Матрёна и цветочек пенсия

Главная / Матрёна и цветочек пенсия

Верка Сердючка и новые русские бабки-юмореска

ЮМОРЕСКА
Посвящается травести-артистам под женским альтер-эго «Верка Сердючка» (укр. Андрiй Данилко) и дуэту Российских актёров Игоря Касилова (Клавдия Ивановна Цветочек) и Сергея Чванова (Матрёна Ивановна Нигматуллина) «Новые Русские Бабки».
ПЛАГИАТ
Записано автором со слов троюродной сестры сводного брата золовки матери соседской вдовы (Истинная правда от виртуозной сплетницы).
Якобы эти знаменитые актеры настолько вжились в образ, что с ними на пенсии произошла эта комическая история…
*****

Ранним утром энергичная пенсионерка Верка Сердючка, бывшая проводница скорого поезда «Киев-Москва», вскочила как ужаленная и посмотрела на отрывной календарь:
— Матрёна с Клавкой в гости придут! Старые вешалки! Чай переводить и языки чесать! Вот почему мне всю ночь две гадюки в юбках снились! Хорошо, что у меня привычка «памятки» писать, а то после ночных кошмаров и не вспомнила бы!
Звонок телефона:
— Верка ты живая или остываешь ужо?! Как нам к тебе ползти сразу с венком и в трауре или подождать маненько пока околеешь?
— Тьфу на твой поганый язык Матрёна! Не дождетесь! Вас с Клавкой вперед ногами раньше меня вынесут! Венками для вас весь коридор захламлен! Чтоб вы сдохли! Лично на кладбище самые лучшие искусственные венки и букеты с могил выбирала! Эксклюзивные!
Выползайте из своих гадючников, купите тортик к чаю и подползайте! Жду! Подруги – змеюки любимые…

Верка в форме проводницы и белоснежном переднике со штампом «МПС СССР» для разноски чая по вагону бросилась к зеркалу накладывать макияж и всплеснула руками:
— Груди забыла!
Нацепив накладные груди она стала лихорадочно надувать их, нажимая ногой на насос для резиновой лодки и одновременно краситься.

В кладовке у Бабки Верки стояли подписанные мешки с наворованным за долгие годы службы грузинским чаем «Гамсахурдия», черным байховым чаем № 36, сахаром-рафинадом в фирменной упаковке МПС (по два кусочка в пачке), каустической содой для экономного заваривания чая и мешок для денег.
В мешке с надписью «МІШОК ДЛЯ ГРОШЕЙ» находились ЕВРО, доллары, фунты и т.п. валюта, а рубли и гривны Верка хранила в пластиковом баке, украденном ею с помойки с надписью «мусор». Откуда в мешке и баке постоянно появляются деньги, Верка не могла понять.

Верка Сердючка ждала подружек…
Чтобы ничего не забыть, Верка, как обычно, написала себе две записки: «Напоить чаем!» и «Помыть чашки!». Положила записки у плиты на кухне.
К завтраку пришли подружки. Попили чаю в «гостинной». Верка Сердючка прочитав записку на кухне помыла чашки… Зевнула… И схватив другую «Напоить чаем!» ударила себя по лбу и поставила чайник на плиту.

Матрёна Ивановна и Клавдия Ивановна через пару часов мирного чаепития, проходящего в душевной обстановке, заметили, что сама Верка чай не пьёт и торт не кушает!
МАТРЁНА
— Верочка, а ты чо строго постишься?
ВЕРКА
— Я на диете! Худею!
КЛАВА
— И так как глиста в обмороке! И как твои тонюсенькие ножки – спички такое огромное вымя носят?! Поломаются!
(Клава давно завидовала несметному богатству Верки и Матрёны – их груди).
ВЕРКА вспылила:
— Погляди Матрён! У самой ни кожи, ни рожи! Это сколько надо выпить мужику, чтобы в состоянии аффекта с таким «туалетным утёнком» разок согрешить!
Верка с Матрёной стали дурными голосами орать свою любимую дразнилку для подруги:
— Доска два соска, не нашла мужика – дурака.
Осерчав, Клава ткнула вилкой в грудь Матрёне…
На что Матрёна ехидно сказала:
— Ой! Щикотно! Что слону дробина!
И продолжала хихикать и дразниться.
Затем Клава атаковала вилкой Верку. Раздался оглушительный хлопок и Верка моментально обанкротилась – её надувная грудь лопнула!
Верка стремглав побежала на кухню менять её на «запаску» и накачивать…

Предприимчивая Верка давно переоборудовала свой туалет в платный. По малой нужде она ходила в раковину на кухне, а за «большие удовольствия» опускала в прорезь монету и дверь автоматически открывалась. Раз в месяц она орала – «Бинго!», так как выдвигался ящик с выручкой!
ДИАЛОГ МАТРЁНЫ С КЛАВОЙ
— Цветочек не дуйся! Моральный ущерб возмещу! Ты писать хочешь? Я во все цветочные горшки Верке написала, теперь за туалет платить придётся! Пойдём вдвоём опорожнимся?
Я плачу!
— Хочу и терплю! Такса была 2 руб, час назад 5, а теперь уже 10! Верка – сволочь говорит: «Рубель с утра упал ниже её плинтуса! Вот и цена растет. ».

