Квалификация преступлений при мнимой обороне

Главная / Квалификация преступлений при мнимой обороне

Квалификация преступлений при мнимой обороне

В судебной практике встречаются случаи осуществления оборонительных действий против лица, поведение которого ошибочно воспринимается как общественно опасное действие. В теории уголовного права и в судебной практике такие случаи называются мнимой обороной.

Мнимая оборона не уголовно–правовая категория (она не предусмотрена УК РФ). Это чисто научное понятие, призванное помочь разобраться в случаях, когда «оборона» не укладывается в рамки статьи 37 УК РФ.

Различные ученые по-разному определяют место мнимой обороны в системе уголовного права. Так, В.В. Сверчков классифицирует необходимую оборону на правомерную и ложную. Последняя, в свою очередь делится на спровоцированную, взаимную, дуэльную и мнимую [1] .

С.Ф. Милюков относит к мнимой обороне ситуации, когда нарушаются некоторые признаки необходимой обороны, в первую очередь, признак своевременности. Так, например, к мнимой он относит так называемую запоздалую оборону (причинение вреда посягающему в тот момент, когда посягательство уже фактически завершено) [2] .

Большинство исследователей склоняются к тому, что мнимая оборона имеет место в том случае, когда отсутствует основание необходимой обороны – общественно опасное посягательство. Этой точки зрения придерживается В.И. Ткаченко [3] . В.М. Лебедев, характеризуя мнимую оборону, писал, что она возникает в ситуации, когда субъект причиняет вред другому лицу, ошибочно воспринимая его поведение как общественно опасное посягательство на охраняемые законом права и интересы [4] .

Вопрос о юридической квалификации действий, совершенных при мнимой обороне, нашел свое отражение в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 года. По этому поводу в п. 13 дано следующее разъяснение: «Суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство, и лицо, применившее средство защиты, не осознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны» [5] . Комментируя это постановление, Н.Д. Дурманов писал: «Все обстоятельства, характеризующие необходимую оборону, при мнимой обороне отсутствуют, но в представлении лица, действующего в состоянии мнимой обороны, эти обстоятельства, прежде всего наличие общественно опасного посягательства, имеются» [6] .

При мнимой обороне субъект причиняет вред другому лицу, ошибочно воспринимая его поведение как общественно опасное посягательство на охраняемые законом права и интересы, т.е. полагая, что он правомерно защищается от такого общественно опасного посягательства. Если будет установлено, что данный субъект добросовестно заблуждался и вся обстановка происшедшего, включая поведение самого потерпевшего, давала ему основание оценивать поведение потерпевшего именно как нападение, создающее право на необходимую оборону, следует сделать вывод об отсутствии вины, поскольку субъект не осознавал и по обстоятельствам дела не мог осознавать общественной опасности своих действий [7] .

Действия лица, находящегося в состоянии мнимой обороны, отличаются от необходимой обороны, так как они всегда объективно общественно опасны: мнимая оборона направлена на отражение не существующего в действительности посягательства.

Представляется, что случаи мнимой обороны можно подразделить на две группы, которые существенно различаются между собой. К первой группе относятся действия по защите от кажущегося посягательства, приравниваемые по своим правовым последствиям к необходимой обороне или к превышению ее пределов. Если в силу сложившейся обстановки обороняющийся имел достаточные основания полагать, что подвергается реальному посягательству, и поэтому решил защищаться, то при отсутствии превышения допустимых пределов отпадает вопрос об уголовной ответственности. Его не за что наказывать, так как и при должной внимательности он не мог не принять кажущееся посягательство за действительно происходящее.

Милиционер С., проходя ночью мимо отделения Сбербанка, услышал что из помещения доносится женский крик о помощи. Он подбежал к дверям помещения, сделав на бегу предупредительный выстрел вверх. Затем рванул дверь (она оказалась незапертой) и несколько раз крикнул в темноту: «Стой, стрелять буду!» Сразу же после этого какой-то человек рванулся из темноты в сторону С., последний выстрелил в него. Впоследствии оказалось, что С. тяжело ранил сотрудника охраны, находившегося на посту, который пустил в банк свою знакомую, угощал ее вином, а когда та стала уходить, попытался воспрепятствовать этому. Девушка оказала сопротивление, позвала на помощь, ее крик и услышал С.

