение Великолукского городского суда Псковской области от 06 декабря 2012 года, которым постановлено:

Иск К.Т.В. удовлетворить частично. Признать пункты 6 и 7 договора N от (дата) 2012 года купли-продажи квартиры «адрес», заключенного между К.А.А. и К.Ю.А., недействительными в части условий о том, что вышеуказанная квартира не обременена правами третьих лиц и П. согласно статьи 292 ГК РФ теряет право пользования данной квартирой.

В остальной части иска отказать.

Выслушав доклад судьи Псковского областного суда Ельчаниновой Г.А., объяснения К.Ю.А. и представителя К.Т.В. — адвоката Л., судебная коллегия

К.Т.В., действуя в интересах несовершеннолетнего сына П., обратилась в суд с иском к К.А.А. и К.Ю.А. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: «адрес», заключенного между ответчиками (дата) 2012 года.

В обоснование заявленных требований истица указала, что с 2003 года по 2011 год состояла в браке К.А.А., от брака имеет несовершеннолетнего сына П., (дата) рождения. В период брака они проживали в квартире по указанному выше адресу, принадлежавшей К.А.А. на праве собственности на основании свидетельства о праве на наследство от (дата) 2006 года. В данном жилом помещении с момента рождения был также зарегистрирован и проживал их сын П..

В 2010 году родная сестра К.А.А. — К.Ю.А. заявила об имеющихся у нее притязаниях на наследственное имущество (спорную квартиру), и вселилась туда вместе с сожителем. В результате она (истица) вместе с сыном стала проживать в квартире своих родителей по адресу «адрес», где также проживают ее сестра С.Т.В. и брат С.В.В.

В декабре 2011 года брак был расторгнут, при этом было достигнуто соглашение о сохранении регистрации и о проживании ребенка в спорной квартире по адресу «адрес».

Как указала истица, в июле 2012 года ей стало известно, что К.А.А. продал свою квартиру сестре, вследствие чего были нарушены жилищные права несовершеннолетнего ребенка, основанные на семейных отношениях с отцом.

Ссылаясь на положения ст.55 Семейного Кодекса РФ, ч.4 ст.31 Жилищного кодекса РФ, а также ст.ст. 166 , 168 и 169 Гражданского кодекса РФ, К.Т.В. просила признать недействительным договор купли-продажи квартиры по адресу: «адрес», заключенный между К.А.А. (продавцом) и К.Ю.А. (покупателем) (дата) 2012 года.

В судебном заседании К.Т.В. и её представитель — адвокат Л. исковые требования поддержали в полном объёме и просили их удовлетворить.

Дело рассмотрено без участия ответчика К.А.А., надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного разбирательства. Представитель К.А.А. по доверенности — П.С.А. исковые требования не признал, указав на отсутствие правовых оснований для их удовлетворения.

Ответчица К.Ю.А. иск также не признала, пояснив, что после рождения ребенка К.Т.В. фактически не проживала в спорной квартире. По месту жительства своих родителей истица и ее ребенок жильем обеспечены, прав на спорную квартиру П. не приобрел, поскольку судебного постановления об определении его места жительства с отцом не имеется. Кроме того, пояснила, что сделка купли-продажи была обусловлена наличием долгов у ее брата. В связи с этим обстоятельством ее гражданский супруг продал свою квартиру и они купили квартиру, собственником которой являлся К.А.А., заплатив определенную договором сумму.

Привлеченный к участию в деле представитель органа опеки и попечительства — Территориального управления Главного государственного управления социальной защиты населения Псковской области — У. исковые требования К.Т.В. поддержала.

Судом постановлено указанное решение.

В апелляционной жалобе К.Ю.А. ставится вопрос об отмене решения суда первой инстанции в связи нарушением норм материального и процессуального права.