ВЕРКИН ПЛАТНЫЙ ТУАЛЕТ
Обе подруги писают, разглядывая объявление над унитазом: «Стульчак поднять! Мимо унитаза не писать! Штраф – 100 руб!».
Выйдя из туалета, подруги застали на кухне в расплох Верку, закусывающую горилку салом с чесночком.
МАТРЁНА
— А! Попалась жадина! А я чую, что с самого утра от хитрюги чесноком вонят и перегаром разит. Думала с похмелья мается! Мы как дуры чаем кишки полощем, а у неё на кухне пир горой!
КЛАВА
— Дай попробовать. И зачем у тебя в туалете половник с крючком, щипчики, огромная лупа и инструкции на русском и украинском висят?!
ВЕРКА
— Горилка як горилка! Сало як сало! Шо его пробовать?!
Я брезгливая и чтобы свой гигантский фаллос руками не трогать я его крючком от половника достаю…
А для ваших микроскопических пиписек я лупу и щипчики повесила.

Внезапно мужчина позвонил в домофон:
— Это ваш управляющий Микола! Я вам вашу часть от выручки от вагона «ВБ»***** принес!
— Шо?!
Переговоры затянулись… Не выдержав склероза, усугубленного пьяным неадекватом бизнес-пенсионерки Верки Микола заорал на всю улицу:
— Пенсия и стриптизёр!
Матрёна и Клава, настроившие слуховые аппараты на максимум, хором закричали на Верку:
— Открывай дура! Пенсию принесли! А стриптизер как % — надбавка к пенсии! Путин распорядился для одиноких старух за счет бюджета! Халявный стриптиз как раз к чаю!

Естественно инцендент с горилкой и салом был забыт мгновенно! Склероз.
Процедура поения чаем и помывки чашек продолжалась до позднего вечера.

***** — Аферистка Верка Сердючка проводница скорого поезда «Киев-Москва» вышла на пенсию и ударилась в бизнес.
Отцепив от родного поезда новенький «СВ» (Спальный Вагон) она путём махинаций списала его с баланса МПС и приобрела в частную собственность за бутылку горилки и шмат сала.
Загнав «СВ» в тупик и превратив вагон в «ВБ» (Вагон-Бордель) она сдавала купе в почасовую оплату элитным путанам и гомосексуалистам.
Отбоя от клиентов не было, так как создавалась полная иллюзия железнодорожного сексуального приключения.
В начале её бизнеса два гарных хлопца раскачивали вагон, дудели имитируя гудок тепловоза и светили фонариками в окна. Позже, экономная Верка заменила хлопцев механизмами, которые в постоянной подпитке горилкой и салом не нуждались.

Смеркалось…
Усталая Верка Сердючка бегала туда-сюда и поила подруг чаем. Пока Клава не сказала: «У меня оргазм!», а Матрёна её поправила: «Дура! Оргазм это типа прединфарктного состояния, вот когда я в молодости у мужа заначку отобрала у нас и был настоящий «Оразм!». Орали громко и долго!
Ой! Рожу! Почапали на свежий воздух!».

Подруги Верки Сердючки, каждая с ведром халявного чая в желудке, с трудом спустились вниз и сели на лавочку…
МАТРЁНА (обмахиваясь платочком):
— Жарища! Во рту пересохло! А Верку-жадину жаба душит! Даже чаем не напоила!
КЛАВА (вытирая пот с лица):
— Ась? А разве сегодня мы у неё были?!
Порывшись в карманах кофты, Матрёна вытащила листок отрывного календаря с надписью «К Верке Сердючке утром на халявный чай» и спросила прохожего:
— Любезный молодой человек! А какое число сегодня – шишнадцатое?
— Да! Бабуся!
Однако, светает!
Дочапали до Веркиного подъезда, передохнули на лавке…
Пошли чай пить, небось, Верка заждалась и «икру мечет».
Суетлива она больно!
Как говорится «суета суёт!»…
Верка Сердючка взяла трубку домофона:
— Где вас черти носят?!
*****

www.stihi.ru

Новые русские бабки, как старые советские тётки

Матрёна и Цветочек танцуют на сцене под музыку «Радио Август».
Цветочек танцует вяло и неуклюже, припадая на одну ногу.

Матрёна: Ты чего, каши сегодня не поела, еле ноги-то передвигаешь? Или всю ночь сексом занималась?
Цветочек: Обмочилась я.
Матрёна: Чего?
Цветочек: Обмочилась, говорю. Бежала на концерт, торопилась. А на дворе ж кругом лужи. Весна, чай.
Матрёна: Вечно тебя угораздит!
Цветочек: Скорее бы сесть, да я ногу-то вытащу.
Матрёна: Это куда же ты её вытаскивать собралась?
Цветочек: Да не куда, а откуда! Из туфли, конечно.
Матрёна: Ты что, совсем рехнулась?
Цветочек: Чего это, вытащу и просохнет.
Матрёна: Просохнуть-то она просохнет, да вот только публика с передних рядов как бы не разбежалась!
Цветочек: А чего это ей разбегаться? Я, между прочим, свои чулки регулярно, раз в полгода «Эхом» стираю!
Матрёна: Чем стираешь? Ухом?
Цветочек: Сама ты ушами стираешь, да ещё и плохо прополаскиваешь. А я «Эхом» стираю.
Матрёна: Да как же это можно эхом стирать?!
Цветочек: А запросто! Захожу в ванную, замачиваю водой и кричу во всё горло: «Это что за жизнь такая — пенсии на мыло не хватает. » Мой тут же залетает со словами: «Сам выстираю, только не ори». А соседи услышат, так ещё и мыла принесут!
Матрёна: Однако, хорошее моющее средство это твое «Эхо». Может и мне попробовать?
Цветочек: Учись, пока жива!
Матрёна: А я пока умирать и не собираюсь.
Цветочек: А я не о тебе и говорила.