В действиях С., несмотря на тяжесть наступивших последствий, состав преступления отсутствует. Вся обстановка происходящего давала С. все основания полагать, что совершается тяжкое преступное посягательство (ограбление банка) [8] .

Однако возможны случаи, когда мнимая оборона вызвана добросовестным заблуждением о наличии общественно опасного посягательства, но при ее осуществлении совершены такие действия, которые в условиях реального посягательства были бы превышением пределов необходимой обороны ввиду чрезмерности защиты. Лицо не подлежит освобождению от уголовной ответственности в этом случае, ибо даже при наличии действительного посягательства виновный подлежал бы наказанию. С учетом извинительного заблуждения обороняющегося его действия должны быть приравнены к превышению пределов необходимой обороны. «Причинение смерти при «мнимой обороне», когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности» [9] .

Для правильного решения вопроса о том, было ли допущено превышение пределов обороны при отражении мнимого посягательства, органы следствия и суд должны предположить, что мнимое посягательство было реальным, и установить, вправе ли был обороняющийся причинить тот же вред и при тех же условиях, отражая действительное посягательство. Уголовно-правовая оценка случаев мнимой обороны, вызванной добросовестным заблуждением о наличии общественно опасного посягательства, должна даваться по правилам о необходимой обороне в сочетании с правилами о фактической ошибке.

Неприменение к рассматриваемым случаям мнимой обороны правил о необходимой обороне оставляло бы неясным вопрос о том, почему при извинительной ошибке о наличии посягательства обороняющийся, совершивший объективно общественно опасное деяние, в одном случае освобождается от уголовной ответственности за отсутствием состава преступления, а в другом — подлежит наказанию. Оценка мнимой обороны, вызванной добросовестным заблуждением о наличии общественно опасного посягательства, только по правилам о фактической ошибке (без применения правил о необходимой обороне) привела бы к тому, что причинение посягающему вреда рассматривалось бы как обычное преступление против личности. Игнорировались бы мотивы этих действий, сходные с теми, которые имеются при превышении пределов необходимой обороны.

Другую группу случаев мнимой обороны образуют деяния, которые не могут приравниваться по своим правовым последствиям к необходимой обороне или к превышению ее пределов. Сюда входят действия по пресечению мнимого посягательства, вызванные тем или иным поведением потерпевшего, создавшим ошибочное представление о наличии посягательства, если для такого предположения в данном конкретном случае не было достаточных оснований. Лицо допускает ошибку при оценке сложившейся ситуации, хотя при должной внимательности и осмотрительности могло избежать этой ошибки и прийти к правильному выводу об отсутствии реальной опасности. Поэтому обороняющийся должен нести ответственность за неосторожное преступление против жизни или здоровья, так как хотя он сознательно причиняет смерть (или вред здоровью) другому лицу, деяние не может быть квалифицировано как умышленное преступление против личности, так как обязательным элементом умысла является осознание лицом общественно опасного характера совершаемого им действия, а в данном случае такого осознания нет.

К. поздно вечером находился на посту по охране магазина. Неожиданно около магазина остановилась автомашина, из которой вышел Л. и направился к магазину. Л. находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Появление у магазина незнакомого человека в темное время суток встревожило К., и он окликнул Л., но неоднократные оклики и предупреждения Л. не реагировал. Тогда К. Сделал предупредительный выстрел из ружья. Поскольку и после этого Л., держа правую руку в кармане, продолжал приближаться к магазину, К. произвел выстрел, от ранения Л. скончался на месте. По обстоятельствам дела К. мог и должен был предвидеть, что в действительности ему не угрожает реальная опасность, поскольку Л. не проявлял каких-либо атакующих или угрожающих действий, и был осужден за причинение смерти по неосторожности [10] .

В тех случаях, когда лицо совершенно неосновательно предположило посягательство, когда ни обстановка по делу, ни поведение потерпевшего не давали никаких реальных оснований опасаться посягательства, оно подлежит ответственности на общих основаниях как за умышленное преступление. При решении вопроса о том, было ли допущено превышение пределов необходимой обороны при отражении мнимого посягательства, следует абстрагироваться от того факта, что посягательство было кажущимся, то есть предположить, что оно было реальным, и установить, вправе ли был обороняющийся причинить тот же вред при тех же условиях, отражая реальное посягательство [11] .