Так, по мнению апеллятора, суд необоснованно применил к рассматриваемым правоотношениям разъяснения, изложенные в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N14 от 02.07.2009 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», поскольку иск о снятии с регистрационного учета П. был предъявлен не отцом ребенка и не в связи с прекращением семейных отношений с его матерью.

К.Ю.А. отмечает, что местом жительства несовершеннолетнего ребенка в данном случае является место жительства его матери ( «адрес»), а его регистрация в спорной квартире носит формальный характер и не порождает права пользования данным жилым помещением. Таким образом, оспариваемая сделка купли-продажи квартиры не затрагивает прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетнего, нарушения п.4 ст.292 ГК РФ не имеется.

Кроме того, в жалобе указывается, что, фактически сохранив за П. право пользования спорным жильем, суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований.

В апелляционной жалобе К.Т.В. также выражает несогласие с выводами суда, приводя доводы, аналогичные изложенным ею в исковом заявлении, и просит отменить решение суда и вынести новое судебное постановление об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции ответчица К.Ю.А. и представитель К.Т.В. — Л. доводы апелляционных жалоб поддержали, настаивали на их удовлетворении.

Проверив материалы дела с учетом доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции подлежащим отмене в связи с нарушением норм материального права.

Установлено, что К.А.А. на основании свидетельства о праве на наследство после смерти матери, выданного (дата)2006 года, являлся собственником квартиры, находящейся по адресу: «адрес», по которой зарегистрирован его сын П., (дата) рождения.

Как следует из материалов дела, включая изложенные К.Т.В. в исковом заявлении обстоятельства, с 2010 года она с ребенком проживает в трехкомнатной квартире своих родителей по адресу: «адрес»; на указанной жилой площади К.Т.В. зарегистрирована с 1990 года.

В 2011 году брак между К.А.А. и К.Т.В. расторгнут.

(дата).2012 года между К.А.А. (продавцом) и К.Ю.А. (покупателем) заключен договор купли-продажи квартиры «адрес»

В пунктах 6,7 указанного договора закреплены условия о том, что вышеуказанная квартира не обременена правами третьих лиц, и П. согласно статьи 292 ГК РФ теряет право пользования данной квартирой.

Ссылаясь на непринятие К.А.А. мер по обеспечению своего ребенка иным жильем, К.Т.В. просила суд признать названную сделку недействительной по мотиву нарушения прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетнего П..

Соглашаясь с позицией К.Т.В. и признавая недействительными пункты 6,7 договора купли-продажи квартиры, суд первой инстанции исходил из того, что с учетом правовой позиции, изложенной в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N14 от 02.07.2009 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч.4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ, согласно которым в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется.

Вместе с тем, суд не учел, что положения указанной нормы подлежат применению в случае, если собственником жилого помещения является один из родителей несовершеннолетнего.

В данном случае К.А.А., реализуя свои права собственника, установленные пунктом 1 статьи 30 Жилищного кодекса РФ, статьей 209 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которыми собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, распорядился квартирой, продав ее К.Ю.А., членом семьи которой несовершеннолетний П. не является и никогда не являлся.

При таких обстоятельствах применению подлежал пункт 2 статьи 292 Гражданского кодекса РФ, согласно которому переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Каких-либо законных оснований, свидетельствующих о приобретении несовершеннолетним П. самостоятельного права бессрочного пользования спорным жилым помещением, не имеется; его право пользования квартирой производно от прав своего отца К.А.А. как собственника жилья.

Таким образом, поскольку право собственности К.А.А. на квартиру прекращено, а право его сына на пользование жилым помещением производно от прав прежнего собственника, указание в условиях договора на ст.292 ГК РФ не противоречит требованиям закона.

Ошибочна и ссылка К.Т.В. на имевшее место, по ее мнению, нарушение положений статьи 558 Гражданского кодекса РФ, устанавливающей особенности продажи жилых помещений, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, поскольку, как указано выше, в данном случае право ребенка пользования спорным помещением производно от прав его отца — бывшего собственника жилого помещения.