Матрёна и Цветочек садятся на стулья. Матрёна достает балалайку. Цветочек вытаскивает ногу из туфли и выставляет её на сцену.

Цветочек: А я в тот момент ещё подумала, как вовремя я обмочилась, как раз завтра срок стирать подошёл.

Матрёна бренчит на балалайке. Цветочек, порывшись по карманам, достает вязание (крючок, нитки). Затем подвешивает на грудь через шею большую лупу на верёвочках.

Матрёна: Ну что, для начала частушки споём?
Цветочек: Споём.
Матрёна: А где твой инструмент?
Цветочек: Здесь.
Матрёна: Где здесь? Что-то не вижу.
Цветочек: И не увидишь, он маленький.

Матрена встает и подходит к Цветочку.

Матрёна: Это что такое? Это как называется?
Цветочек: Крючок называется.
Матрёна: Вижу, что крючок. И как ты на нём играть собираешься?
Цветочек: Никак. Я вязать буду. Хочу вязать! Бабка я, али не бабка?!
Матрёна: Скотина ты! А это что ещё за фигня на тебе дрягается?
Цветочек: Увеличилка.

Матрёна возвращается на свой стул.

Цветочек: Ты хоть знаешь как нас недавно обозвали?
Матрёна: Как?
Цветочек: Ну. этот. вот. как его.
Матрёна: Ну ты и склерозница!
Цветочек: Первое слово-то помню, кажись тольяттинский.
Матрёна: Чего тольяттинский-то, коньяк что ли?
Цветочек: При чем тут коньяк?
Матрёна: Как при чем? Народ балдеет.
Цветочек: Нет, слово какое-то не наше.
Матрёна: А коньяк, по–твоему, наше?
Цветочек: Да что ты со своим коньяком привязалась!
Матрёна: Может штандарт. тольяттинский?
Цветочек: Ну, ты меня уже достала! Какой на хрен штандарт?
Матрёна: Правильно! Это когда на каждый хрен штаны в дар, плюс телефон.
Цветочек: Ты что городишь? Какой телефон?
Матрёна: Сотовый, наверно.
Цветочек: Да помолчи ты, только сбиваешь меня. О, вспомнила ! Тольяттинский ментылитет.
Матрёна: И чего это значит?
Цветочек: А бог его знает!
Матрёна: Слово-то какое-то прямо нехорошее, менты какие-то. Как бы нас с тобой, Цветочек, не посадили.
Цветочек: Это куды?
Матрёна: Ну, конечно, не в первый ряд в партер.
Цветочек: А я чё, а я ничё. Сижу — вяжу. Это ты со своими породиями допоёшься скоро. И вообще, зазря надрываешься.
Матрёна: Это я-то?
Цветочек: Ты-то, ты-то. Тебе хоть кто чего бросил? Ты хоть копейку подняла?
Матрёна: Подняла. Давеча за кулисами десять копеек нашла.
Цветочек: За кулисами не считается. Кроме того, этих породистов нынче развелось, как собак нерезанных!
Матрёна: Ну, ты полегче (замахивается на неё балалайкой), может хватит на меня сегодня бочку катить!
Цветочек: Что ты, Матрён, какую бочку? У меня и сил-то нет на такие вещи.
Матрёна: Тьфу на тебя!

Встаёт и уходит за кулисы.

Цветочек: (вяжет и поёт) Ромашки спрятались, повяли лютики, когда застыла я от горьких слов.

Выходит Матрёна. Несёт в руках огромные спицы и огромный клубок.
Цветочек, застыв с отвисшей челюстью, наблюдает за ней. Матрёна садится, начинает вязать.

Матрёна: (поет) Зачем вы девочки красивых любите, непостоянная у них любовь.

Цветочек медленно встаёт. Подходит к Матрёне.

Цветочек: Это что это у тебя?
Матрёна: Спицы. Что, думаешь, ты одна такая умная?!
Цветочек: А зачем такие большие?
Матрёна: Я ж не дура, чтобы зрение своё портить!
Цветочек: А это что за мочалка? (трогает вязание Матрены рукой)
Матрёна: Не твоё дело! (бьёт её по руке спицей) Шарфик себе вяжу, к весне.
Цветочек: Ладно врать-то, чай, своему портянки.
Матрёна: Вот докопалась. Чего получится, туды и надену!

Цветочек возвращается на свой стул.