Изучение дел данной категории показывает, что при оценке фактической стороны происшествия судом порой не учитываются показания осужденных об отражении (по их мнению, в момент защиты) общественно опасного посягательства. Между тем показания этих лиц заслуживают самого серьезного внимания. В то же время обстоятельства, относящиеся к характеристике посягательства, было бы неправильно рассматривать лишь с позиции лица, ссылающегося на то, что оно оборонялось от нападения. Эти объяснения должны быть обязательно сопоставлены с другими данными дела.

Лицо, причинившее смерть другому человеку либо тяжкий вред его здоровью, может быть необъективным, объясняя свои действия, а в ряде случаев может ссылаться на необходимую оборону сознательно, желая избежать уголовной ответственности за совершенное преступление. При оценке фактических обстоятельств происшедшего нельзя не учитывать и состояние лица, которое в момент защиты добросовестно считало, что оно отражает общественно опасное посягательство. Может быть и так, что неправомерные в его представлении действия вызвали душевное волнение, которое могло помешать правильному восприятию происходящих событий. Все это следует обязательно иметь в виду при решении вопроса о причинении вреда при обстоятельствах, свидетельствующих о наличии мнимой обороны или превышения ее пределов в условиях, аналогичных реальному посягательству.

Итак, вопрос об ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, рассматривается по общим правилам ответственности при фактической ошибке, т.е. в зависимости от наличия или отсутствия вины. В случае, если у обороняющегося были все основания полагать, что он отражает реальное посягательство, его заблуждение извинительно, причиненный вред оценивается по правилам о необходимой обороне и ее эксцессе. Если же его заблуждение не извинительно, то ответственность наступает за умышленное преступление.

В иных случаях мнимая оборона может влечь ответственность за неосторожное преступление. Наконец, в некоторых ситуациях мнимой обороны лицо должно привлекаться за совершение преступления с косвенным умыслом (а именно тогда, когда оно допускало отсутствие общественно опасного посягательства и исходило лишь из его возможности, т.е. действовало «с упреждением» и соглашалось при этом с причинением вреда людям, не совершающим посягательство) [12] .

[1] Сверчков В.В. Уголовное право. Общая часть: Краткий курс лекций. М:, Юрайт-М, 2005. С. 148.

[2] Милюков С.Ф. Указ. соч. С. 21.

[3] Ткаченко В.И. Необходимая оборона // Законность. 1997. № 3. С. 27.

[4] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2005. Ст. 28.

[5] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. №5.

[6] Дурманов Н.Д. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность и противоправность деяния. М., 1961. С. 128.

[7] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2005. Ст. 28.

[8] Цит. по: Истомин А.Ф. Указ. соч. С. 99.

[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2005. Ст. 108.

[10] Цит. по: Истомин А.Ф. Указ. соч. С. 100.

www.allpravo.ru

Мнимая оборона – это защита от несуществующего посягательства .

Ситуация мнимой обороны может сложиться как при отсутствии посягательства вообще, когда виновному кажется (в силу обстоятельств), что на него происходит нападение, которого на самом деле нет, либо в условиях реального посягательства в случае, если оно реально прекращено, а обороняющемуся кажется, что оно продолжается.

Можно ли действия К. квалифицировать как умышленное причинение вреда, исходя из того, что он сознательно наносил удар ножом? Нет, нельзя, ведь умысел предполагает не только сознание фактических обстоятельств (факта), но и сознание их (его) общественной опасности. А такого сознания у К., поскольку он рассматривал свои действия как защитные, не было. Следовательно, нельзя считать, что К. в юридическом смысле причинил вред умышленно.

Второй. Мнимо обороняющийся имел возможность дать правильную оценку событию (мог и должен был определить что происходит).

Отсутствие умысла не исключает неосторожной вины. Необходимо выяснить, а не мог ли К. (не имел ли он возможности) все же по каким–либо данным дать правильную оценку происходящему. Если они будут установлены (например, лунная светлая ночь, наличие в месте нанесения удара хорошего обзора, оклик потерпевшим К. и т.п.), то следует придти к выводу, что К. мог и должен был правильно оценить обстановку и он виновен в неосторожном причинении вреда. Действия К. должны быть квалифицированы как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Третий. Мнимо обороняющийся не имел возможности дать правильную оценку событиям и действовал невиновно, но сознательно причинил вред, не соответствующий характеру и степени опасности представлявшемуся ему посягательства.