Что касается правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в Постановлении от 08.06.2010 года N13-П, то предметом проверки являлись законоположения п.4 ст.292 ГК РФ, которые регулируют правоотношения, связанные с отчуждением жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства).

Вместе с тем, Конституционный Суд Российской Федерации признал пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

При этом Конституционным Судом Российской Федерации указано, что по смыслу статей 17 (часть 3), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 35 (часть 2), при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов. Это, однако, не означает, что при определенном стечении жизненных обстоятельств жилищные условия ребенка в принципе не могут быть ухудшены, если родители предпринимают все необходимые меры к тому, чтобы минимизировать неизбежное ухудшение, в том числе обеспечив ребенку возможность пользования другим жилым помещением. Нарушен или не нарушен баланс их прав и законных интересов — при наличии спора о праве — в конечном счете, по смыслу статей 46 и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1), должен решать суд.

В рассматриваемом случае из материалов дела видно, что фактически местом жительства П. являлась жилая площадь по месту регистрации его матери, где были созданы необходимые для ребенка условия проживания.

Так, из акта обследования жилищно-бытовых условий следует, что несовершеннолетний П. занимает со своей матерью одну из комнат в трехкомнатной благоустроенной квартире по адресу: «адрес»; на указанной жилой площади зарегистрированы 5 человек, включая мать ребенка К.Т.В. В комнате имеется необходимая мебель, в том числе детский диван, диван, кресло, шкаф-стенка, телевизор.

Кроме того, свидетель М., допрошенная по инициативе К.Т.В., не отрицала факт проживания К.Т.В. с ребенком как в квартире своего супруга, так и по месту жительства своей матери, а из показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей Е. и В., проживающих в доме «адрес», следует, что проживание К.Т.В. с ребенком в квартире К.А.А. носило эпизодический характер.

Доказательств того, что такой порядок проживания имел недобровольный характер, не имеется; с требованиями о вселении либо об устранении препятствий в пользовании спорным жильем К.Т.В. в суд не обращалась.

Исходя из уведомительного характера регистрации, а также принимая во внимание то, что П. не является лицом, которое в силу закона сохраняет право пользования жилым помещением при переходе прав собственности на него к другому лицу, и отчуждение К.А.А. квартиры путем купли-продажи является следствием реализации его прав собственника, правовых оснований для удовлетворения иска о признании сделки недействительной у суда не имелось.

Принимая во внимание изложенное, а также то обстоятельство, что истицей оспаривалась сделка в целом, а не ее отдельные условия, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене с постановлением нового решения об отказе К.Т.В., действующей в интересах П., в иске.

Руководствуясь п.4 ч.1 ст.330 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Великолукского городского суда Псковской области от 06 декабря 2012 года отменить.

Постановить новое решение, которым К.Т.В., действующей в интересах несовершеннолетнего сына П., отказать в удовлетворении исковых требований к К.А.А. и К.Ю.А. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры «адрес», заключенного (дата) 2012 года.

www.garant.ru

Юридическая помощь военнослужащим

Согласие органов опеки и попечительства на продажу жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние

Необходимо ли согласие органов опеки и попечительства на продажу жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние?

Последнее время зачастили ко мне с таким вопросом. Т.к. это теперь начало волновать многих, поясняю.

Кратко: нет, согласие не требуется.

Если развёрнуто, то на сегодняшний день дело обстоит следующим образом.

Первоначальная редакция Гражданского кодекса РФ 1994 года (далее – ГК) по этому вопросу предполагала обязательное согласие органов опеки и попечительства (ч. 4 ст. 292):

«Отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, допускается с согласия органа опеки и попечительства».

В дальнейшем, федеральным законом 2001 года № 54-ФЗ, законодатель несколько расширил данную норму:

«Отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные члены семьи собственника, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства».