Цветочек: Ты смотри, клубок-то со сцены не урони, а то задавишь кого.
Матрёна: Подумаешь, делов-то, одним чайником меньше будет.
Цветочек: (шепчет в испуге) Ты чё говоришь-то? Обидются, и не придут.
Матрёна: Придут, куды денутся? И обижаться нечего. Сейчас как — если не чайник, то лох, если не лох, то чайник.
Цветочек: Чего-то я совсем запуталась.
Матрёна: Дура, чайники — это носатые евреи, все остальные — лохи, да лохшки, вроде тебя.

Пауза. Обе, молча, вяжут.

Цветочек: Матрён! А ты никогда не задумывалась, отчего ты так сильно и часто ругаешься, особенно матом?
Матрёна: Нет, а что?
Цветочек: Говорят, что имя на человека свой отпечаток накладывает.
Матрёна: Может и накладывает, а чего в том плохого? Ты думаешь, если ты — Цветочек, то всю жизнь хорошо пахнуть будешь?
Цветочек: Возможно.
Матрёна: Цветочки тоже разные бывают. К примеру, герань — вроде красива, но до чего же вонюча.

Цветочек тот-час прячет вытянутую ногу в туфель. Матрёна возится с клубком.

Цветочек: Матрён, я вот всё про то слово-то думаю.
Матрёна: Какое слово?
Цветочек: Ментылитет-то. Может оно чего философское означает?
Матрёна: Да, наверно философское.
Цветочек: Вот домой приду и загляну в этот, как его. вообщем, в одно место, чего это такое, там и узнаю.
Матрёна: В какое место? В сортир что ли?
Цветочек: Почему это обязательно в сортир?
Матрёна: Так ты ж там свою литературу держишь.
Цветочек: Вот какая у тебя нехорошая привычка — к словам цепляться. Лучше помоги вспомнить. Клопы такие ещё есть — инцифалитные.
Матрёна: Клещи, дура, инцифалитные, а не клопы.
Цветочек: Ну, раз не клопы, то циклопы. Вот-вот, ин-циклопы-дический словарь, там это слово обязательно должно быть.
Матрёна: Ты со своими способностями целый день в этом словаре ковыряться будешь!
цветочек: Ну и что?
Матрёна: А то, что я лучше один раз в интернет схожу и сразу все узнаю.
Цветочек: Да пошла ты со своим Интернетом в баню!
Матрёна: А чего это мне с ним в бане-то делать?
Цветочек: Вот именно, чего? Ты со своим компьютером совсем простую речь понимать разучилась. Тебя прямо хлебом не корми, питаешься там что—ли?
Матрёна: Питаюсь, а тебе чего? Духовная пища называется.
Цветочек: А можно тебе один вопрос задать?
Матрёна: Какой?
Цветочек: А сколько раз на день ты туда ходишь?
Матрёна: Сколько надо, столько и хожу!
Цветочек: Как в туалет что-ли?
Матрёна: А хоть бы и как в туалет, твое-то какое дело?
Цветочек: Да неплохо бы чтоб ты часть этой пищи, которая не усваивается, тоже в туалете оставляла.
Матрёна: А у меня все усваивается!
Цветочек: Ну, и хрен с тобой!
Матрёна: А он всегда со мной!
Цветочек: Ты вот со своим компьютером чай и телевизор-то не включаешь. А там недавно про Войне. нет. про Войно. как правильнее-то?
Матрёна: Про войну? Какую войну? Их ведь много было.
Цветочек: Да не про войну, а про Войно-вича показывали. Писатель это, фамилия у него такая — Войнович. Он еще про Чёнкина написал?
Матрёна: Про чё?
Цветочек: Про Чёнкина. Был такой боец Красной Армии — Иван Чёнкин.
Матрёна: Ну и чё этот Чёнкин?
Цветочек: Да Чёнкин-то ничё, а Войнович сказал, что скоро настанут времена, когда компьютеры совсем людей заменят. Вон, Каспаров в шахматы компьютеру уже проиграл.
Матрёна: Вот видишь! А ты, дура, компьютер хаешь.
Цветочек: Я не компьютер хаю, а таких как ты.
Матрёна: А я-то чего?
Цветочек: А то, что в один прекрасный день ты вместе с тебе подобными в ненужный хлам превратишься. Хочешь?
Матрёна: Не хочу! А что делать? Скажи, коли ты такая умная!
Цветочек: Надо уметь отрываться, как это люди добрые делают (показывает рукой в зал) и не давать садиться ему тебе на уши.
Матрёна: Это ты где таких выражений нахваталась?
Цветочек: Где-где. в одном месте! Так что, сиди и вяжи. Раньше, между прочим, на работе все вязали и нервы спокойнее были.

Обе сидят и молча вяжут.