Данный вариант связан с первым, когда лицо не могло и не должно было сделать правильный вывод об отсутствии посягательства, и является его развитием. Невиновность поведения лица определяется отсутствием объективной и субъективной возможности оценить предполагаемую опасность. Однако если лицо в действиях, направленных на ее устранение, прибегает к мерам, заведомо для него, не соответствующим характеру и опасности предполагаемого посягательства, то оно выходит за пределы правомерности, поскольку такое поведение рассматривается как преступное превышение пределов обороны.

Мнимую оборону следует отличать от умышленного причинения вреда, совершенного в следствии трусости, когда для предположения о посягательстве не было никаких оснований.

Отграничение необходимой обороны от превышения пределов необходимой обороны.

Разграничение правомерной обороны и ее превышения должно произво диться по характеру и степени опасности посягательства. Критерии, отражающие характер и степень опасности посягательства названы были при характеристике соразмерности как условия необходимой обороны.

www.pravoznavec.com.ua

Мнимая оборона. Уголовно-правовая оценка вреда, причиняемого в ситуации мнимой обороны

Мнимая оборона – это защита от кажущегося посягательства, когда лицо ошибочно принимает за общественно опасное посягательство деяния, которые в действительности общественно опасными не являются.

Мнимая оборона возникает в связи с неправильной оценкой обороняющимся:
Ø обстановки, в которой осуществляются определённые действия;
Ø участия постороннего лица в реально осуществляемом нападении;
Ø начала или окончания (наличности) посягательства.

Решение вопроса о привлечении или не привлечении к уголовной ответственности мнимо обороняющегося зависит от наличия или отсутствия его вины в заблуждении относительно действительности посягательства. В этом смысле мнимая оборона рассматривается как разновидность фактической ошибки.

Квалификация причинения вреда при мнимой обороне осуществляется в соответствии с положениями ст.37 УК. Если лицо фактически не осознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло осознавать отсутствие общественно опасного посягательства, то мнимая оборона считается необходимой обороной. Причинение при таких обстоятельствах излишнего вреда расценивается как превышение пределов необходимой обороны. Если же в сложившейся обстановке лицо хотя и не осознавало своей ошибки, но должно было и могло осознавать отсутствие общественно опасного посягательства, то причинение вреда вследствие такого недобросовестного заблуждения квалифицируется как неосторожное преступление.

Для постановки вопроса о признании обороны мнимой необходимо, чтобы объективно существовали обстоятельства, внешне сходные с общественно опасным посягательством и имелась ошибка лица в оценке общественной опасности деяния. Причинение вреда в силу повышенной мнительности при отсутствии обстоятельств, по внешнему виду похожих на общественно опасное посягательство, квалифицируется как преступление на общих основаниях.
Нет мнимой обороны, если в процессе осуществления реального общественно опасного посягательства преступник использует для устрашения жертвы предметы, лишь имитирующие орудия преступления, но фактически лишённые их поражающих свойств. Осознание обороняющимся ложности предметов, используемых посягающим как орудия преступления, в условиях продолжающегося посягательства не лишает права на необходимую оборону, однако, учитывается при определении размера вреда, который допустимо причинить посягающему.
Соответствие защиты опасности посягательства законодательно сформулировано как недопустимость превышения пределов необходимой обороны. Закон справедливо отдаёт предпочтение защите интересов обороняющегося и допускает причинение посягающему вреда как меньшего или равного, так и даже несколько большего, чем тот вред, который был необходим для отражения посягательства.

Для определения допустимости причинения определённого вреда посягающему осуществляется сравнение характера и степени тяжести фактически причинённого посягавшему вреда с характером и степенью общественной опасности вреда, причинением которого грозило посягательство, возможностями обороняющегося по отражению посягательства, обстановкой посягательства.

Характер и степень причиняемого посягающему вреда достаточно определённы — это вред здоровью (телесные повреждения различной степени тяжести), жизни (причинение смерти), имуществу.