Т.е. к несовершеннолетним добавились недееспособные и ограниченно дееспособные члены семьи, да ещё и с оговоркой – если при этом затрагиваются. С одной стороны норму немного «раздвинули», с другой – «сузили». С чем это новшество было связано – тема отдельного большого разговора, которая волновать теперь может лишь науко-озабоченных юристов, а не практиков-бойцов и, тем более, простых граждан. Поэтому, не зацикливаясь на тонкостях, двинем дальше.

Федеральным законом от 30.12.04 г. № 213-ФЗ (как видим, совсем недавно), данный пункт был изменён кардинальным образом. Ранее защищённых законом несовершеннолетних, отныне предложено защищать исключительным воздействием непосредственной родительской заботы, степень качества которой может зависеть только от человеческой совести, и местами – от семейного законодательства. Пункт 4 статьи 292 ГК теперь звучит так:

«Отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства».

Пойдём тем же простым путём, сразу отбросив все вопросы «а зачем?» и ему подобные, и уясним из статьи главное: на сегодняшний день несовершеннолетних защищают только их родители, а органы опеки и попечительства теперь обязаны блюсти исключительно права лиц, «находящихся под опекой или попечительством», либо «оставшихся без родительского попечения несовершеннолетних». Таким образом все обыкновенные несовершеннолетние (не полностью дееспособные лица до 18 лет, проживающие совместно со своими родителями(-лем), не лишёнными родительских прав) теперь защищаются от всяких возможных неправомерностей только самими родителями. Органам местного самоуправления теперь на ваших детей самым законным образом начхать, они не обязаны контролировать чистоту и законность сделок с вашим жильём. Получать согласие органов опеки и попечительства в интересующих нас случаях не нужно, а равно и дача органами такого согласия – чистой воды превышение должностных полномочий (намёк поняли. :).

Здесь всё выяснили. Точка.

А теперь самое интересное: всеми любимые «подводные камни»!

Пока ГК в данной части работал в прежних редакциях, Минюст недреманным оком разглядел недостаточное «усвоение» юридическими кругами твердыни закона, и решил издать дополнительные «разжёвывающие» приказы. Так появились на свет приказ Министерства юстиции РФ 2000 года № 91 «Об утверждении Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации» и 2001 года № 233 «Об утверждении Инструкции о порядке государственной регистрации договоров купли-продажи и перехода права собственности на жилые помещения». В интересующей нас части они звучат так:

«При удостоверении сделок с участием несовершеннолетних нотариус проверяет наличие согласия органа опеки и попечительства на совершение сделки».

«На государственную регистрацию договора продажи представляется разрешение (согласие) органа опеки и попечительства, если в отчуждаемом жилом помещении проживают несовершеннолетние члены семьи собственника».

На сегодняшний день данные приказы (а кроме них и ещё кой-чего), никем не отменённые, действуют со всей силой присущей им пролетарской ненависти. И если добросовестный родитель захочет продать принадлежащее ему жильё, то нотариус может доставить ему массу «приятных впечатлений», предложив метнуться в местную администрацию за согласием на предстоящую сделку.

(Обращаю внимание!) Формально будет прав: приказы-то действуют, и обязывают его к такому требованию. Для усиления эффекта восприятия, нотариус может даже ткнуть пальчиком в эти приказы, заблаговременно повешенные на стене кабинета в рамке из красного дерева. И не всякий добросовестный родитель в таком случае будет готов достать из «широкой штанины» обгоревший «в борьбе за дело» Гражданский кодекс и в свою очередь ткнуть мерзавца носом в нужное место. Но даже если и сделает такой правильный шаг, то не факт, что он ему поможет.

. Тут и начнутся вожделенные для русского обывателя «хождения по мукам». Но это уже другая проблема, и как её решать – отдельный разговор. Напомню лишь, что начать лучше всего с метода убеждения (хорошо знакомого военнослужащим :). Последняя инстанция – суд. Универсального совета здесь дать невозможно, потому что в условиях, к примеру, «обналички» сертификата судебная тяжба только навредит, и, возможно, бесповоротно, потому что время на реализацию ГЖС ограничено. Помните, что главное здесь – не тупой принцип, а фактическое разрешение болезненного шкурного вопроса.