Матрёна: Ну, и чего теперь делать будем?
Цветочек: Потрепимся, как всегда, и по домам.
Матрёна: А про чё потрепимся?
Цветочек: Да хоть про чё. (задумчиво) Помню, лет десять назад, на меня ещё мужчины как на мёд липли!
Матрёна: К какому месту.
Цветочек: Да ко всем. Как раз перестройка началась, есть нечего, все в бегах.
Матрёна: А на тебе, конечно, тонны мяса!
Цветочек: При чем тут мясо?! Помню, выхожу во двор, а там весна! Несмотря на перестройку трава зеленеет, почки на деревьях распускаются!
Матрёна: А чего бы им не распускаться! Обыкновенный кругооборот дерьма в природе!
Цветочек: Тьфу, тебе бы только всё опошлить!
Матрёна: Что, никогда не видала, как мужики деревья поливают?
Цветочек: Иду по Мира, а Пальмира уже нет!
Матрёна: Конечно, нет. И пика Коммунизьма тоже нет, он в Советском Союзе был, а в России теперь только бум Капитализьма остался.
Цветочек: Ты еще про Гималаи расскажи!
Матрёна: Гималаи на площади возле ДК «СК». Аттракционы такие.
Цветочек: Во-во! Объясняю для дураков: иду я по улице Мира, поняла?
Матрёна: Поняла!
Цветочек: Остановку возле парка знаешь? Там ещё напротив гастроном был, где я трусы своему покупала.
Матрёна: А я своему – тельняшку, на почте, чуть подальше.
Цветочек: Правильно, не отвлекайся. Вот на этой самой остановке он и висел.
Матрёна: Кто?
Цветочек: Итальянский коммунист Пальмира.
Матрёна: Человек?
Цветочек: Портрет! Голова твоя садовая! В Тольятти проживаешь, а Пальмира не знаешь. Прямо как на облаке живёшь!
Матрёна: Чего это на облаке? Я по земле хожу, всё вижу и замечаю — где «степашка» стоит, где «чебурашка» валяется. Сдам «чебурашку» — куплю своему «степашку».
Цветочек: Это про какого Степашку ты говоришь?
Матрёна: Это ты у нас на облаке-то живешь, коли про «степашку» не знаешь. Я уже два года к тебе присматриваюсь, знаешь на кого ты похожа?
Цветочек: На кого же?
Матрёна: На старуху Шапокляк! Лариски тебе только не хватает.
Цветочек: Зато ты как крокодил! Чтобы ты себе все зубы орешками «чака-чака» переломала!
Матрёна: Ладно, успокойся. С тобой прямо и пошутить нельзя. Послушай-ка, чего я вспомнила: на остановке, возле ЗАГСа, тогда тоже кой-чего висело.
Цветочек: Чего?
Матрёна: Большой такой плакат!
Цветочек: Может он всё же стоял, если большой, говоришь?
Матрёна: Какая разница: стоял или висел?
Цветочек: Очень большая. Если большой, то как правило, он стоит, а если маленький, то чаще всего висит.
Матрёна: Хорошо, там стоял большой плакат, а на нём было написано такими большими буквами:
«Перестройку начни с себя». Помнишь?
Цветочек: Вспомнила, вспомнила. Ещё многие граждане долго не могли перестроиться. Особенно после того, как на нём кто-то стёр две последние буквы «с».

Матрёна: Первыми, конечно, торгаши перестроились. По прилавкам как метлой прошлись. Потом в Москву стали шастать.
Цветочек: По весне челноки появились, как первые ласточки.
Матрёна: Потом работники общепита. Ты, Цветочек, в столовую-то раньше ходила?
Цветочек: Каждый день почти обедала: первое, второе и третье!
Матрёна: А не много ли тебе было?
Цветочек: Тогда в самый раз! И бедра были! Пока однажды не зашла в кафе «Здоровье» — там баночка чая пять рублей стоила.
Матрёна: Какая баночка?
Цветочек: Какая-какая. майонезная! Видать стаканы приватизировали, чай и компот в банки разливали, из-под майонеза.
Матрёна: Ой, как компоту захотелось. совсем вкус забывать стала.