Характер общественной опасности посягательства определяется теми общественными отношениями, угроза причинения вреда которым исходит от посягательства.
Степень общественной опасности посягательства определяется размером того вреда, который угрожает объекту посягательства. Вывод о степени опасности грозящего вреда делается на основании анализа таких данных, как внезапность посягательства, его интенсивность и продолжительность, физические данные посягающего и его вооружённость, время и место осуществления посягательства, предшествующее поведение виновного и т.п.
Возможности обороняющегося по отражению посягательства характеризуются целым рядом обстоятельств, таких как физические данные обороняющегося, его пол, возраст, вооружённость, количество обороняющихся и т.п. Однако все эти обстоятельства оцениваются не сами по себе, а только в сравнении с соответствующими характеристиками посягательства: соотношение сил посягавшего и оборонявшегося, количество оборонявшихся и нападавших, соотношение их вооружённости и т.д. При этом оценке подлежат все обстоятельства в совокупности и ни одно из них не имеет самостоятельного решающего значения.

Немаловажное значение при установлении соответствия защиты опасности посягательства имеет и психологическое состояние обороняющегося.
Оценка характера и степени общественной опасности посягательства может оказаться ошибочной, если не будет учтена конкретная обстановка, в которой осуществляется посягательство. Дело в том, что одинаковые по характеру и степени общественной опасности деяния, могут оцениваться весьма различно в зависимости от конкретных условий (обстановки) их реализации.

studopedia.org

Квалификация мнимой обороны;

Под необходимой обороной понимается защита от посягательства интересов общества, государства и личности путем причинения посягающему вреда, соразмерного созданной им опасности (ст. 37 УК РФ).

Квалификация необходимой обороны

Основанием для обороны является общественно опасное посягательство. Посягательство означает неправомерное деяние, причиняющее или создающее опасность причинения вреда личности, государству и обществу. Посягательство может выражаться как в форме действия, так и бездействия. Начальным моментом посягательства являются действия, непосредственно направленные на причинения вреда, то есть такие, которые соответствуют по социальному значению понятию покушения в уголовном праве, хотя посягательство необязательно может быть преступлением, поскольку его могут осуществлять и невменяемые и малолетние, не являющиеся субъектами преступления.

Моментом окончания посягательства будет причинение запланированного посягающим лицом вреда либо прекращение посягательства по другим основаниям (отказ, раскаяние, боязнь ответственности и т.п.).

Не может служить основанием для обороны кажущееся, предполагаемое посягательство, действия ошибочно принятые за угрозу или причинение вреда или явившееся плодом воображения или фантазии. В подобных случаях за безосновательно причиненный вред должна наступать ответственность на общих основаниях с учетом правил квалификации фактической ошибки.

Посягательство может носить самый разнообразный характер и заключаться в угрозе или реальном причинении вреда различным ценностям. Их круг в законе не ограничен (жизнь, здоровье, собственность,

честь, достоинство, государственные и общественные интересы).

Посягательством следует рассматривать и действия (бездействия) должностных лиц, если они существенно затрагивают чьи–либо законные интересы и могут быть расценены как общественно опасные.

Не являются посягательством действия должностных лиц, правомерно нарушающих телесную неприкосновенность или вводящих ограничения прав например, причинение вреда при задержании или арест следователем человека, совершившего преступление.

Не образует, естественно, посягательства причинение вреда обороняющимся лицом, противодействующим посягательству. Лицо, осуществляющее нападение, не может законно противодействовать обороняющемуся, ссылаясь на право обороны.

Оборона может заключаться только в активных действиях (контрнаступлении). Нельзя считать обороной уклонения от ударов, бегство, обращение за помощью к другим лицам.

Оборона может быть направлена только на посягающего (жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность) или его личные интересы (имущественные и т.п.).

Причинение при обороне вреда третьим лицам может само представлять общественную опасность и вызвать ответственность, исходя из ее общих условий, либо (при определенных обстоятельствах) образовать состояние крайней необходимости.

Оборона может быть связана с физическим контактом (ударами руками, ногами, кусании и т.п.), применении орудий и средств (выстрел, удар камнем), использовании естественных условий (использование воды, огня) и т.п.

По времени оборона может осуществляться только в период существования основания, то есть посягательства. Если посягательство еще не началось или уже закончилось, то исчезает и право на оборону. Причинение вреда до и после посягательства само является общественно опасным и может создавать право обороны у противоположной стороны. Вместе с тем, следует учитывать разъяснение Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года, в котором указано на необходимость учета ситуации обороны в целом и если по обстоятельствам дела обороняющемуся был не ясен момент окончания посягательства, хотя оно фактически закончилось, то право на оборону не устраняется.