Прошу учесть, что законодательство стремительно изменяется и отследить тонкости не всегда просто. Если в чём ошибся, прошу поправить. Это может быть полезно многим.

konoplev.net

Отчуждение жилого помещения в котором проживает несовершеннолетний

Граждан, обращающихся в Центральный отдел Управления Росреестра по Краснодарскому краю, нередко интересует вопрос: в каких случаях необходимо согласие органа опеки при отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника, либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника?

В соответствии с п.4 ст.292 Гражданского кодекса РФ отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Приказом Минюста России от 6 августа 2001 года №233 была утверждена Инструкция о порядке государственной регистрации договоров купли-продажи и перехода права собственности на жилые помещения, в абзаце третьем пункта 8 которой было установлено, что в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, на государственную регистрацию договора продажи представляются и иные документы (подлинник и копия), в том числе разрешение (согласие) органа опеки и попечительства, если в отчуждаемом жилом помещении проживают несовершеннолетние члены семьи собственника оставшиеся без родительского попечения.

Абзац 8 указанной инструкции в части, требующей представления на государственную регистрацию договора продажи разрешения (согласия) органа опеки и попечительства, признан недействующим с 1 января 2005 года решением Верховного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2008 года №ГКПИ08-2069, как противоречащий новой редакции пункта 4 статьи 292 ГК.

Однако Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 08.06.2010 №13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» (далее — Постановление) пункт 4 статьи 292 Гражданского Кодекса Российской Федерации признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Как указано в мотивировочной части Постановления, при регулировании отношений в жилищной сфере, участниками которых являются собственник жилого помещения и проживающие совместно с ним несовершеннолетние члены его семьи, необходим дифференцированный подход к оценке возникающих жизненных ситуаций, участниками которых являются собственник жилого помещения и проживающие совместно с ним несовершеннолетние члены его семьи, с тем, чтобы избежать необоснованного ограничения конституционных прав и свобод собственника жилого помещения, но вместе с тем гарантировать эффективную защиту прав и интересов несовершеннолетних.

Согласно пункту 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласие органов опеки и попечительства на отчуждение собственником жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, требуется в двух случаях: либо когда он находится под опекой или попечительством, либо когда он остался без родительского попечения, о чем известно органу опеки и попечительства.

В соответствии с мотивировочной частью Постановления, по общему правилу при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, согласия органа опеки и попечительства не требуется, поскольку предполагается, что несовершеннолетний находится на попечении родителей и это не опровергнуто имеющейся у органа опеки и попечительства информацией об отсутствии попечения со стороны родителей.

При этом обязанность органа опеки и попечительства по защите прав и интересов ребенка, оставшегося без попечения родителей, в том числе обязанность, предусмотренная пунктом 4 статьи 28 Федерального закона от 21.07.1997 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации), возникает с момента регистрации органом опеки и попечительства данных о ребенке, оставшемся без попечения родителей, в журнале первичного учета детей, оставшихся без попечения родителей.

Такое регулирование, при котором вмешательство органов опеки и попечительства в процесс отчуждения жилого помещения необходимо в случаях, когда родители несовершеннолетних по тем или иным причинам не исполняют по отношению к ним своих обязанностей, согласно мотивировочной части Постановления имеет целью своевременную защиту прав и интересов несовершеннолетних и вместе с тем направлено на учет интересов тех родителей — собственников жилых помещений, которые исполняют свои родительские обязанности надлежащим образом.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении указывает, что, учитывая презумпцию добросовестности родителей, при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов (права собственника свободно распоряжаться принадлежащим ему имуществом и жилищных прав его несовершеннолетнего ребенка). Однако, вопрос о том, нарушен или не нарушен баланс их прав и законных интересов должен решать суд, который правомочен, в том числе с помощью гражданско-правовых компенсаторных или правовосстановительных механизмов, понудить родителя — собственника жилого помещения к надлежащему исполнению своих обязанностей, связанных с обеспечением несовершеннолетних детей жилищем, и тем самым к восстановлению их нарушенных прав или законных интересов.