А у меня, помню, подошва у туфли оторвалась, иду, а она за мной волочится как зараза.
Цветочек: Так там же напротив как раз и починка была (поднимает ногу, осматривает её)
Матрёна: Ты чего ноги перед публикой задираешь?
Цветочек: Да вот, смотрю как бы у меня тоже чего не отвалилось.
Матрёна: Слушай сюда. Иду в починку напротив твоего кафе «Здоровье», а там мне говорят: «У вас такая подошва, что у нас ни один клей не возьмёт, а если прошить, то у нас сил не хватит.»
Цветочек: А на чё ж они у них есть. А что, ни одного мужика не было?
Матрёна: Одни бабы. Выхожу, значит, а они на воздух перекурить вышли.
И вот одна из них подходит ко мне и говорит: «Если вам срочно надо,
то заплатите вон той 10 рублей, она вам быстро всё прошьёт».
Цветочек: Ну и как, прошила?
Матрёна: А шиш ей с маслом! Я пошла в дом быта «Россия». Там мне за пятёрку всё сделали, в лучшем виде.
Цветочек: А я тебе, Матрён, не рассказывала, как я тогда в магазине «Энергия»
светильник себе купила?
Матрёна: Это который у тебя на кухне болтается?
Цветочек: Он самый.
Матрёна: Так он же не светит ни хрена? Ты когда ешь, ложку мимо рта не проносишь.
Цветочек: Всяко бывает, привыкла уже. Мой только всё ругается. «Я — говорит, — это кашпо когда-нибудь на голову тебе надену!»
Матрёна: Так это у тебя под потолком цветочный горшок висит?
Цветочек: Горшок, а поверх него стаканчик от набора для бритья, красненький.
Матрёна: Ну, и сняла бы их давно, да использовала бы по назначению.
Цветочек: Умная какая нашлась, чай в них дырки кругом понасверлены!
Матрёна: Тогда снеси их сразу на помойку!
Цветочек: А что я тогда вместо светильника повешу, себя что ль?
Матрёна: Хорошая идея! Лучше цветок под потолком, чем горшок!
Цветочек: Всю дорогу надо мною издеваешься, ничего рассказать прямо нельзя.
Матрёна: Можно, просто я свои выводы делаю. Энергичные люди были в магазине «Энергия», но до московских подельников им ещё далеко.
Цветочек: Это ты про чё, ну-ка расскажи.
Матрёна: Да случай такой в городе был. У одной старушки дед в Москву уехал, к родственникам, да и помер там.
Цветочек: Царство ему небесное! А чё с ним случилось-то?
Матрёна: Почём я знаю. Наверно от возраста, видать не молодой был. В Москве, конечно, никто хоронить его не собирался, там местов на кладбище нет — бронь только для избранных, а простых смертных сжигают. Да и бабка его на родине ждала.
Цветочек: Ох, несчастная старушка! Ну и чего дальше?
Матрёна: Обратились родственники в кооператив. Гроб заказали, всё честь по чести и восвояси тело отправили.
Цветочек: Ну, слава тебе, Господи!
Матрёна: Доставили в аккурат к похоронам, открыли для прощания, а там уж и выносить пора, народ собрался. Стали выносить, а тут такая оказия!
Цветочек: Какая оказия?
Матрёна: На поворотах из гроба, одна за другой, нижние конечности начали выпадать.
Цветочек: Батюшки. Никак отпилили?
Матрёна: Ну, ни сами же отвалились? Тo-ли гроб был маловат, то-ли дед великоват.
Цветочек: Прости Господи, сволочи какие!
Матрёна: Это тебе, Цветок, не стаканами и горшками манипулировать! Кроме смекалки ещё и выдержка нужна.
Цветочек: А чего родственники-то?
Матрёна: Ничего, так и похоронили. Не пришивать же обратно. Говорят, что главное – срок поставки не сорвали и личность не перепутали.
Цветочек: Хорошо, что это в Москве, а не у нас. Прямо помирать страшно!
Матрёна: А ты чего думаешь, у нас не пилют?
Цветочек: Ой, чего-то мне нехорошо. Дурно прямо. (роняет вязание)

Матрёна встаёт и подходит к Цветочку. Стараясь привести её в чувства,
начинает обмахивать своим вязанием.

Матрёна: Может, тебе «скорую» сюды позвать?
Цветочек: Лучше портянку свою убери! Нашла о чём говорить, добрых людей только пугаешь. Повеселей бы чего рассказала.
Матрёна: (усаживаясь на место) Пожалуйста, могу про молодожёнов. Тогда их много было, пачками ходили. Напишут заявление, отнесут в ЗАГС.
Цветочек: И поженются голубки!
Матрёна: Глупая! Зачем жениться? У них же цель была — прибарахлиться! Получат талоны, повстречаются пару недель возле прилавка «Салона для новобрачных», что на Молодежном бульваре, и разбегутся.
Цветочек: И всё.
Матрёна: А чего ещё надо? У него кастрюлей и полотенцев прибавится, а у неё чайных сервизов и нижнего белья. Рассказывали, что одна такая невеста всё хвалилась, будто у неё дома всего по целому мешку: колготок, трусов и бюстгальтеров!
Цветочек: Да ну!
Матрёна: Вот тебе и ну! Баранки гну! Хочешь, я тебе ещё про охрану расскажу. Смотрю я, ты совсем от жизни отстала, дальше своего крючка ничего не видишь.
Цветочек: Какую охрану, личную? Это которая. секью.
Матрёна: Ты чё, со своим сикью совсем свихью? Откудова у меня личная охрана? Про квартирную, дура!
Цветочек: А можно подумать, что у тебя в квартире что-то есть!
Матрёна: А я и не про свою, а про соседскую. Одним словом, полный атасс.
Цветочек: Чего?
Матрёна: Не успел войти, сразу к телефону бросайся и докладывай: «Это я — хозяин. Всё в порядке, прошу не беспокоиться. Охрану снимите». Надумал выходить — опять звони, проси поставить.
Цветочек: Куда поставить, не поняла?
Матрёна: Куда–куда, сказала бы я тебе, да больно народу много. Одним словом, свихнуться можно. Ни окно открыть, ни во двор выйти, всё звони и докладывай. А в один прекрасный день приходишь домой, а эта самая охрана в облике здоровенных детин в твоей квартире на троих соображает.
Цветочек: Это как это.
Матрёна: Обыкновенно: сидят и пьют. И попробуй возмутись, обидются и с охраны снимут.
Цветочек: Ладно, хватит мне сказки рассказывать про всех. Расскажи-ка лучше, как ты сама перестраивалась?
Матрёна: А чего это я-то?
Цветочек: Так ты ж у нас всегда и везде первая!
Матрена: Естественно. Первым делом я решила в «Космос» отправиться.
Цветочек: В космонавты что-ли заделалась?
Матрёна: Ты чё, бойконулась? Откудова в Тольятти космодром!?
Цветочек: Не знаю, может филиал какой открыли, тогда много чего открывали.
Матрёна: Где? На крыше кинотеатра «Космос»? С нее скорее вниз провалишься, чем вверх взлетишь!
Цветочек: Ну и чего ты в «Космосе» делала?
Матрёна: Ужастики смотрела.
Цветочек: Тебе их в жизни что-ли мало?
Матрёна: Дура ты безмозглая! Когда на экране наглядишься — в жизни не так страшно. Иммунитет вырабатывается.
Цветочек: У кого иммунитет, а у кого и иммунодифицит.
Матрёна: Ты на чё это намекаешь?
Цветочек: Ни на чё, просто слова похожи. А ты хоть помнишь, как тот ужастик назывался?
Матрёна: Конечно! Пинг-Понг!
Цветочек: Ты, Мотрён, видать совсем на радио-Августе свихнулась! Ты со своим по ночам в пинг-понг, случайно, не играешь?
Матрёна: Да пошла ты! Ну не Пинг-Понг, а Кинг-Конг, подумаешь, на одну букву всего ошиблась.
Цветочек: Ну, и чего в них ужасного? Обыкновенные обезьяны, только большие. На тебя, между прочем, похожи. Но я же тебя не пугаюсь.
Матрёна: А по моему, так больше на тебя — настоящий Кинг-Конг, только в миниатюре. И вообще, можно подумать, что ты в «Космос» не шастала!
Цветочек: Шастала. Только мне больше нравилось эротику смотреть. Про «Мужчину в поисках любви», например.
Матрёна: Это про мужика, который всем бабам подряд подолы задирал? Какая же это эротика? Чушь собачья! А «Легенду про Наройяму» видала?
Цветочек: Про «Яму» что-то припоминаю. Это, кажись, из классики.
Матрёна: Конечно из классики, только из японской.
Цветочек: А вот про тюрьму и зэков, убей, не помню!
Матрёна: Какая тюрьма? Какие зэки?
Цветочек: Как какие? А кто мне только что, про нары говорил? И где они могут быть, как не в тюрьме?
Матрёна: Дура ты последняя! Это у них в Японии гора так называется. И легенда и фильм про неё, про эту самую «Наройяму».
Цветочек: А может правильнее будет «Не poй яму», еще пословица такая есть:
«Не рой другому яму, сам в неё попадешь».
Матрёна: Может, и так. Могла и я чего забыть. Уж сколько лет-то прошло.
Цветочек: Так про что же всё-таки этот фильм?
Матрёна: Я же тебе уже говорила, про гору.
Цветочек: Что, весь фильм одну гору показывали?
Матрёна: Ну, да. Почти.
Цветочек: Но что-то же там должно было быть, коли ямы рыли? Могилы, например. Или кладбище какое.
Матрёна: Теперь вот вспомнила, и кладбище было, и костей полно, но яму никто не рыл. Весь фильм сын свою мать на эту гору тащил, чтобы оставить её там умирать.
Цветочек: Как, заживо что ли?
Матрёна: Ну, да. Обычай у них там такой был — отжил своё и отправляйся на гору.
Цветочек: Какое счастье, Мотрён, что мы с тобой не в Японии живём!
Матрёна: Ещё бы! Не то б давно на горе были.
Цветочек: Ну, и где же в том фильме эротика?
Матрёна: Вот и я думаю: где. Наверно, я «Легенду» с «Империей» перепутала. Тоже японская картина была. Вообще шедевр!
Цветочек: Про «Империю»-то и я помню. Ещё продолжение было «Империя наносит ответный удар». Внук мой ходил смотреть.
Матрёна: Какой еще внук?! Это ж настоящая порнография! Какой ответный удар!? Мужик на тот свет отправился. Она ж ему там всё откромсала!
Цветочек: Не поняла, чего откромсала?
Матрёна: Да то самое! Задушила, а потом отрезала и в руках по городу носила! И это всё называлось «Империя чувств» или «Коррида любви»!
Цветочек: Да ладно врать-то!
Матрёна: Да вот тебе крест! (крестится) Говорят, что это по правде было.
Цветочек: Тогда уж лучше боевики смотреть, чем такую эротику. Или про гангстеров, как «Однажды в Америке». Тогда на этот фильм столько народа собиралось, как потом на «Титаник».
Матрёна: Теперь это никому не интересно. Потому как, то, что было в Америке однажды, теперь в России каждый день.

На такие речи вряд ли Цветочек могла что-то ответить. И довольная собой Матрёна, достав из кармана и сунув в рот жвачку, энергично принялась вязать.