Оборона должна быть соразмерной характеру и степени опасности посягательства.

Характер посягательства определяется теми социальными ценностями, на которые оно направлено (жизнь, здоровье, собственность, честь и т.п.). При преступном посягательстве это то, что принято называть объектом преступления.

Степень опасности посягательства зависит от размера причиненного вреда или ущерба, его способа, наличия орудия и средств совершения преступления, способа их использования, количества нападавших и степени их соорганизованности, места, времени, обстановки посягательства. Все названные обстоятельства должны учитываться в совокупности.

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действия группы в целом.

Необходимо учитывать, что обороняющийся обычно находится в состоянии душевного волнения, что затрудняет оценку им посягательства и выбор мер защиты.

Цель защиты является обязательным признаком обороны.

Право на оборону существует независимо от возможности избежать посягательства или обратиться за помощью. Оно принадлежит лицу независимо от его профессиональной или иной специальной подготовки или служебного положения.

Квалифицируя действия лица как совершенные в состоянии необходимой обороны, следует сделать ссылку на ст. 37 УК РФ.

Мнимая оборона – это защита от несуществующего посягательства.

Примером мнимой обороны являются следующие действия. К. ходил на танцы в клуб в соседнее село, где поссорился с местными парнями, обещавшими рассправиться с ним после танцов. В связи с этим К., не дожидаясь окончания вечера, решил идти домой. Дорога проходила через овраг, заросший кустарником и деревьями. Проходя его, К. заметил сзади человека, по фигуре похожего на одного из парней, высказавшего намерение расправиться с ним. В руках шедшего сзади, как показалось К., была палка. К. ускорил шаг. То же сделал и шедший сзади человек. К. побежал. “Преследователь” побежал вслед за ним. Когда последний настиг К., тот нанес ему удар перочинным ножом в живот, полагая, что на него происходит нападение, причинив тяжкий вред здоровью. Как впоследствии выяснилось, вслед за К. шел житель одного с ним села, возвращавшийся с рыбалками с удочками в руках, решивший догнать впереди шедшего спутника, чтобы не идти одному.

При мнимой обороне возможны три варианта правовой оценки. Первый. Мнимо обороняющийся по обстоятельствам дела не мог и не должен был определить ошибочность своих действий.

Так, если в приведенном примере, по обстановке причинения вреда и тем событиям, которые ему предшествовали (угрозы, темнота, затрудняющие обзор кусты и т.п.) К. не мог сделать иного вывода, кроме того, что на него происходит нападение, то его действия следует расценивать как невиновные и, следовательно, не содержащие состава преступление. Имеет место то, что в уголовном праве называют казусом – невиновным причинением вреда.

Второй. Мнимо обороняющийся имел возможность дать правильную оценку событию (мог и должен был определить что происходит).

Третий. Мнимо обороняющийся не имел возможности дать правильную оценку событиям и действовал невиновно, но сознательно причинил вред, не соответствующий характеру и степени опасности представлявшемуся ему посягательства.

При наличии названных обстоятельств действия К. следовало бы квалифицировать как причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышение пределов необходимой обороны.

Отграничение необходимой обороны от превышения пределов необходимой обороны.

4. Квалификация причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

Основанием для причинения вреда при задержании являются двоякого рода обстоятельства.

Вред в данном случае носит личный характер (физический, имущественный, моральный, ограничение прав и т.п.), он касается лица, совершившего преступление. Вред при задержании, причиненный третьим лицам, не будет правомерным.

Во–первых, должно быть совершено преступление, а, во–вторых, лицо его совершившее должно скрываться.

Из этого следует, что нельзя причинять вред для задержания лица, совершившего не преступление, а иное деяние, например, административное правонарушение, в отношении малолетнего и невменяемого.

Не будет правомерным и причинение вреда в отношении лица, хотя и совершившего преступление, но не скрывающегося, например, сообщившего о совершенном преступлении и отдающим себя в руки правосудия.

Скрывающимся следует считать лицо убегающее с места преступления, сменившего место жительства, работы, живущего по поддельным документам, изменившее внешность и т.п.