Таким образом, при проведении правовой экспертизы сделок по отчуждению собственником жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения
несовершеннолетние члены семьи собственника, необходимо принимать во внимание наличие в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) сведений о проживающих в жилом помещении членах семьи собственника данного жилого помещения, находящихся под опекой или попечительством, либо несовершеннолетних членах семьи собственника данного жилого помещения, оставшихся без родительского попечения.

При этом государственный регистратор при отсутствии в ЕГРП указанных записей, но при наличии соответствующих сведений (например, поступившей от заинтересованных лиц информации о признании проживающего в жилом помещении члена семьи собственника этого помещения недееспособным, о регистрации данных о ребенке в журнале первичного учета детей, оставшихся без попечения родителей) вправе в порядке пункта З статьи 8, пункта 1 статьи 19 Закона о регистрации направить соответствующий запрос в орган опеки и попечительства.

www.sochifrs.ru

Смотрите так же:

  • Штрафы 121 Штрафы 121 Управление транспортным средством с неисправным рулевым управлением и тормозной системой, не прошедшим тех. осмотр, а также неисправными световыми приборами или переделаны с нарушениями ШТРАФ 340-425 грн. КУоАП ст. 121 ч.1 Управление транспортным средством, предназначенным для […]
  • Ставка налог на прибыль в федеральный бюджет 2018 Ставка налога на прибыль в 2018 году для юридических лиц Статьи по теме Какая действует ставка налога на прибыль организаций в 2018 году, сколько процентов заплатить в региональный и федеральный бюджеты и для каких юридических лиц предусмотрены льготы — узнайте из статьи. Изменение […]
  • Правила безопасности пб 03-498-02 Правила безопасности пб 03-498-02 ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ГОРНЫЙ И ПРОМЫШЛЕННЫЙ НАДЗОР РОССИИ от 11 ноября 2003 года N АС-04-35/763 Единые правила безопасности при разработке месторождений полезных ископаемых открытым способом ПБ 03-498-02 вступили в силу с 1 июля 2003 года, поэтому все вновь […]
  • Программа земский доктор закон Действие программы "Земский доктор" в 2017 году продолжится В 2017 году, как и ранее, медицинским работникам, прибывшим или переехавшим из другого населенного пункта на работу в сельский населенный пункт, рабочий поселок, или поселок городского типа, будут производиться единовременные […]
  • Приказ по стерилизационной Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 18 марта 2009 г. N 121н "Об утверждении перечня медицинских показаний для медицинской стерилизации" Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 18 марта 2009 г. N 121н"Об утверждении перечня медицинских […]
  • Закон о подарках сумма Минтруд России напомнил госслужащим о запрете получать подарки В преддверии Нового года и Рождества Христова Министерство адресовало высшим федеральным и региональным органам исполнительной власти, государственным фондам и государственным компаниям информационное письмо с напоминаем о […]
  • Условия пребывания пациентов Правила пребывания пациентов 1. Общая информация1.1.Настоящие Правила являются организационно – правовым документом, регламентирующим в соответствии с законодательством Российской Федерации в сфере здравоохранения, правила поведения пациентов в «Центре Современной Кардиологии», порядок […]
  • Техосмотр без штрафов За езду без техосмотра будут штрафовать При этом, заметим, чиновники решили бороться с нарушениями в этой сфере не экономическими, как можно было бы ожидать, а откровенно полицейскими методами. Ведомство подготовило сразу два законопроекта с поправками в УК и КоАП РФ. Водителей, в […]