Цветочек: Чего это ты там всё чавкаешь, а мне не даешь?
Матрёна: Жвачку, чего! Зубы от всякой гадости чищу.
Цветочек: А может полость рта от зубов?
Матрёна: Помолчи лучше. Чего ты вообще о жвачках знаешь? Кто такой, к примеру, Присяжнюк?
Цветочек: Это который в суде заседает?
Матрёна: Дура, в «Презенте» он заседает, главным редактором.
Цветочек: Ну, уж про «Презент»-то я знаю.
Матрёна: Конечно, ты же завсегда в туалете с «Презентом». Задницей читаешь. А что там задницей можно прочесть, это все знают.
Цветочек: Я бы тоже знала, да больно мелко у них там напечатано.
Матрёна: Так ты очки на задницу одень.
Цветочек: Да где ж такие большие достать?
Матрёна: А ты в магазин «Богатырь» сходи, что на улице Баныкина. Может там чего и подберёшь. Кому-то на морду, а тебе авось на задницу подойдут. Тем более ты у нас совсем безбедерная, то есть безбедренная.
Цветочек: Может, хватит издеваться-то! А то как ткну сейчас крючком.
Матрёна: Вечно я из-за тебя нить потеряю!
Цветочек: Да вон она. Я твою веревку отсюда вижу!
Матрёна: Мысленную, дура. Про чё я говорила-то?
Цветочек: Жуёшь и не помнишь. Про жвачку и Присяжнюка своего.
Матрёна: (вздыхает) Да кабы своего такого иметь, прямо счастье, до чего хорош мужик: и красивый, и умный.
Цветочек: Можно подумать, что ты его видала.
Матрёна: Конечно, видала. Автограф от него имею.
Цветочек: Ну, ты, Матрён, даёшь!
Матрёна: Я пока не даю, не просит никто. А он раздаёт, сколько угодно и всем подряд. Простой человек! И какой талантливый — про жвачку целый рассказ написал. Она у него там прямо личность!
Цветочек: Да ты чё!
Матрёна: Вот тебе и чё! По философски рассуждает. Вот и ко мне в дупло внедрилась, небось, уже ругается. Ей, порой, атмосфера во рту не нравится, перегаром пропахнуть боится, иль алкогольным смогом задохнуься. Ну–ка, Цветочек, подойди, да помоги–ка своим крючком её вытащить.

Цветочек подходит к Матрёне, суёт ей в рот крючок.

Цветочек: Чего-то никак не получается. Может спицами попробовать?

Матрёна даёт ей спицу.

Матрёна: (кричит от боли) Ой-ой. Ну, ты полегче, я тебе чё, скважина какая? Всадила в самую глотку!

Матрёна отбирает у Цветочка спицу, пытается ею ткнуть. Цветочек выдергивает из вязания вторую спицу. Обе вскакивают со стульев, начинают драться спицами.

Матрёна: Ну, теперь держись, бэть. Наколю, как шашлык на шампур!

Картинка взята с рекламы на пакете производства Тольятти.

www.proza.ru

Смотрите так же:

  • Иркутская палата адвокатов Иркутская палата адвокатов Смирнов Олег Валерьевич Адвокатское образование: адвокатский кабинет, Начало адвокатской деятельности: 1996 год, Награжден Медалью «За заслуги в защите прав и свобод граждан» 2 степени.e-mail: [email protected] Бусаргина Ольга Станиславовна Заместитель […]
  • Приказ мз рф от 04032003 73 Об утверждении инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационых мероприятий Минздрав РФ: Приказ № 73 от 04.03.2003 Зарегистрировано в Минюсте РФ 4 апреля 2003 г. N 4379 МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 4 […]
  • Роман о переселении душ Роман о переселении душ 22 февраля 2013 г., 19:56 Девчёнки,люблю романы в которых гг меняются телами,или из попадают в пршлое,если такие читали-скиньте название книги и авторов.ПОЖАЛУЙСТА )) 22 февраля 2013 г., 22:09 Лучше фильм посмотрите Кафе де Флор. Он на эту тему 22 февраля 2013 г., […]
  • Красноярск юрист жкх Юрист по ЖКХ Красноярск Гражданину, проживающему в многоквартирном доме, никак не избежать отношений с коммунальными службами, поскольку именно эти службы обеспечивают его теплом, электроэнергией, холодной и горячей водой. К сожалению, не все коммунальные службы и управляющие компании […]
  • 32 приказ по медосмотрам ПРИКАЗ 302 Н ОТ 12.04.2011 ПО МЕДОСМОТРАМ (ИЗМЕНЕНИЯ, ПРИЛОЖЕНИЯ): "ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ И ПЕРИОДИЧЕСКИЕ МЕДИЦИНСКИЕ ОСМОТРЫ (ОБСЛЕДОВАНИЯ)". ПРИКАЗ 302 Н от 12.04.2011 МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ) Г. […]
  • Загс ярославля подать заявление Загс ярославля подать заявление Документы для подачи заявления в ЗАГС (Ярославль) Вот перечень документов, которые необходимо собрать для подачи заявления в ЗАГС: паспорта лиц, намеревающихся вступить в брак Что здесь важно отметить: в ЗАГСе паспорт старого образца действует […]
  • На сколько можно сделать страховку На сколько можно сделать страховку Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди. Временная страховка ОСАГО — Временный полис на перегон автомобиля Наверное, многие из вас слышали о возможности приобрести ОСАГО на […]
  • Нотариус ногинск режим работы Нотариус ногинск режим работы C 04 по 19 сентября 2017 года нотариальная контора не работает. Режим работы в майские праздники: С 2 мая по 12 мая - нотариальная контора не работает. С 13 мая (суббота) - по обычному графику. Внимание! 23, 24 и 25 февраля нотариальная контора не […]