Следующее обязательное требование правомерности причинения вреда невозможность задержания иными средствами, то есть без причинения вреда. Наличие возможности обойтись при задержании более мягкими средствами зависит от конкретной обстановки, в частности технических, физических условий задержания, например, возможности догнать несовершеннолетнего, больного и т.п.

Правомерный вред при задержании должен соответствовать характеру и степени опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания.

Характер и опасность преступления, с одной стороны, характер причиняемого вреда и его степень, с другой, и их критерии, такие же как и при необходимой обороне. Под обстоятельствами задержания следует понимать фактические данные, внешние по отношению к преступлению и акту причинения вреда (время, место, обстановку задержания и т.п.).

Превышение мер задержания, сопровождавшееся причинением смерти или тяжкого вреда здоровью, образуют преступление (ст. 108 и 114 УК РФ). Не исключена ответственность в случае превышения мер задержания и по другим статьям УК РФ, когда причиненный вред носит иной характер, например, по ст. 167 УК РФ в случае умышленного уничтожения или повреждения имущества задерживаемого. В таком случае факт задержания должен рассматриваться как смягчающее обстоятельство (ст. 61 УК РФ).

При мнимом задержании ответственность должна наступать по правилам фактической ошибки аналогично ответственности за мнимую оборону.

Отграничение причинения вреда при задержании от необходимой обороны.

Причинение вреда при задержании с необходимой обороной сближает вред, причиняемый лицу совершившему общественно опасное деяние, а также требование его соразмерности. Однако имеется и ряд существенных различий.

Прежде всего различие в основаниях. При необходимой обороне основанием причинения вреда являются общественно опасные действия, а при задержании, во–первых действия, преступные, а, во–вторых, сопровождающиеся уклонением от ответственности.

Второе. Необходимую оборону можно осуществлять и тогда, когда есть возможность защитить охраняемый интерес другим способом. Причинение вреда при задержании в подобной ситуации неправомерно. Закон допускает причинение вреда при задержании только в случае, когда иными средствами задержать лицо не представлялось возможным.

Третье. Хотя требование соразмерности причиняемого вреда характеру и опасности совершенного деяния есть и при причинении вреда, однако в последнем случае оно несет более широкое содержание, поскольку соразмерность определяется с учетом всех обстоятельств задержания, например, личности совершившего преступление (закоренелый преступник, рецидивист и т.д.).

Квалификация причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, требует ссылки на ст. 38 УК РФ.

studopedia.su

Смотрите так же:

  • Когда регистрируется право собственности Как зарегистрировать право собственности на квартиру? Право собственности на недвижимые вещи подлежит государственной регистрации в едином государственном реестре (ЕГРН) и возникает с момента внесения соответствующей записи в данный реестр. При этом государственная регистрация права в […]
  • Частью 2 статьи 37 закона о контрактной системе В соответствии с частью 2 ст. 37 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", если при проведении конкурса или аукциона начальная (максимальная) цена контракта составляет 15 […]
  • Статья 108 ук рф Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление 1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, — 2. Убийство, совершенное при превышении мер, […]
  • Нотариус юзао москва Нотариусы округа Москвы Юго-Западный округ ЮЗАО) Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Алешина Зоя Андреевна Телефон: (499) 127-22-33 Адрес: Нахимовский пр-т, д.22, 1 […]
  • 1с возврат на работу из отпуска 1с возврат на работу из отпуска Работодателю может потребоваться отозвать работника из отпуска. При этом следует иметь в виду, что отзыв работника из отпуска допускается только с его согласия (часть 2 ст. 125 ТК РФ). Отказ работника от выполнения распоряжения работодателя о досрочном […]
  • Заявление о прекращении исполнительного производства от взыскателя Процесс исполнения решения суда или иного органа власти в идеале оканчивается выполнением должником своего обязательства, в ином случае для этого потребуется подача заявления о прекращении исполнительного производства. Эта процедура позволит прекратить все примененные исполнительные […]
  • Следственный комитет остров Следственным отделом по г. Оха СУ СК России по Сахалинской области возбуждено уголовное дело в отношении 23-летнего местного жителя по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК РФ – уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения […]
  • Уголовный кодекс рф статья 37 (в ред. Федерального закона от 14.03.2002 N 29-ФЗ) 1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно […]